Как нарушить все бизнес-правила и стать успешной: история Мэри Кэй Эш

[@Work] [Истории успеха] [Карьера]
2991
Общепринятые правила мало интересовали Мэри Кэй. Она основала компанию Mary Kay Cosmetics в 45 лет, когда большая часть ее ровесниц сидела в креслах с вязанием, присматривая за внуками и не помышляя о покорении мира. А символом своего бизнеса выбрала шмеля: «С точки зрения законов аэродинамики шмель не может летать. Но ему об этом никто не сказал, поэтому он летает».
Мэри Кэй Эш

Одна из самых успешных бизнес-леди XX века до глубокой старости носила розовое, злоупотребляла макияжем, а в общении чередовала цитаты из Библии с некорректными высказываниями, за которые в наше толерантное время ее бы съели живьем.

Маленькая хозяйка большого дома

Работоспособности Мэри Кэтлин Вагнер было не занимать. Вести домашнее хозяйство она научилась еще до того, как пошла в школу. Родители девочки владели небольшим отелем в 25 км к северу от Хьюстона, но через два года после ее рождения отец заболел туберкулезом, надолго попал в карантинный санаторий, и семейный бизнес зачах. Мать с четырьмя детьми переехала в город, устроилась поваром в ресторан. Мэри Кэй присматривала за отцом, которого выписали умирать домой. Убиралась, готовила, стоя у слишком высокой плиты на ящике из-под апельсинов. «Мама по телефону давала инструкции, — вспоминала Мэри Кэй. — Говорила: “Милая, возьми большую кастрюлю, в которой мы варим суп. Положи туда две картофелины и одну луковицу...”. Я думала, все девочки так делают».

Среднюю школу она закончила с отличием. Мечтала поступить в медицинский колледж, но роскошь дать детям высшее образование была Вагнерам не по карману. Вряд ли в тот момент Мэри Кэй сильно расстроилась, потому что для большинства 17-летних девушек в мире нет ничего важнее первой «взрослой» любви.

Бен Роджерс играл в группе Hawaiian Strummers, считался районным Элвисом Пресли и работал на заправке в ожидании, пока всемирная слава его там найдет. Брак с юной Мэри Кэй мало что поменял в его восприятии мира. Бен продолжал петь песни, охотно принимая знаки внимания от почитательниц таланта, в то время как его супруга родила двоих детей подряд и много думала о том, что вряд ли сможет кормить их грудным молоком до совершеннолетия. Кто-то в семье должен был озаботиться хлебом насущным.

Мэри Кэй начала брать товар на реализацию в книжном магазине. Как только выдавалось свободное время, обходила дома и предлагала таким же молодым родителям развивающие книги для их чад. Выяснилось, что у нее исключительный талант к прямым продажам. Мэри Кэй вызывала доверие, умела слушать, всегда улыбалась и выглядела счастливой, несмотря на беспокойство за детей, злость на мужа, усталость. Чем хуже она себя чувствовала, тем шире становилась улыбка. Мэри Кэй до конца дней руководствовалась присказкой «Fake it until you make it» — притворяйся, пока не почувствуешь по-настоящему.

В 1938 году 20-летняя Мэри Кэй стала сотрудницей компании Stanley Home Products. Место книг в тяжелых сумках заняли хозяйственные товары, на смену простому обходу домов пришли презентации и вечеринки для скучающих домохозяек со всей округи.

Через пять лет она родила третьего ребенка и проводила мужа на Вторую мировую. Возвращение Бена домой в 1945 году получилось совсем не праздничным. «Я лежала в больнице, — вспоминает Мэри Кэй, которая расплатилась за годы таскания тяжестей артритом и варикозным расширением вен. — Он вошел в палату и сразу сказал, что хочет развестись. Его новая возлюбленная была на восьмом месяце беременности. Никто бы не назвал наш брак удачным, но этот день стал одним из самых тяжелых в моей жизни».

