Хранительница сокровищ Кремля: Елена Гагарина

[@Work] [Интервью][Истории успеха]
20648
Директор музеев Кремля Елена Гагарина – о работе на особо охраняемом объекте, travel-мотивации и о том, как подготовить выставку совместно с мировым ювелирным брендом.
Елена Гагарина

Никогда не думала, что буду работать в Кремле. Я всегда занималась английским искусством XVIII века и хранила в Пушкинском музее английскую коллекцию. Позже я дополнительно получила собрание современного актуального искусства в отделе графики и создавала выставки на эту тему. Но в какой-то момент поняла: все, что мне было интересно, я там сделала, поэтому стала искать другие возможности. И мне предложили работу в Кремле. Нечто совершенно новое, непонятное: в целом я знала коллекцию Кремля, но понимала, что она специфическая. Любопытно!

Ценю, что в Кремле работают очень знающие на­уч­ные сотрудники и реставраторы. Кремль – это особая зона, со своим режимом. С одной стороны, это накладывает рамки, а с другой – предоставляет такие возможности, которых нет у большинства музеев. Все понимают, что Кремль – это одна из самых защищенных территорий в мире. И поэтому произведения, которые приезжают к нам, находятся в максимальной безопасности. Ни у кого не вызывает сомнений, что они вернутся обратно. А значит, мы на выставки можем просить все что угодно.

Браслет-часы Serpenti из золота и платины с рубинами и бриллиантами, 1954 год, Bvlgari
Сотуар из золота с изумрудами, рубинами и бриллиантами, 1970 год, Bvlgari

Руководитель должен быть жестким. Директор – это администратор, и большая часть моей работы связана с хозяйственными вопросами. Но историка искусства это не может занимать. Международная деятельность и организация выставок – вот то, что меня в моей работе привлекает. Если бы этого не было, то я не смогла бы работать директором музея. Делать международные проекты, придумывать концепции, совершенствовать уже сложившиеся, менять представление о произведениях, которые хранятся в нашем музее, – это очень интересно и важно. У меня, к сожалению, абсолютно нет времени писать, действительно серьезно заниматься нау­кой. Думаю, его и в дальнейшем не будет.

Знаете, из ничего не выйдет ничего, поэтому научные сотрудники должны ездить, смотреть, участвовать в конференциях. Прежде всего – много смотреть, что происходит в мире, что делают те, у кого есть действительно значимые достижения. Но, предоставляя возможности, я, конечно, хочу, чтобы поездки имели конкретное воплощение. Именно поэтому музей так много каталогов публикует – научные открытия должны быть доступны исследователям. Музей не может развиваться, если он не делает выставок. Музей не может развиваться, если не пополняется коллекция. И это задача научных сотрудников, которые работают в музее. Работа хранителей отличается от обыденного представления о жизни музея. 

Многим все еще кажется, что это пыльные подвальные помещения, в которых хранится непонятно что. Стереотип сознания, который к современному музею, конечно, никакого отношения не имеет.

В музей приходят разные люди. Есть большой туристический поток – люди, которые путешествуют по всему миру, приходят к нам, чтобы сфотографироваться возле Царь-пушки, посмотреть на Соборную площадь. Такие гости есть в любом музее. Публика, которая приходит в Лувр, в основном, желает видеть Нику Самофракийскую и «Джоконду». Они сделали селфи­ тут и там и рассказывают друзьям о том, что были в Лувре. В Кремле так же. Но есть и другие посетители. Люди, которые понимают, что Кремль – это не только сокровищница. Приятно, когда в музей приходят люди, которые задают вопросы. Каждый хранитель все равно знает гораздо больше, чем можно показать в рамках выставки даже с привлечением новейших средств коммуникации.

Афиша выставки "Очарование женственности.Великолепие римских драгоценностей"

Часто к нам приезжают группы людей, которые хотят, чтобы им сделали экскурсию на определенную тему. Все, что связано с властью, с именами наших царей, императоров, сейчас очень востребовано. Это и Иван Грозный, и Борис Годунов, и Петр Первый, и Екатерина Вторая. Тема символов власти – очень модная во всем мире. Мало кто представляет себе, насколько у России тесными и близкими были отношения с восточными странами. Например, лучшая в мире коллекция восточного оружия хранится в Кремле. Причем собиралась она не для музея, все оружие использовалось. Нынешние экспонаты выдавались во время различных кремлевских церемоний. Парадным оружием, которое хранилось в Кремле, можно было вооружить 10 тысяч всадников.

