Штучная работа: чемоданы Louis Vuitton (и их VIP-владельцы)

[Мода] [Аксессуары][Сумки][Louis Vuitton]
376
Бренд Louis Vuitton – уникальный в своем роде. Его боготворит как поколение Instagram, так и те, кому важнее традиции. Об одной из таких традиций – чемоданах по спецзаказам, которые стали серьезной статьей дохода марки, – рассказ Ксении Крушинской
Знаменитые чемоданы Louis Vuitton

Louis Vuitton сейчас один из главных fashion-ньюсмейкеров. Коллаборация с культовым streetwear-брендом Supreme принесла ему баснословные прибыли и заставила говорить о нем даже тех, кто очень далек от мира моды. Или, во всяком случае, от мира «тяжелого люкса». Стоит вспомнить очереди из подростков, которые выстраивались у магазинов Louis Vuitton, чтобы купить аксессуары с красно-белым принтом Louis Vuitton x Supreme, как тут же покажется удивительным тот факт, что Louis Vuitton вообще-то «старый добрый» парижский maison de mode, основанный еще в середине консервативного XIX столетия.

Боссы марки никогда не боялись неожиданных коллабораций и всегда понимали: чтобы долго быть наплаву, нельзя уходить на дно. Будь оно иначе, они не позволили бы Стивену Спраузу осовременить знаменитые сумки кислотными граффити, Яёи Кусаме – «отредактировать» монограмму, добавив в нее алые вишни, а Даниелю Бюрену – оформить подиум для одного из показов. «В Louis Vuitton мы всегда стараемся думать на пару ходов вперед, – сказал креативный директор мужской линии бренда Ким Джонс в интервью Women’s Wear Daily после выхода совместной с Supreme коллекции. – Я был недавно на запуске нашего нового магазина в Пекине. Если еще три года назад покупателями были в основном пожилые люди, то сейчас это двадцатилетние. Их мы и должны удивлять!»

Известная художница Синди Шерман и ее произведение, созданное совместно с Louis Vuitton в рамках проекта Триумф Монограммы

Когда-то все началось с сундуков: к их производству в середине XIX века приступил тогда еще юный Луи Вюиттон

Но для того чтобы без страха рисковать и удачно экспериментировать, неплохо бы твердо стоять на ногах и иметь прочный бэкграунд. Став одним из любимых брендов поколения Y, Louis Vuitton не прекратил диалог с теми, кто старше, – теми, для кого этот Дом прежде всего­ олицетворение традиций и старой доброй буржуазной роскоши. Не все знают, что сердце Louis Vuitton бьется далеко от многолюдных нью-йорк­ских кварталов. Оно – в городке Аньер-сюр-Сен в 50 километрах от Парижа. Именно здесь, в тихом и живописном месте, которое когда-то рисовали Ван Гог, Моне и Ренуар, в 1859 году Луи Вюиттон открыл большое ателье для марки, которая на тот момент существовала уже пять лет. Чтобы быть ближе к мастерам, в 1870-е годы Вюиттон и сам, вместе с женой и двумя детьми, поселился на верхнем этаже – его потомки жили в этом же доме вплоть до 60-х годов ХХ века.

Все эти полтора столетия мастерская в Аньере­ специализировалась на индивидуальных заказах. И пусть эта часть работы в СМИ освещается не так активно, как коллаборации с современными художниками и «уличными» брендами, для имиджа Louis Vuitton она важна не меньше, а то и больше. Чаще всего VIP-кли­ен­там здесь делают дорожные чемоданы, сундуки и кейсы для путешествий. Все эти предметы для Louis Vuitton – знаковые, в этом они обошли даже знаменитые сумки Speedy. Потому что именно с сундуков всё когда-то и началось: к их производству в середине ХIX века приступил тогда еще юный Луи Вюиттон. В своей области он быстро стал новатором. Например, изобрел плоский чемодан, который заменил на полках громоздкие выпуклые дорожные сумки. Он же придумал большой кейс – его можно использовать и как переносной письменный стол. Круглый чемодан – тоже идея Луи Вюиттона. В индустриальную эпоху, когда люди стали мобильнее, изделия Вюиттона мгновенно превратились в объекты желания, а для многих – и в предметы первой необходимости.