Выигрышная формула

Одинокая мать троих детей не могла позволить себе отказываться от работы. Мэри Кэй убедилась в этом, когда собрала достаточно денег для обучения на врача. Через год перед ней встал выбор — бросать университет или продавать дом. Попрощавшись с мыслью о медицинской карьере, Мэри Кэй решила реализовывать амбиции в бизнесе, но за 13 лет в Stanley дослужилась всего лишь до начальника отдела. World Gift Company переманили ее обещанием, что со временем она займет кресло в совете директоров. На это Мэри Кэй потребовалось около девяти лет, однако вскоре мужская часть совета пришла к выводу, что столько власти женщине иметь незачем. Ее понизили, а на освободившееся место посадили парня, которого она обучала. Оскорбленная Мэри Кэй решила, что ей пора на заслуженный отдых.

Новоиспеченная пенсионерка затеяла писать книгу об опыте работы в прямых продажах. Набросав тезисы, что делается неправильно и как это исправить, Мэри Кэй увидела, что вместо книги получился бизнес-план создания и развития новой компании. За продуктом дело не стало.

В годы работы на Stanley она познакомилась с дочерью Дж. В. Хита — кожевенника из Арканзаса, увлекавшегося изготовлением косметических кремов. Дочь продолжала эксперименты отца: раздавала знакомым самодельные кремы в подписанных от руки баночках, собирала отзывы, пыталась улучшить состав. Мэри Кэй, которая пользовалась этим средством больше десяти лет, выкупила права на формулу за $500. Сама она никаких улучшений внести не могла, зато ее жених Джордж Халленбек по счастливому стечению обстоятельств был химиком. Он охотно взялся довести кремы до ума в лаборатории, наладить производство и обеспечить стартовый капитал.   

За месяц до открытия компании Beauty by Mary Kay у Джорджа остановилось сердце. Мужем Мэри Кэй он пробыл так недолго, что не успел переписать завещание. Все счета моментально обнулились. Знакомые убеждали вдову отказаться от проекта, ведь со смертью Джорджа она потеряла не только деньги, но и представительного мужчину, придававшего делу солидности в глазах потенциальных партнеров. «И что? — парировала Мэри Кэй. — Мама всегда повторяла мне: «Можно добиться чего угодно, если достаточно сильно хотеть и быть готовой заплатить цену, которую потребует судьба». Если вы что-то можете, вы это сделаете. Если же сдадитесь заранее, убедив себя, что вам это не по силам, значит, вы правы».

На помощь пришел сын Бен, который водил грузовые поезда для нефтяной компании в Хьюстоне. Он отдал матери все сбережения и срочно распродал невеликие активы, собрав $5 000. А затем перешел с насиженного места в ее компанию на зарплату в три раза меньше. Кроме Бена, сильную половину человечества в руководстве представлял его 20-летний брат Ричард, который до этого планировал делать карьеру в страховой фирме. Остальной штат Beauty by Mary Kay состоял из девяти подруг основательницы — первых рекрутеров будущей многомиллионной армии «бьюти-консультантов». Головной офис в Далласе открылся в сентябре 1963 года. Весь ассортимент продукции занимал одну полку: накануне Мэри Кэй вручную разливала кремы по баночкам у себя в ванной.

Мэри Кэй Эш и Мэри Кроули на церемонии вручения наград Horatio Alger Awards, 1978 год

Она построила свое предприятие на прямых продажах. По мере расширения ассортимента открывала по всей Америке не магазины, а офисы, где женщин обучали азам косметологии и искусству проводить презентации. После этого бьюти-консультанты работали независимо, покупали товар на фабрике оптом за полцены, продавали в розницу в своих городах, придерживаясь удобного им графика. «В 1963 году борцы за равноправие полов были не в почете, — говорила Мэри Кэй. — И все же мне удалось дать женщинам возможности, которых не было у меня. Я никогда не поверю, что в момент творения Господь имел в виду мир, где женщина должна непременно работать по 14 часов в день, чтобы содержать семью».