Есть те, кто интересуется Фаберже (наша коллекция, конечно, привлекает большое внимание). Другие, прежде всего, приходят в соборы. 

У посетителей очень разные интересы, и это невероятно любопытно. Новые запросы и нас заставляют под другим углом смотреть на те экспонаты, которые есть в музее.

Елена Гагарина на пресс-конференции выставки с ее сокуратором от Bvlgari Лючией Боскаини и гендиректором Bvlgari Russia Жан-Кристофом Каттином

Через пару лет мы начнем переезжать на Красную площадь. Мы получим новое здание – Средние торговые ряды, где активно ведется реконструкция. Обещают к концу 2020-го ее закончить. На нынешнем месте останется коллекция, которая связана с коронациями. Останутся, естественно, соборы. Но большая часть собрания переедет. И пока мы будем переезжать, начнем реставрировать Оружейную палату. То, что мы представим на Красной площади, – это совершенно новый взгляд на вещи, дизайн и оборудование. Пока что мы можем любовь к современному дизайну демонстрировать только на выставках. Поэтому на выставке «Bvlgari. Очарование женственности. Великолепие римских драгоценностей», которая откроется 7 сентября в Музеях Московского Кремля, совершенно новый, оригинальный дизайн. Надеюсь, что гости оценят его и те произведения, часто очень необычные, которые мы будем показывать. Ювелирное искусство – это часть современного искусства, которая всегда хорошо воспринимается публикой. Но ни одна идея не может демонстрироваться на несовершенных вещах. Сколько угодно художник может рассказывать, что он имел в виду. Если это не читается в вещах, то все его идеи бессмысленны. Ювелиры и художники Bvlgari демонстрируют идеи совершенным образом, поэтому я думаю, что эти ювелирные сокровища вы раскроете для себя без каких-либо объяснений.

1/2
Ожерелье из золота с изумрудами, аметистами, цитринами, рубеллитами, сапфирами и бриллиантами, 1991 год, Bvlgari
Чокер в технике Tubogas из трехцветного золота с двумя античными серебряными монетами, 1974 год, Bvlgari

Что бы мы ни говорили, как бы ни старались акцентировать внимание на внутренних тенденциях, все равно ювелирные украшения – это роскошь. Выставка Bvlgari – в том числе про это и про выбор женщины. Тренд на роскошь в 1950-е чутко уловили итальянские актрисы, после войны они стали не только сами выбирать ювелирные вещи, но и сами за них платить. Что чрезвычайно важно! Это актрисы, которые любили драгоценности, которые заказывали их в зависимости от своих желаний, пристрастий, капризов и использовали так, как им нравилось. Часто не следуя за модными тенденциями, скорее, создавая новые тренды. Именно это сразу выделило Bvlgari, которые сумели предложить успешным женщинам и уникальный дизайн, и смелое сочетание камней, и безупречное качество.

Стиль Bvlgari очень изменился в 70-е годы, когда в общество стали быстро приходить совершенно новые тенденции с точки зрения самосознания женщин, их образа жизни. Женщины стали ярко заявлять, чего они хотят, чего не хотят. И это активно отразилось в европейской и американской культуре. И стиль Bvlgari поменялся. Очень многие их вещи, начиная с 70-х годов, выглядят как бижутерия. Раньше несерьезно было думать, что можно надеть украшение с необычным сочетанием камней. Казалось, что такая работа будет достаточно грубой. Но она намеренно делалась такой... 

Есть и моя любимая вещь – брошка в виде эскимо с бриллиантами и эмалью. Она настолько забавная! Эта маленькая драгоценность должна радовать свою хозяйку с самого утра, чтобы весь день пошел чудесно.

Не очень хорошее настроение бывает у всех, и я не исключение. Но считаю: если плохое настроение постоянно, с работы надо уходить, а не искать место для уединения, восстановления. Конечно, есть места в Кремле, которые подпитывают энергией. Как любой человек, работающий в музее, я люблю Кремль, когда там нет туристов. Туристов я тоже люблю, но это совершенно особые ощущения, когда ты выходишь на Соборную площадь в конце рабочего дня, и там уже никого. В музее идеально, когда тихо. Кстати, люди тоже приходят в музей именно затем, чтобы побыть наедине с собой и с прекрасными произведениями. Неслучайно у древних родилось понятие «катарсис». Когда человек созерцает совершенные произведения, происходит очищение, он испытывает состояние блаженства. Есть зачем идти в музей, согласитесь.

Фото: архив пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2018
Reborn