«Драгоценный балет» и 6 муз хореографа Джорджа Баланчина

[Мода] [Украшения][Истории успеха]
4399
В Москве открылась выставка «Драгоценный балет» ювелирного дома Van Cleef & Arpels, украшения которого вдохновили легендарного балетмейстера на создание шедевра хореографии XX столетия – балета «Драгоценности». По этому случаю вспоминаем то, что оказало не меньшее влияние на творчество Джорджа Баланчина, – его блистательных женщин.

До 15 августа в галерее бутика Van Cleef & Arpels в Столешниковом переулке можно увидеть редкие экспонаты: музейные украшения Дома и современные броши в виде балерин. Фигурки балерин из золота и драгоценных камней стали символом Van Cleef & Arpels еще в начале 1940-х: первые броши были созданы по инициативе Луи Арпельса, одного из основателей Дома и страстного поклонника оперы и балета.

Старинные броши Van Cleef & Arpels:

1/8
Брошь Ballerina, 1943 год, ювелир Tony Falcone
Брошь Paillettes Ballerina, 1953 год, ювелир Tony Falcone
Брошь Dancer, 1993 год, ювелир Tony Falcone
Брошь Ballerina, 1944 год, ювелир Tony Falcone
Брошь Ballerina, 1945 год, ювелир Tony Falcone
Брошь Dancer, 1947 год, ювелир Tony Falcone
Брошь Ballerina, 1947 год, ювелир Tony Falcone
Брошь Dancer, 1967 год, ювелир Tony Falcone

А в 2013 году Van Cleef & Arpels создал коллекцию Ballet Précieux («Драгоценный балет»). Ее составили 29 произведений высокого ювелирного искусства, воспевающих 5 выдающихся русских балетов: «Лебединое озеро», «Баядерка», «Щелкунчик», «Золотая рыбка» и «Весна священная».

Современные экземпляры серии «Драгоценный балет»:

1/6
Современная брошь Van Cleef & Arpels
Современная брошь Van Cleef & Arpels
Современная брошь Van Cleef & Arpels
Современная брошь Van Cleef & Arpels
Современная брошь Van Cleef & Arpels
Современная брошь Van Cleef & Arpels

Также на выставке можно вблизи рассмотреть костюмы, созданные художником по костюмам Большого театра Еленой Зайцевой к балету «Драгоценности». Произведению Джорджа Баланчина, хореографа, положившего начало американскому балету и современному неоклассическому балетному искусству в целом, в этом году исполнилось 50 лет – премьера состоялась в апреле 1967 года в Нью-Йорке.

Своим появлением на свет «Драгоценности» обязаны встрече балетмейстера с Клодом Арпельсом – племянником Луи Арпельса, одного из основателей Van Cleef & Arpels и страстного поклонника оперы и балета – в бутике Дома на 5-й Авеню.

Джордж Баланчин в окружении балерин из первого состава балета «Драгоценности»: Патриция МакБрайд (в красном), Сьюзен Фаррелл (в белом), Виолет Верди на заднем плане по центру и Мими Пол

Именно тогда к Баланчину, завороженному игрой света на гранях камней, пришла идея постановки балета, в котором танец будет так же сверкать и переливаться в свете софитов. В 2012 году Большой театр совместно с Van Cleef & Arpels создал новую сценографию шедевра Баланчина. В основу оформления легли три цвета, соответствующие названиям частей балета: зеленый – для «Изумрудов», красный – для «Рубинов» и белый – для «Бриллиантов». Костюмы для первой части, созданной на музыку Габриэля Форе, исполнены в романтическом и изысканном французском стиле: они сшиты из бархата и атласа и украшены стразами Swarovski всех оттенков изумрудного. Во второй части, «Рубинах», звучит более острая и резкая музыка И.Ф. Стравинского, поэтому танцоры одеты не в традиционные балетные, а почти джазовые платья. Наконец, в последней, торжественной и праздничной части на музыку П.И. Чайковского пачки балерин и костюмы их партнеров сияют бриллиантами.

Джордж Баланчин и Сьюзен Фаррелл

Джордж Баланчин появился на свет в Грузии. В жизни красавца-танцора и гениального творца, в жилах которого текла горячая южная кровь, было множество женщин (в одном из рассказов о русских эмигрантах Сергей Довлатов писал о 18 любимых женщин Баланчина). Пять из них стали его женами, а еще одна дала имя целому периоду в его творчестве.

