Табак и пачули: самые загадочные ноты в составе ароматов

[Красота] [Ароматы]
1102
Эти двое умудрились стать самыми неоднозначными компонентами в парфюмерии. Хотя бы потому, что про них давно есть что сказать тем, кому они нравятся и кому не очень. Иван Безуглый решил разобраться в причинах исключительной неоднозначности обоих.

Про пачули я услышал еще в школе, когда в основной программе по чтению дошла очередь до «Вишневого сада» А. П. Чехова. Тогда реплика Гаева «А здесь пачулями пахнет» многим не дала покоя и окончательно достала учительницу литературы, которой на наши вопросы нечего было добавить к скупой сноске внизу страницы. Меня тогда же и осенило: я вдруг решил, что пачулями будет пахнуть в дедушкином погребе, куда мы с ним все детство спускались с фонариком за банкой соленых огурцов (здесь они не взрывались) и свежей картошкой (здесь она не прорастала), потому как там всегда было темно и холодно. А еще всегда странно и очень необычно пахло. Как мне казалось, теми самыми пачулями. Забавно, но я практически угадал – хоть в нашем подвале никаких пачулей не водилось, но многие в их аромате слышали именно некую изолированность во времени, темноту и подвальную сырость. С табаком у меня тоже была история, только вполне себе настоящая. Во-первых, смутные воспоминания о бабушке, что злоупотребляла нюхательным табаком и, и смачно отчихавшись, шла настойчиво тискать внука. Во-вторых, злосчастная сигарета «Родопи», которую я зачем-то выпросил у старшеклассников и благополучно забыл в кармане индийских джинсов Avis, пока не обрушился проливной дождь. Ее предательски честный аромат не оставлял шанса на выдумки и срочно требовал ремня без объяснений.

А знаете ли вы, что запах, который мы в ароматах определяем как «пачули» или «табак», дают только листья этих растений? Растение тропической Азии Pogostemon cablin из семейства губоцветные, куда еще входят мята, базилик, розмарин, шалфей и лаванда, получило свое название от двух слов древнего тамильского языка – «patchai» (зеленый) и «ellai» (лист).

Растение Nicotiana tabacum, которое до 16 века произрастало только в Северной и Южной Америке, представляет семейство пасленовые с известными нам картошкой и помидорами.

Слева: Пачули (Pogostemon cablin) с листьями и цветками. Справа: Табак (Nicotiana tabacum) в ботаническом атласе.

Что интересно, свежие листья пачули и табака не пахнут. Перед тем как получить эфирные масла, листья обоих растений необходимо немного подсушить и подвергнуть длительной ферментации.

Ввиду своей живучести, относительной дешевизны, легкой культивации и отсутствия всяких побочных эффектов в составе духов, пачули с табаком являются одними из немногих компонентов, которые в жестоком мире современной парфюмерии все еще являются оригинальными и не нуждаются в замене синтетическими аналогами. Так что у нас есть уникальная возможность услышать пачули именно в том виде, в каком они свели с ума всех женщин из европейского высшего общества 19 века. Отрезы тканей, шали и кашемировые пашмины в то время везли из Индии и, дабы уберечь драгоценный товар от прожорливой и вездесущей моли во время долгого путешествия, их простилали сухими листьями пачули. Пропахшие насквозь палантины буквально гипнотизировали своих новых обладательниц. Кажется, что, если долго рассматривать женщин с полотен Жана Огюста Доминика Энгра или Жака-Луи Давида, можно уловить веющий от них аромат пачули. 

Слева: «Портрет юной девушки в красном платье», Эдуард Фридрих Лейболд, 1824 год. Справа: «Портрет женщины с шалью», Саломон Гийом Куни, 1820 год.

