Наталия Прокопьева: «Тесты на уровень страха помогли принять правильное решение»

[@Work]
394
Глава московского подразделения компании «Эвалар» Наталия Прокопьева: о пути из прокуратуры в нутрицевтику, модных трендах в ЗОЖ и о работе в одной компании с мамой и мужем.

Наталия Прокопьева: Бизнес – это страсть и ответственность, потому что в отрасли, связанной со здоровьем, нет права на ошибку. А еще своего рода спорт. Бег наперегонки с конкурентами. Игра «поймай меня, если сможешь». Все вместе помогает сохранить мотивацию продолжать, когда ты достиг определенной доли рынка, вышел на хорошие обороты и спрашиваешь себя, куда двигаться дальше.

Marie Claire: Как зародился ваш интерес к фитотерапии, натуральным препаратам, ЗОЖ, всему тому, чем занимается компания «Эвалар»?

Я выросла на Алтае и с детства помню, как мы всей семьей ездили собирать травы. Запасали мать-и-мачеху, подорожник, лечебные ягоды, сушили, заваривали чаи. У бабушек всегда были под рукой мумие и прополис, эти запахи в памяти до сих пор.

Помните ли вы, как рождалась компания?

«Эвалар» возник в 1991 году на базе оборонного предприя­тия, это конверсионное производство. Компанию основала моя мама Лариса Прокопьева, она тогда была кандидатом технических наук, старшим научным сотрудником, начальником отдела Научно-производственного центра «Алтай». Со временем вокруг нее образовалась группа единомышленников, и постепенно они пришли к идее создания компании, которая могла бы использовать природные ресурсы Алтая.

Наша малая родина – уникальный экорегион, там уживается порядка шести сотен видов лекарственных растений. Первыми продуктами «Эвалар» были мумие, таблетированные травы и микрокристаллическая целлюлоза – это основа многих препаратов для похудения.

В 17 лет я уехала из Бийска в Барнаул учиться на юриста. Я вообще рано стала жить отдельно и самостоятельно.

Почему же вы выбрали юриспруденцию, а не биологию, химию или медицину?

Знала, что спросите, – все удивляются. Я по натуре гуманитарий, точные науки никогда особенно не любила. Мы долго обсуждали разные варианты поступления с папой, который мечтал видеть меня именно юристом. Но, хотя я жила в другом городе, участие в развитии бизнеса все равно принимала, работала с аптеками. У меня в квартире был склад препаратов «Эвалар», я их реализовывала, собирала деньги и отправляла в Бийск. Тогда и узнала вкус самостоятельности, первых заработанных рублей. Помню, как на втором курсе выписывала накладные, счета-фактуры на лекциях. Но на третьем курсе пришлось выбрать – совмещать торговлю и основы гражданского права стало сложно. Я решила в пользу учебы.

Но в конце концов вы вернулись в семейный бизнес.

Не сразу. У меня был период поиска себя. По примеру однокурсников мне хотелось делать карьеру в прокуратуре или госкорпорации, а не в маленькой региональной компании. Я даже немного проработала в прокуратуре. Но потом поняла, что перспективнее развивать то, что у тебя и твоей семьи уже есть, даже если на тот момент бизнес не был таким глобальным. И с этим ощущением около 20 лет назад я приехала в Москву.

Москва стала домом?

У меня два дома, примерно раз в два месяца я стараюсь летать на Алтай. Это мое место силы, без него никуда.

Как вы справляетесь со стрессом переездов, с тем, что муж и дочь здесь, а мама – в Бийске?

Не могу назвать себя фанаткой перелетов, но спокойно переношу четырехчасовую разницу во времени с востоком, быстро вхожу в ритм. Муж с дочерью привыкли к моим путешествиям, как я в свое время привыкала к деловым поездкам мамы, ее частому отсутствию. Я считаю эту модель нормальной.

Вы с мамой близки? Комфортно ли работать под маминым началом?

Складывалось сначала непросто, мне было трудно понять некоторые ее решения, согласиться с тем, что их придется выполнять. Для этого нужна мудрость и жизненный опыт.

Наши с мамой бизнес-отношения прошли определенную эволюцию. Нам пришлось потратить некоторое время на адаптацию. Сейчас мы, наверное, больше мать и дочь, чем два генеральных директора.