Тамара Жевержеева (Тамара Жева)

Тамара Жевеержеева – дочь состоятельного промышленника и патрона художников-авангардистов Левко Жевержеева. Ее отец отличался сводомыслием, хотя был воспитан родителями-мусульманами. Родители Тамары не были женаты до тех пор, пока девочке не исполнилось 6 лет. Она выросла в Санкт-Петербурге, в огромном доме 18го века с собственным театром (небольшим) и театральным музеем. Музей, кстати, существует до сих пор под названием «Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства». До революции девочка брала частные уроки балета дома; после, когда Мариинская балетная школа стала принимать не только христиан, Тамара перешла на учебу туда. В балетной школе Мариинского театра она встретила Баланчина, преподававшего в школе бальные танцы. Когда они поженились, Тамаре было всего 15 лет, а Георгию Баланчивадзе, еще не сменившему по совету Сергея Дягилева имя на западное «Джордж Баланчин» – 18. В 1924 году супруги вместе гастролировали в Европе – Тамара тоже была танцовщицей и частью экспериментальной труппы Баланчина «Молодой балет» – и решили не возвращаться в Россию. Как-то во время прогулки по Парижу с Тамарой и Александрой Даниловой, другой балериной «Молодого балета», молодые люди встретили цыганку, которая предсказала Георгию и Тамаре скорый разрыв из-за близкой подруги по имени Александра…

Александра Данилова

В 1926 году Баланчин ушел от Жевержеевой – развестись сразу они не могли, так как бумаги остались в России. Тамара уехала в Америку, где стала артисткой мюзиклов и кино, а Александра решилась жить с Баланчиным в гражданском браке. Друзья называли Данилову «Шурой», созвучно со словом «шампанское»: выступления балерина и даже одно ее присутствие на сцене производили на публику эффект, который можно сравнить с эффектом открытия бутылки игристого. Кроме того, Александре Даниловой приписывали титул «самые красивые и фотогеничные ноги в балете». Директор New York City Ballet Линкольн Кирштейн однажды назвал их «ногами, сделанными из люминесцентного воска». Но ни талант, ни харизма, ни красота не были способны удержать Баланчина от новых увлечений, и вскоре после смерти Сергея Дягилева Данилова приняла решение закончить отношения – она полагала, что это «взбодрит» их отношения. Но результат получился другим. Данилова написала своему гражданскому супругу письмо, на которое тот ответил только: «Поступай, как хочешь». Но обиды на возлюбленного на затаила: позднее она работала с Баланчиным  и до конца жизни преподавала в основанной им балетной школе (впрочем, многие «бывшие» музы хореографа продолжили с ним профессиональные отношения). А после разрыва Данилова переехала в Америку, где стала народной любимицей.

Вера Зорина

В 1963 году известный американский селекционер Евгений Бернер вывел сорт роз красно-оранжевого цвета с сильным ароматом, который назвал «Zorina» (или «Rozorina») – в честь танцовщицы и актрисы Веры Зориной, второй официально жены Джорджа Баланчина. Настоящее имя женщины, которой Бернер буквально подарил «миллион роз», – Ева Бригитта Хартвиг. В 1933 году она поступила в балетную труппу «Русский балет Монте-Карло» и вынуждена была сменить свое откровенно немецкое имя на русское. Ее встреча с Джорджем Баланчиным произошла четыре года спустя: Зорина получила роль танцовщицы Веры Барновой в детективном фильме-мюзикле «На цыпочках» («On Your Toes»). В картине присутствовали сцены классического балета, хореографию которых ставил Баланчин. На следующий год Зорина снималась в другом киномюзикле – «Безумства Голдвина» на музыку Джорджа Гершвина, в сюжет которого был вставлен номер «Водяная нимфа» в постановке Баланчина. В тот же год состоялась их свадьба. И хотя многие считали, что актриса обязана успехом гению своего наставника, на тот момент имя Веры Зориной было более известно широкой общественности, чем имя ее супруга. Союз Зориной и Баланчина, к сожалению, не был счастливым. К 1946 году их связывали исключительно деловые отношения, что привело к разводу. Зорина, всю жизнь – она умерла в 2003 году в возрасте 86 лет – отличавшаяся поразительной красотой, вскоре снова вышла замуж – за президента компании «Columiba Records» Годдарда Либерсона.