В России же пачули были непоняты и часто наделялись малоприятными свойствами. У Достоевского в «Романе в девяти письмах»: «Иван Андреич, … подхватив меня под руку, хотел было уже насильно тащить в танцкласс, говоря, что в Соединенном обществе тесно ему… и что от пачули с резедою у него голова разболелась». И у Тургенева в «Дворянском гнезде»: «Первое, что поразило его при входе в переднюю, был запах пачули, весьма ему противный; тут же стояли какие-то высокие сундуки и баулы». Даже табак со всей своей мировой историей вожделения на грани зависимости в допетровской Руси прослыл чем-то нечистым и дьявольским. Тогда говорили, что табак вырос из гнилой трухи чёрта, что был сброшен с неба на верхушку дуба. Звучит заслуженно, я считаю, потому как если опустить самую скучную на свете классификацию «нравится – не нравится», пачули и табак всегда тяготели к чему-то таинственному и запретному. Бедным пачули, конечно, изрядно подпортили репутацию хиппи из 60-х, когда выбрали именно это эфирное масло (точнее, его дешевую подделку) для устранения запаха марихуаны вокруг себя.

Слева: обложка книги Н. В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». Справа: кадр из фильма «Штурмуя Вудсток», 2009 год.

Пережив смутный период с детьми цветов, пачули все-таки вернули себе более интригующую славу, попутно разжившись еще свойствами афродизиака и магнита для денег. Табак по-прежнему страдает по вине заядлых курильщиков. Часто, узнав о том, что в аромате будут ноты табака, люди рефлекторно настраиваются нюхать пепельницу. Спешу вас расстроить, но сигаретный дым не имеет ничего общего с ароматом ферментированных табачных листьев. Хотя бы потому, что их не раскуривают, а в эфирном масле нет никотина и синтетических смол.

Пачули по землистому запаху отдаленно напоминают ветивер (схожие химические вещества и среда обитания), но в остальном они неповторимы – тяжелые, насыщенные, травянистые, горьковато-дымные, смолисто-терпкие. С возрастом масло приобретает более глубокий аромат, меняя мрачную и прохладную сухость на привкус горького шоколада или недозрелых фруктов. Листьям табака, наоборот, тактильный холодок не знаком – они всегда источают теплый пряный аромат с оттенками душистых цветов и сена. Вот несколько моих любимых примеров.

Слева: аромат B Wonder Tonka, Blood Concept. Справа: Марта Плимптон в фильме «200 сигарет».

Эпатажные итальянцы из Blood Concept поделили ароматы по группам крови. Когда идеи остались, а группы закончились, концепция сменилась в несколько фантазийную сторону. Стали появляться ароматы, которые, по мнению создателей, понравятся обладателям определенных групп крови. Как, например, аромат серии B (третья группа, как у меня) Wonder Tonka – это гурманский запах «для взрослых». Никакой прозы, ванили или карамели, только выпотрошенные какао-бобы, слегка подсохший шоколадный кекс из Амстердама и марихуана, которая изо всех сил притворяется табаком.

Слева: Аромат Black Muscs, Alexander J. Справа: Аланна Майлз в видео на песню «black Velevet», 1989 год.

Пачули в Black Muscs, Alexander J получились без надрыва и их вечной генетической предрасположенности к таинственности. На первый план здесь слаженно и стройно выходят роза, посаженные на цепь от греха подальше амбра с мускусом и немного фиалки. Получилась вполне себе милая композиция в коже и с пудрой – в меру мрачная, но больше симпатичная. Один в один сладкоголосая Аланна Майлз со своим «Черным бархатом».

Слева: аромат Vi et Armis, Beaufort. Справа: Кадр из сериала Penny Dreadful с Евой Грин.

Идейный вдохновитель Beaufort из Лондона – это ударник Лео Крэбтри из группы Prodigy с поддержкой анонимных парфюмеров. Отложив весь скепсис в сторону, их истории на деле оказываются весьма увлекательными – будь то Трафальгарское сражение или шекспировская «Буря». Аромат Vi et Armis, например, исследует сложные отношения Британии с другими странами, когда та веками господствовала на арене международной морской торговли и подсаживала всех вокруг на чай, табак, опиум и виски. Все это одновременно представлено в аромате, выплескиваясь на неподготовленного и скептически настроенного смельчака запахами надраенной палубы, копченой рыбы, промокшего табака и тонной липкого чернослива.