Появилось ощущение взаимной заботы. Стараюсь лишний раз не вываливать на маму рабочие вопросы, если их можно решить самой. Я рано начала принимать самостоятельные решения – жила отдельно от родителей, порой звонить некогда было, и разница во времени не всегда позволяла. Кто бы что ни говорил, в темпе семейного бизнеса с вроде бы «нагретым» местом взрослеешь быстрее.

Наталия, давайте остановимся на «кто бы что ни говорил». Были ли у вас сложности с тем, как вас, дочку генерального директора, воспринимали сотрудники?

Есть два момента, которые я вспоминаю как достаточно жесткие для себя. Это вход в компанию после окончания института и формирование московского офиса. Начиная работать в «Эвалар», я решила пройти по всем подразделениям компании, независимо от того, надо мне это или не надо. Было непросто, в чем-то я абсолютно не разбиралась. И да, меня обсуждали, не сразу приняли. Не скажу, что у меня такая уж толстая кожа, я волновалась, как другие оценят мои действия. Но это меня не останавливало.

Какие поблажки вам давала мама?

В бизнесе мама может быть очень жесткой. Есть пословица «бей своих, чтоб чужие боялись». Бывало, что в конфликтной ситуации она принимала решения не в мою пользу. Это научило обосновывать свои решения.

Какие сложности ждали в Москве, где не было «подогрето»?

Я начала создавать московское представительство с нуля. Собрать команду мне удалось с третьей попытки. Мало кто хотел сидеть со мной в пятиметровой комнатке – нашем первом столичном офисе – и заниматься продуктом, который мало кто знал. Я тоже сидела на телефоне и обзванивала аптеки, мы сами забирали препараты с крошечного склада и развозили их. Зато многие люди, которые стартовали со мной в начале нулевых, до сих пор работают в компании. То время оказалось бесценным для построения команды.

А у вас никогда не возникало соблазна бросить эту затею?

Были моменты, когда я не понимала, какой бизнес-путь выбрать – оставаться в Москве или возвращаться домой. На наш рынок пришли западные компании с большими бюджетами, отработанными технологиями и подходами к продвижению, от нас требовалось очень быстро учиться. Закрепиться в Москве позволило бы «Эвалару» выйти на федеральный уровень, но никто не знал, каких усилий это будет стоить и вообще потянем ли мы. Мне тогда только исполнилось 24 года. Однажды в самолете я прочитала в «Ведомостях» колонку замечательного коуча Марины Мелия. Мне понравилось, я добыла ее телефон, позвонила, а она говорит: «Я не встречаюсь с молодежью! Вы вообще кто?» Она вела будущих фигурантов списка Forbes, но я убедила сделать для меня исключение, и встреча с Мелия изменила мою жизнь. Ее лучший совет мне: «Если хочешь расти, надо пройти через зону дискомфорта и формировать собственную историю в Москве. Если тебя это пугает, возвращайся на Алтай».

Мы вместе сделали тесты на уровень страха и выяснили, что мне надо оставаться. Марина показала мне путь и зарядила уверенностью, которой в том возрасте не хватало.

Какие препараты «Эвалар» вы принимаете сами?

Я создала для себя индивидуальную карту приема нутрицевтиков. Некоторые курсами, другие, как витамин D и тройную Омегу, постоянно. Принимаю «Атероклефит», потому что после сорока нужно следить за уровнем холестерина. Затем – магний и коллаген. Я занимаюсь спортом три раза в неделю, перед кардиотренировками принимаю Л-карнитин, белковые коктейли под настроение. В течение дня в офисе принимаю Витамин С, при перелетах в сумке всегда Триптофан. Иногда меняю коллаген на гиалуроновую кислоту, а Омегу на куркумин, который мы первыми привезли в Россию. До этого его можно было покупать только за рубежом. Куркумин – уникальное вещество, как универсальный солдат, отвечает и за суставы, и за иммунитет, снижает воспаление и окислительный стресс. Не зря же говорят, что у молодости два врага – окислительный стресс и просто стресс.

Как вы предугадываете, на что будет спрос?