В числе знаменитых клиентов Louis Vuitton в те времена была императрица Евгения и индийские махараджи. В 1869 году правитель Египта Исмаил-паша заказал Вюиттону дорожный чемодан особой конструкции, чтобы перевозить в нем в Париж фрукты с родины. Так появился кофр с решетчатыми полками внутри и было положено начало истории необычных чемоданов для заказчиков с особыми запросами.

Чемодан-гардероб, созданный по эскизу современного художника Джеймса Таррела

Одним из самых известных произведений стал The Library Trunk. Его аньерские мастера изготовили в 1927-м (тогда у руля модного Дома уже стоял сын Луи – Жорж) для Эрнеста Хемингуэя. Писатель попросил дорожный кофр, в котором можно было бы перевозить не только книги и рукописи, но и печатную машинку – для нее внутри сделали специальную нишу.

Гибрид дорожного чемодана и туалетного столика для Шэрон Стоун

В ХХ веке список знаменитых поклонников Louis Vuitton увеличился в несколько раз. Писатель и режис­сер Саша Гитри оплатил сразу несколько кофров-гардеробов – по сути, небольших транспортируемых шкафов для одежды. Грета Гарбо – специальный чемодан для перевозки обуви. В числе клиентов были и дизайнеры моды. Большой оригинал Поль Пуаре попросил украсить чемодан для своих творений рисунком-ребусом – горошком и полоской (по-фран­цузски «пуа» и «рэ»). Жанна Ланвен перевозила в специальном кофре Louis Vuitton все свои туалетные принадлежности, а Ив Сен-Лоран – платья и книги.

Сундук для хирургических инструментов, созданный художником Дэмиеном Хёрстом к юбилею Красного Креста

Сейчас мастера в Аньер-сюр-Сен создают больше четырехсот изделий по специальным заказам в год. Каждое из них делается вручную из натурального дерева, кожи и парусины. На один чемодан нужно в среднем восемь месяцев работы. Знаменитые клиенты готовы ждать, потому что знают: получат то, что надо, и даже больше.

Чемодан, боксерская груша и перчатки, созданные по эскизам Карла Лагерфельда

Для Карла Лагерфельда мастера LV сделали сумку, куда помещаются сорок «айподов» и все их аксессуары, а еще – переноску для его любимой кошки Шупетт. Кстати, в 2014-м, когда модный Дом отмечал юбилей знаменитой монограммы, Карл и сам создал для Louis Vuitton несколько эскизов. В их числе – перчатки для бокса и большой дорожный чемодан со «встроенной» в него боксерской грушей, украшенной тем самым принтом-монограммой.

Кожанный футляр для бесценной скрипки Страдивари Владимира Спивакова

В числе звездных клиентов LV есть и русские. Давний друг марки Владимир Спиваков – обладатель специального кофра из черной кожи. В нем он перевозит свою скрипку Страдивари 1712 года. Диана Вишнёва сама участвовала в разработке эскизов для своего именного сунудка. По признанию примы, она хотела сделать его похожим на тот, с которым путешествовала в начале века Айседора Дункан. Но новый сундук пришлось сделать меньше, чтобы он помещался в багажные отсеки самолетов. При этом балетные пачки можно перевозить в этом саквояже без страха помять – Диана делала замеры вместе с мастерами.

Диана Вишнёва и ее дорожный чемодан для балетных костюмов Ballerina

В том самом небольшом доме в Аньере работает сейчас больше двух сотен мастеров. Улица, где находятся мастерские, теперь так и называется – Rue Louis Vuitton. Кажется, будто эта спокойная улочка и проспекты мегаполисов, по которым гуляют тинейджеры в худи Supreme x Louis Vuitton, – два разных мира. Но если эти миры и разные, то они совершенно точно не могут существовать друг без друга.

Фото: архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России