Слева: аромат Blessing Silence, House of Oud. Справа: Жан-Фредерик Базиль «Негритянка с пионами».

Из всех регионов арабы меньше всего работают с пачули, предпочитая им по традиции душные нероли, увядающие розы и буйные уды. Оттого мне так стал интересен аромат Blessing Silence от House of Oud, который по своему происхождению просто обязан беспощадно кружить голову и бросать в жар. Но не тут-то было, из самых его сердечных нот вдруг неожиданно обдает знакомым холодком. Пачули здесь, как и все что угодно у ближневосточных парфюмерных торговцев, образцово-показательные. Никакой вам плесени, сырости и прочего мракобесия. Уверен, что перед такими бы пачулями не устоял Тутанхамон, известный в истории тем, что пожелал забрать с собой в гробницу десять галлонов отборного драгоценного масла.

Слева: аромат Side Effect, Initio. Справа: редактор отдела красоты Marie Claire Иван Безуглый на презентации ароматов Initio.

Долгое время ученые отказывались поддерживать идею, что избранные ароматы провоцируют выброс половых гормонов. Однако исследователи Рурского университета в Бохуме (Германия) доказали, что безобидное вещество гедион все-таки обладает способностью к активации связанных с либидо зон мозга. Это неожиданное открытие легло в основу новой коллекции ароматов The Carnal Blends от Initio. Их создатели смело утверждают, что обоняние, которое онемело от ежедневного штурма асексуальных запахов, будет приятно ошеломлено их воздействием. Какое впечатление на меня и мое либидо произвел аромат Side Effect, видно внизу по фотографии. Дело то ли в чарующем табаке, то ли в 50% гедиона, я до сих пор не разобрался.

Слева: аромат Mediterranean Breeze, Dear Diary. Справа: La Charmeuse, Ванда Бернардино, 2015 год.

Аромат Mediterranean Breeze от Dear Diary интересен тем, что пачули в пирамиде присутствуют с ног до головы. Что, однако, не мешает ему целиком и полностью соответствовать своему названию. Согласитесь, размышляя о Средиземноморье, пачули в этой фантазии не самые очевидные участники процесса. Хотя во времена доставки индийских тканей такая морская остановка была и, значит, композиция из соли, цветущей герани и древесины кедра также вполне могла бы существовать. И таких пачулей вы точно больше нигде ни у кого не услышите.

Слева: аромат Avant-Garde, M. Micallef. Справа: портрет фотографа Виктора Аримонди с кошкой.

Хрестоматийный аромат Avant-Garde от M. Micallef, где я бы мог простить даже глупость из разряда «табачные ароматы только для мужчин». Я так точно не считаю, но этот ароматный франт настолько хорош и продуман, что идеально сядет только на него – пижона с вихром и хорошими манерами или грубого и совсем не знакомого с сантиментами альфа-самца. Девушке в этом замесе из цитрусовых, воды, какао, ладана, ириса, кумарина, бальзама толу и благородного табака может быть несколько неудобно. Хотя кто знает…

Слева: аромат PG08 Intrigant Patchouli, Parfumerie Generale. Справа: фото женщины в желтой бурке, Стив Маккарри, 2002 год.

Я отметил аромат PG08 Intrigant Patchouli от Parfumerie Generale за его восточную правдоподобность. Поразительно плотный, маслянистый, густой и по ощущениям очень теплый, что совсем не свойственно «сырым» пачули. Возможно, дело в сливочной ноте сандала, напоминающей эффект уютного стеганого одеяла с кабульского рынка.

Слева: аромат 11 Semma, Odin. Справа: сингл Don’t Give Up, Питер Гэбриэл и Кейт Буш.