В нутрицевтике – как в моде, тоже есть тренды и запуски к сезону. Сейчас на волне популярности Омега. Хочу подчеркнуть, как важно правильно выбирать препараты. У здорового образа жизни должен быть надежный проводник – производитель, которому вы доверяете. Мы проходим многоступенчатый контроль качества и точно покупаем ту Омегу, которая полностью очищена от тяжелых металлов. «Эвалар» не случайно занимает четверть рынка. Это – доверие, которое не купишь за деньги. К сожалению, недобросовестности на рынке тоже много: скажем, откуда потребителю знать, доложили в капсулу вещество или нет? К примеру, из 20 видов пустырника только один действительно эффективен. Производитель должен разбираться в научной фитотерапии, иметь лабораторию, чтобы выделить именно этот вид пустырника и с ним работать. Но даже если вид выбран правильно, а производитель закладывает 7 мг вместо 50 мг, – это спекуляция. За таким препаратом люди больше не придут – организм обмануть невозможно.

Где можно узнать, насколько качественный препарат нам предлагают?

Только на собственном опыте или сдать его на анализ. Других способов нет.

Хорошо, вот лично вы, жена и мама восьмилетней дочки, как ломаете бизнес-график под семью?

Стараюсь закончить дела и, если могу, уехать с работы часов в шесть вечера, чтобы забрать дочь из школы. Но так бывает нечасто, обычно у меня встречи, и я задерживаюсь до 22:00. Дочка с пониманием к этому относится. У нас с ней есть три жестких правила: я всегда должна быть на праздниках дочки и ее выступлениях (она у нас творческая личность), родительских собраниях. Выходные провожу дома с родными. В уик-энд позволяю себе только электронную почту разобрать перед сном – не могу уснуть, если не отвечу на сообщение, которое пришло в этот день. У меня завод просыпается раньше Москвы на четыре часа, они должны сразу увидеть ответ.

А что вы успеваете для себя сделать вне работы?

Я люблю кино и музыку.

Дома на айпаде или в кинотеатре?

Увы, на айпаде. Я – поклонник сериалов, параллельно смотрю несколько. «Миллиарды», «Карточный домик». После каникул во Флоренции засела за «Медичи». В плане музыки я не романтик. Хотя нас называют поколением «Ласкового мая», я в юности прыгала на концертах «Наутилуса Помпилиуса», «Алисы» и «ДДТ». И сейчас с мужем мы покупаем билеты на их концерты, как только видим афиши. Наше с ним общее увлечение – Metallica.

У вас много друзей?

Я в плане дружбы очень консервативна. Меня окружают люди, с которыми знакома уже 10–20 лет, в основном женщины. Мы встречаемся не так часто, но постоянно переписываемся, обмениваемся теплом.

Готовите дома?

Нет. Максимум могу в выходные сделать для домашних пасту. Готовит муж, он умеет все, а я лучше стол красиво засервирую. У нас разделение труда: я за красоту и дизайн, он – за функционал и технологию.

Вы ведь работаете вместе?

Да, и для семьи это испытание. Но если ты справляешься, то уже ничего не страшно. Меня восхищают супруги, которые работают вместе, как мои родители. Если ты умеешь в такой ситуации разделить офис и дом, это высший пилотаж. Мы с мужем договорились дома работу не обсуждать. У него ушло месяца три, чтобы отучить меня болтать о делах за столом, и я ему благодарна за бережное отношение к домашней атмосфере. А на работе спорим. Я называю это «катунские пороги» – по алтайской реке Катунь. Через них ты проходишь в поисках идеального решения – как в бизнесе, так и в личной жизни.

И это все о ней

Наталия Прокопьева,
председатель совета директоров ЗАО «Эвалар»

Возраст: 43 года
Образование: юридический факультет Алтайского государственного университета и МВА на базе Института бизнеса и делового администрирования, специализация «Стратегический менеджмент»
Любимый актер: Колин Ферт
Любимая актриса: Рене Зельвегер
Любимая группа: «Наутилус Помпилиус»
Любимый бренд одежды: Michael Kors, Valentino, Ralph Lauren
Спорт: функциональный тренинг в Pro Trener, беговые лыжи, треккинг
Место отдыха: Кипр и Алтай

Фото: Анвар Норов

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2019
Dualism