Мария Толчиф

Мария Толчиф родилась в индейской резервации: ее отец был вождем племени (английское написание фамилии «Толчиф» – «Tallchief», или «Tall Chief», то есть «высокий вождь»). Толчиф, как и Вера Зорина, входила в состав труппы «Русский балет Монте-Карло», и там познакомилась с Джорджем. Несмотря на разницу в 21 год – не в пользу Баланчина, – 19-летняя Толчиф вышла за него замуж. В их отношениях не было страсти и романтики – супруги оставляли эмоции для сцены. В своих воспоминаниях о Джордже Мария пишет, что по его инициативе они даже спали в отдельных постелях. Но также она говорила, что их отношения давали ей уверенность: Толчиф была очень молода, боялась будущего, но рядом был мужчина вдвое старше и опытнее нее. Их союз «работал» до тех пор, пока Толчиф не повзрослела сама и не оставила Баланчина для новых отношений и материнства. В списке ее любовников значатся имена топ-звезды мирового балетного рейтинга Эрик Врун и сам Рудольф Нуреев. Однако, расставшись с Вруном и встречаясь с Нуреевым, Толчиф имела неосторожность познакомить танцовщиков, между которыми моментально вспыхнули чувства, и Толчиф «выпала» из этого любовного треугольника. В историю мирового балета Толчиф вошла, как одна из великих балерин XX века, благодаря беспрецедентной энергии и скорости.

Танакиль Леклерк

Судьба этой известнейшей балерины прошлого века сложилась трагически. Главными козырями американской танцовщице и ведущей исполнительнице труппы New York City Ballet были ее удлиненные линии тела, невероятная гибкость и тонкие черты лица (невозможно не отметить, как похожа она на другую американскую актрису и балерину – Одри Хепберн). Судьба сыграла с талантливой красавицей злую шутку. В 17 лет Танакиль Леклерк танцевала с Джорджем Баланчиным в отеле Waldorf Astoria на благотворительном приеме в пользу больных полиомиелитом. Джордж Баланчин исполнял роль Полиомиелита, а балерина выступала его парализованной жертвой (паралич - самое распространённое последствие перенесённой тяжёлой формы полиомиелита). Через 10 лет в Копенгагене балерина была сражена этим недугом и навсегда потеряла возможность танцевать: ее нижнюю часть тела парализовало. Но до этого Баланчин успел подарить Танакиль главные партии практически во всех своих постановках. Когда девушке исполнился 21 год, Баланчин сделал ей предложение – в рождественскую ночь, а утром 1 января пара расписалась. Узнав о болезни жены, хореограф взял годичный отпуск и возложил на себя все заботы по уходу за ней. Однако в 1969 году, спустя 13 лет, в жизни Баланчина появляется новая муза – Сьюзанн Фарелл. Несмотря на развод, балерина и ее наставник остались друзьями на всю жизнь. А Танакиль, несмотря на болезнь, стала преподавать в Танцевальной школе в Гарлеме, вместо ног используя руки для демонстрации движений. В 2014 году вышел фильм-посвящение «Послеполуденный отдых фавна: Танакиль Леклерк».

Сьюзен Фаррелл

С 1961 года, когда Фаррелл пришла работать в театр, и по 1969 год, когда она эту труппу покинула, в творчестве Баланчина наступил период, который критики называли «годами Фаррелл». Для своей «алебастровой принцессы» Баланчин поставил 23 новых балета (ни в одном у Фаррелл не было дублерши: если она заболевала, балет заменяли другим) и переделал 26 уже поставленных. Фаррелл работала с мэтром больше и дольше, чем кто-либо из артистов его труппы. В 1965 году балетмейстер поставил для Фаррелл балет «Дон Кихот» на музыку Н. Набокова (брата знаменитого писателя) специально, чтобы выступить с ней на сцене: Фаррелл танцевала Дульсинею, Баланчин – Дон Кихота. Но юная балерина решила не повторять судьбу своих предшественниц. Она влюбилась в танцовщика Пола Мехию и тайно вышла за него замуж (на венчании в церкви присутствовала Александра Данилова – так тесен балетный мир). После этого Баланчин перестал разговаривать с Фаррелл и снял Мехию с роли, которую тот всегда танцевал в «Symphony in». Так как в Америке для молодоженов не было других предложений, они уехали в Бельгию, где 6 лет проработали в труппе Мориса Бежара. За время их расставания хореограф не создал ни одного выдающегося балета. В 1975 году Фаррелл вернулась в Нью-Йорк, помирилась с Баланчиным и вернулась к работе с ним. Сьюзен Фаррелл вошла в историю как «последняя муза Баланчина». Он завещал ей несколько своих постановок: «Дон Кихот», «Цыгане» и «Meditationi», которые Фаррелл (сейчас ей 71 год) ставит вместе с другими его балетами, в том числе в российских театрах – Мариинском и Большом.

Фото: Getty Images, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2017
Princess