11 Semma, Odin похож на древний и пыльный манускрипт, найденный во время археологических раскопок. Сдуваешь пыль с кожаной обложки и растворяешься во времени, где хрупкий пергамент хранит таинственные истории с запахами мирры, коричной древесины, гвоздики, сандала и шуршащих листьев табака.

Слева: аромат Cuire Altesse, David Jourquin. Справа: Ким Бейсингер в фильме «Девять с половиной недель».

Брутальный чехол и кокетливая розочка в Cuire Altesse, David Jourquin про женскую кожу под микроскопом 24 часа в дневнике с волнительно-интимными подробностями. Утром после пробуждения читаешь едва уловимые ноты ванили и сухофруктов; днем растворяешься в поэзии цветов и изысканных пряностей; ближе к вечеру следует пролог из зиры, кардамона, гвоздики и розового перца. И на ощупь одни лишь пупырышки от прохладных пачулей, единственные, кто остается собой независимо от времени суток. 

Слева: аромат Tabarome Millesime, Creed. Справа: фотография актера Роберта Редфорда в 70-е годы.

Любимый аромат Уинстона Черчилля, Хамфри Богарта и Джона Кеннеди Tabarome, Creed пережил второе рождение в 2000 году. Знающие люди говорят, что, по сравнению с оригиналом, Tabarome Millesime стал более осторожным и молодым душой. Однако попытался сохранить то, за что его любили сильные и богатые мира сего: задумчивость дрожащих в воздухе колец табачного дыма, невозмутимость исключительных оттенков кожи и сандала, освежающая вуаль из имбиря и бергамота.

Слева: аромат Patchouli Boheme, LM Parfums. Справа: работа Кристины Мэсси «Interwoven» 7 в Saatchi Art Gallery.

У всеми обожаемого Лорана Маццоне из LM Parfums в работе всегда две предсказуемые крайности: либо это будет шедевр с последующей судьбой вечного объекта для препарирования парфманьяками, либо это будет трогательная ароматная исповедь самому себе, совершенно не заточенная под всеобщее одобрение. Аромат Patchouli Boheme из первой группы: гениальный в своей простоте исполнения и идеальный для понимания того, что вообще такое пачули. К счастью для нас, получился обворожительный запах, который умеет быть брутальным на мужской коже и изысканно-интригующим на женской: пронзительный, глубокий, своенравный и не требующий никаких сопутствующих спецэффектов.

Слева: аромат Palisandre d’Or, Aedes de Venustas. Справа: фотография White Gauze Роберта Мапплторпа, 1984 год.

Прошлой осенью я сбежал очень далеко – в Аргентину, на самый край Огненной Земли – там, где через пролив уже начинается Антарктида. За панорамными окнами дул ветер с изморозью, а в отеле Arakur топили камины, выдавали пледы из овечьей шерсти и наливали мальбек. В отеле был лифт, вся внутренность которого была отделана ароматной древесиной палисандра. Зайдя в этот лифт и вдохнув наркотического воздуха, каждый раз в голову лезли всякие эротические глупости из разряда застрять и долго не выбираться. Так вот, Palisandre d’Or, Aedes de Venustas пахнет как в том лифте с глупостями. И еще сумасшедшими пачули.

Слева: аромат Don, Xerjoff. Справа: Рита Хэйворт в фильме «Леди из Шанхая», 1947 год.

Потрясающий в своем шлейфе аромат Don, Xerjoff имеет громкие по описанию, но спокойные в итоговом звучании ноты – сухой порох, влажный табак, тягучий виски и жженый сахар. Для меня эта гремучая смесь пахнет опасной женщиной, от которой можно ожидать чего угодно, и мужчиной, который, в отличие от опасной женщины, заявился сам и все выпалил как на духу.

Ароматы Tabacco Toscano и Acqua di Cuba, Santa Maria Novella.

