Елена Малова: «Бойцовский клуб сделал меня мягче и терпимее»

[@Work]
160
Владелица «Боксерского клуба» рассказала Marie Claire, как справляется с мужским коллективом, какие упреки слышит в свой адрес со стороны сильного пола и как бокс помогает ей корректировать черты характера.
Елена Малова, владелица и СЕО October Boxing Club  на «Красном Октябре»

Модный хипстерский кластер на карте Москвы – фабрика «Красный Октябрь», бывший цех по переработке какао-бобов, время обеда. Изящная блондинка в короткой черной куртке «пилот» Balenciaga и джинсах, заправленных в дерзкие ботфорты, бегло проводит меня по залам своего клуба, где в этот момент «на адреналине» пинают боксерские груши человек десять. Читай: десять мужчин. По пути в кабинет хозяйки обращаю внимание: мужская раздевалка October Boxing Club заметно больше женской. Мысль открыть фитнес-пространство для «белых воротничков» пришла Елене семь лет назад – течение White Collar Boxing (его поклонники рассматривают поединки и бои как радикальную форму психотерапии) стало дико популярным в середине девяностых в Нью-Йорке, а затем и в Лондоне. В Москве до Елены Маловой топ-менеджерам никто подобного не предлагал, отсюда и успех.

Допускаю, что кто-то из зависти или ревности к любимому делу может позволить себе фразу: «Да что женщина понимает в боксе?!» О'кей. Не спорю. Но только мужчин почему-то вдохновил женский пример

Сегодня в клубе порядка 200 членов – в основном юристы, экономисты, владельцы бизнеса от 28 до 35 лет. 95% из них – мужчины. Тренеры – исключительно мужской состав. Женщины трудятся в клубе только на командных постах и как административный персонал.

– Управлять мужской командой – в этом нет ничего сложного, – объясняет мне Елена. – Женщина изначально не воспринимается мужчиной как соперник, поэтому у него намного меньше сопротивления. Снижается напряжение между подчиненным и начальником. Представьте: ребята-боксеры – все волевые, сильные люди, а теперь вообразите, что им дает указания альфа-самец. Волей-неволей в силу определенных биологических законов возникнет трение. А когда такими мужчинами руководит женщина, все гармонично. Мы не «покусаем» друг друга – мы мальчик и девочка.

Елена мастерски обходит острые углы, я понимаю. Но в любом бизнесе рано или поздно возникает трение, и чтобы держать коллектив в тонусе, важен авторитет.

– Боксеры по сути своей не особенно разговорчивые. Вопросов по поводу «блондинки у руля» мне никто из них никогда не задавал. Хотя я раньше не вела подобный бизнес – по первому образованию физик-теоретик, по второму – юрист (окончила физический и юридический факультеты МГУ), – но этот свой проект реализовала с нуля. Да я и сама не руководитель-провокатор: до разумных пределов не вмешиваюсь в «епархию» тренера. Предпочитаю приглашать специалистов и доверять им. К тому же коммерческий результат сам выстраивает отношения. Если к тренеру ходят, если он привлекает клиентов, значит, он все делает правильно. Зачем с ним спорить?

«А если не привлекает?» – интересный вопрос. Отчитывать сотрудников, тем более мужчин, – не комильфо. Если тренер не устраивает, его нужно уволить. Без повышения голоса. За семь лет существования нашего клуба таким образом мы расстались всего с одним человеком. Вообще в управлении бизнесом все зависит от психотипа, а не от гендерных признаков. Например, мне тяжело увольнять. Наверное, это женская черта. С другой стороны, я не стремлюсь переводить отношения с сотрудниками в дружбу за пределами клуба, предпочитаю дистанцию. Не нужно сильно сближаться, это мешает.

Практически не вращаюсь в профессиональном боксерском сообществе, не поддерживаю знакомства и не обращаю внимания на то, что говорят. Это позиция. Допускаю, что кто-то из зависти или ревности к любимому делу может позволить себе фразу: «Да что женщина понимает в боксе?!» О’кей. Не спорю. Только после того, как эта женщина открыла уникальный клуб, мужчины из числа бывших боксеров стали открывать свои клубы. Почему-то их вдохновил женский пример.

Упрек в том, что «в этом мире женщины многое отобрали у мужчин, хотя бы бокс оставьте», кажется мне комичным. Есть много мужчин визажистов, парикмахеров, модельеров. Мы же не кричим: «Верните нам профессию!» Я не участвую в разговорах о феминизме, хотя, наверно, сама феминистка, поскольку считаю, что нет смысла делить людей по гендерному признаку. Есть разные женщины и разные мужчины.

Удивительно, но, управляя клубом с мужским характером, я все же стала мягче, терпеливее и терпимее...

И да, я одиночка, в том числе в силу своей недипломатичности. Такой характер. Резкая. Со мной спорить не нужно, поскольку упрусь и буду настаивать на своем. Именно поэтому мне тяжело работать с партнерами – проще принимать решения одной. Удивительно, но, управляя клубом с мужским характером, я все же стала мягче, терпеливее и терпимее. Успехи в развитии этих качеств пока не так велики, но прогресс есть, ведь клуб – прежде всего клиентский бизнес. Каждый клиент – «объект особого внимания», и он всегда прав, пусть внутри мы и считаем, что всему виной его взбалмошный характер.

Меня саму, конечно, можно застать в клубе в боксерских перчатках, но чаще я предпочитаю ОФП. Специально употребляю это слово. Мы сегодня говорим «кроссфит», «табата»... Я настаиваю: «Ребята, все это существует давно, и без ОФП не обходится ни один вид спорта». Я за простоту. И бокс уважаю в том числе за это. Он не требует ни тренажеров, ни весов. Веса собственного тела и элементарных упражнений в виде прыжков, отжиманий, бега, выпрыгиваний достаточно для того, чтобы потренироваться. Это прекрасно!

Фото: личный архив

Нажмите и читайте нас в Facebook
Зарегистрируйтесь на мероприятие
я хотел(а) бы получать самые интересные материалы и информацию о новых конкурсах
Спецпроекты
НовыйАвгуст 2017
Top Level