Философия пряника

В бизнесе и в жизни Мэри Кэй строго придерживалась трех основных принципов. Первый — из Библии: «Поступайте с другими так же, как хотели бы, чтобы поступали с вами». По словам знакомых, Мэри Кэй слушала любого человека, словно для нее на свете в этот момент не было ничего важнее его слов. «Кто бы ни зашел к ней в кабинет, она никогда не разговаривала через стол, — вспоминает одна из первых сотрудниц. — Всегда садилась рядом на диванчик». Консультантам разрешали собирать на презентацию не больше шести клиенток, чтобы хватило времени уделить персональное внимание каждой. «Представьте, что у всех людей на груди висит табличка: «Дайте мне почувствовать свою значимость», — учила Мэри Кэй. — Тогда сможете найти общий язык с кем угодно».

Вторая ее заповедь предписывала ставить веру на первое место, семью — на второе, работу — на третье. Мэри Кэй с юности была очень религиозна, финансировала строительство церквей, но наотрез отказывалась соглашаться с тезисом, что продаваемая ею косметика ввергает женщин в смертный грех тщеславия. «Вы думаете, Господь имеет что-то против красоты и радости, которую она приносит?» — интересовалась Мэри Кэй. — Да, макияж и одежда не делают женщину, но они поднимают ее самооценку, придают уверенность в себе. А уже это делает женщину».

Семейное счастье Мэри Кэй обрела в 1966 году со старинным знакомцем из World Gift Company Мелвиллом Эшем, чью фамилию носила до конца жизни. Она называла подаренное им обручальное кольцо в числе своих самых ценных вещей. Двумя другими были компания и дом — не 30-комнатный розовый особняк за $5 млн., а первый скромный домишко, который она купила на свои деньги и куда вернулась в последние годы жизни.

Косметика Mary Kay в наши дни

Согласно своему последнему принципу, миссис Эш придерживалась позиции, что критика не может зарядить человека на успех: «Критика всегда наносит травму, с которой труднее двигаться дальше. Если вы хотите по-настоящему мотивировать кого-то, не скупитесь на похвалы».

Мэри Кэй ежегодно собирала бьюти-консультантов на трехдневный праздник-семинар, где раздавала награды и подарки. Первый состоялся через год после основания фирмы на складе, украшенном воздушными шариками и лентами из цветной бумаги. Мэри Кэй собственноручно накрыла стол на 200 человек — выпотрошила и пожарила кур, сделала ведро острого соуса и несколько тазов салата. Все это подавалось на бумажных тарелках.

Вместе с оборотами компании росли суммы, выделяемые на признания и все виды поощрений. С 1968 года, когда Мэри Кэй купила первый розовый кадиллак, лучший бьюти-консультант получает в двухгодичную аренду такую же розовую машину класса люкс. Цвет зарезервирован за Mary Kay Cosmetics, больше нигде автомобиль такого оттенка достать нельзя. Компания оплачивает пользование машиной каждый месяц, но если показатели победительницы падают, счета начинают приходить ей лично. Через два года авто можно выкупить или вернуть в корпоративный гараж. Остальные призы Мэри Кэй в свое время описала как «составляющие женской мечты: бриллианты и путешествия». Она сама разработала дизайн золотых брошек в виде лестницы, по которой можно судить об успехах носителя. В каждой ступеньке предусмотрено место для бриллианта — его вставляют за счет компании, когда консультант превышает очередную планку продаж.

null

null

Так компания Mary Kay выглядит сейчас. Автор фото: Loadmaster (David R. Tribble)

Передав управление сыновьям в 1987 году, Мэри Кэй успела пожить для себя: путешествовала, рисовала акриловыми красками, читала детективы, свернувшись под пледом. За пять лет до смерти пережила инсульт. Ее не стало в ноябре 2001 года — к тому времени обороты компании, открывшей еще несколько фабрик и представительство в Китае, перевалили за миллиард долларов.

За годы карьеры Мэри Кэй часто просили раскрыть секрет столь стремительного взлета. Она отвечала: «Я была дамой средних лет с варикозными венами. У меня уже не оставалось времени, которое я могла бы потратить впустую. Знаете, что нужно женщине? С 14 до 40 лет — внешность, с 40 до 60 — личность, а после 60 — как можно больше денег».

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2019
Dualism