В закромах флорентийской аптеки Santa Maria Novella нашлось целых два вида табака. Аромат Tabacco Toscano вдохновлен известными тосканскими сигарами, которые производятся на мануфактуре в городе Лукка. Упоительный, но не навязчивый древесно-восточный фужер с особенно цветочным и сенным табаком, ванильной дымкой, горчинкой солода и березовых листьев. Аромат Acqua di Cuba моментально уносит на улочки старой Гаваны под медово-сладкий запах сигар, привкус изюма в сладком роме Legendario и аромат загорелой кожи, блестящей от зашкаливающей влажности.

Слева: аромат Mon Patchouly, Ramon Monegal. Справа: Жан-Жозеф Бенжамен-Констан «Императрица Феодора в Колизее».

Mon Patchouly от Ramon Monegal – яркий, сладкий, пронзительный, изощренный и претендующий на то, чтобы называться только вашим. В компанию к духу свободы и любви ко всему экзотическому в виде индонезийских пачулей будто чернилами на бумаге добавлены главы из жасмина, герани, ладана, меда, ванили и дубового мха. Самая что ни на есть восточная сказка, в которой изо всех сил не хочешь знать, чем все закончится.

Слева: аромат Confidential, Mystery Tobacco, Carolina Herrera. Справа: фото Маритцы Сайялеро, Мисс Венесуэла 1979.

Заслуживающая немедленного внимания (если вы еще не) коллекция из шести селективных ароматов и четырех масел Confidential от Carolina Herrera, приглашающая отправиться в личное ароматное приключение под предводительством великой женщины-дизайнера. Не считая остальных шедевров, Mystery Tobacco кажется мне особенно трогательно-символичным. Об этом нет информации в пресс-релизе, но я уверен, что он передает атмосферу гасиенды вдали от шумного Каракаса. Там, где высший свет Венесуэлы устраивает званые вечера, шампанское льется рекой с пузырьками, дамы блистают бриллиантами, мужчины обсуждают добычу нефти в облаке сладкого сигарного дыма, а маленькая Каролина в платье из белой тафты разучивает этюды на фортепиано.

Слева: ароматический спрей для Дома Patchouli, Diptyque. Справа: Уильям Генри Гор «Дети дразнят кошку».

Пачули в составе спрея для Дома от Diptyque кажутся невероятно теплыми, уютными и гостеприимными, с едва уловимым ароматом шоколада, карандашной стружки из точилки и влажной земли после дождя. Так всегда пахнет в старом английском доме с лаковой ширмой, потускневшими гобеленами и жаккардовыми обоями.

Слева: аромат Cuir, Collection de Nuit, Yves Saint Laurent. Справа: архивная фотография Ива Сен-Лорана в Танжере.

Спустя год после запуска «парфюмерного гардероба» Le Vestiaire des Parfums, YSL радует поклонников тремя новыми ароматами. И если в дебютной коллекции вдохновение было найдено в знаковых предметах одежды дизайнера (жакет сафари, тренч, кафтан и так далее), то в Collection de Nuit на первый план выходят его любимые материалы – черные кожа, винил и бархат. Именно в коже (Cuir) мною был замечен отменный табак, смешанный с духом свободы и капелькой бесстыдства, что в изобилии водилось в лучшие марокканские годы Ива Сен-Лорана.

Слева: аромат Luxe Patchouli, Comme des Garcons. Справа: кадр из фильма «Blade Runner 3».

Если бы поезд «Восточный экспресс» с высокими сиденьями из темно-гранатового велюра и хрустальными канделябрами промчался сквозь влажные зеленые джунгли острова Суматра, то в открытые окна бы врывался и также быстро исчезал запах Lux Patchouli от Comme des Garcons: тягучий, смолянистый, насыщенный и превращающийся за время пребывания в поезде во что-то роскошное, упоительное и эфемерное.

Фото: Getty Images, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйДекабрь 2016
Dream