Мануэла Бортоламеоли: Самая важная вещь в моде - не быть вульгарным

[Мода] [От первого лица]
498
Совладелица марки Diego M Мануэла Бортоламеоли - о новой весенней коллекции и том, как построить успешный бизнес и гармоничную семью

Я ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ РОССИЮ. Могу сказать, что мы делаем некоторые вещи специально для российского климата: подлинее, с капюшоном. Но мы продаем их по всему миру, в Нью-Йорке, Канаде, во Франции, Польше. Я думаю, что все женщины мира хотят выглядеть привлекательно, даже если на них просто пуховик. 

РУССКИЕ ДЕВУШКИ одеваются очень хорошо, трепетно относятся к моде, особенно молодые. У нас в Италии тоже, мы привыкли с детства: кофе должен быть хорошим, паста должна быть хорошей и мода тоже. А русские девушки моду для себя открывают прямо сейчас. 

САМАЯ ВАЖНАЯ ВЕЩЬ В МОДЕ - не быть вульгарным, чувствовать себя комфортно, быть в гармонии с самой собой, без перебора. Женщина должна помнить, что она не новогодняя елка. 

У НАС СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО. С Диего мы вместе уже тридцать лет. Да, мы успешны и наш бизнес устойчив, но мужу важно слышать от меня, что он талантлив. И дело не только в том, что он дизайнер. Любому мужчине надо говорить, что он молодец. Произно­сить: «Браво!» Это очень важно. В работе я хвалю Диего, когда модель рождается с первой попытки. Обычно для одного пальто мы делаем три семпла, пока не получится то, что соответствует требованиям рынка. От меня не услышишь: «Ну наконец-то», я искренне говорю: «Браво!» «Проблема» Diego M в том, что у мужа слишком много идей – он готов сделать 300 разных пальто, а нам так много не надо, приходится выбирать, что-то вычеркивать. Для меня это просто, для Диего – невозможно. Он начинает кричать: «Как можно?! Это же красиво!» Для дизайнера каждое пальто – как родной ребенок.

КОМПАНИЯ ПРИНАДЛЕЖИТ НАПОЛОВИНУ МНЕ, наполовину мужу, но Диего – босс. Для всех, кто у нас работает. Мы в семье поделили рынки: я взяла себе Россию, старший сын Маттео – Японию, ездит за меня в азиатские страны, он все это обожает. И у нас в компании есть человек, который занимается Европой – Францией, Германией, Испанией.

Я КАЖДЫЕ ДВА МЕСЯЦА ЛЕТАЮ В МОСКВУ. И теперь вижу и знаю изнутри, как в России одеваются, понимаю, что продать можно, а что не купят. А у Диего свое представление о том, как должна выглядеть женщина. И с практичностью оно никак не связано. Предположим, он хочет сделать очень короткое меховое пальто, а я понимаю, что в России это никогда не продать. Вам нужен капюшон, микропух. Вспоминаю, как три года назад, чтобы не поссориться, мы даже сделали пальто с молнией на поясе: отстегиваешь длинную теплую часть – красота, возвращаешь на место – добро пожаловать в Россию! В этом сезоне у нас таких моделей нет. Молния на бедрах – не лучшая идея для России. В нее поддувает, а Диего таких вещей не слышит. Но я-то знаю: в Москве попу хочется­ надежно прикрыть. Я давлю на жалость: «У них там зябко и ветер». Диего сердится: «Какое это имеет отношение к моде!»

ПО-МОЕМУ, НУЖЕН КОМПРОМИСС МЕЖДУ МОДОЙ И КОМФОРТОМ. Я даже придумала для мужа отличный, как мне кажется, аргумент: «Этого хочет мой клиент. Сделай, пожалуйста». Разговор с дизайнером – это очень деликатный момент. Порой я иду на уступки, даю возможность сделать несколько пальто для тех магазинов, которые «про тенденции». К примеру, в этом сезоне Диего сделал немного тартана – для ироничных женщин. Но потом я беру свое и прошу ориентироваться на большие продажи. Наш стиль очень узнаваемый. Да, коммерческий, но узнаваемый – и это результат нашего с мужем компромисса.

КОГДА МЫ ПОЖЕНИЛИСЬ, ДИЕГО РАБОТАЛ СО СВОЕЙ СЕМЬЕЙ, А Я СО СВОЕЙ. Ему было 22, мне на два года больше. Я тогда училась в университете и была в семейном бизнесе (родители производили экоеду, экокремы – я до сих пор во всем этом очень хорошо разбираюсь), Диего тоже совмещал учебу и работу. Его отец ждал от сына более быстрых успехов и отправил 19-летнего парня на пушной аукцион. Как мама троих детей говорю вам: это ненормально – послать 19-летнего мальчика в такое место! Мои 31-летний Маттео и 25-летний Андреа еще недоросли, чтобы ехать, например, на аукцион в Нью-Йорк или в Россию. Но отец Диего никакой проблемы не видел.

ДИЗАЙН НАШЕГО ДОМА ДЕЛАЛ МУЖ. Он основан на экоконцепции. Это моя идея – биоархитектура. Городок Лациза – это недалеко от Вероны, около озера Гарда. Мы женаты тридцать лет, но только 10 лет назад стали работать вместе. Мне нравилось то, что я делала для родителей, но мужу нужна была моя помощь. Умер отец Диего, и семья развалилась. Компанию разделили между мамой и сестрой (их фамилия Mazzi) и Диего. Компания Mazzi сейчас закрыта. А про Diego M вы все знаете. И вот тогда, 10 лет назад, я впряглась в наш новый семейный проект по полной, несмотря на троих детей. Дочка Марта была еще маленькой. Помню, как она ругала меня: «Мама обо мне забыла. Она только работает». Знаете, с девочками вообще труднее, вот два мальчика – это очень просто. Маттео изучал юриспруденцию, Андреа – экономику, в этом году по программе «Эразмус» он стажируется в Эдинбурге. Потом он тоже хочет у нас работать. А Марта – нет, она поет. Ей 22. Мы шутим, что каждый раз, как один ребенок отправлялся в начальную школу, у нас рождался новый.

МЕНЯ ВСЕГДА СПАСАЛО ТО, ЧТО У НАС ЕСТЬ ПОМОЩНИЦА ПО ДОМУ. Паола с нами уже 15 лет. Она приходит на целый день и давно стала больше чем помощницей. Это друг. Вот простой пример: когда Паола в доме, я свою собаку даже не вижу – та ходит за Паолой хвостом. Она готовит. Приходишь после работы домой – а там еда. Сама я готовлю редко и только обеды. Иногда ставлю эксперимент: говорю Диего и детям, что готовила Паола, хотя делала все сама. Просто понимаю, что семья на блюда «от Паолы» отреагирует гораздо лучше. Диего встает к плите по воскресеньям, у него это очень круто получается, гораздо лучше, чем у меня.

МЫ ЖИВЕМ В ЧЕТЫРЕХ КИЛОМЕТРАХ ОТ ОФИСА. Когда тепло, на работу я езжу на велосипеде. А зимой на машине – это пять минут. Так что обедать мы ездим домой, и понятия «ланч-бокс» в нашем лексиконе нет. Если мне нужно два дня проторчать в Милане, я иду там в ресторан и беру салат, я неприхотлива. Встаю я очень рано – в 6:30. Диего уезжает в офис в 7:30, а я – на два часа позже. Я люблю проводить утро дома: успеваю решить, что будет на обед, разослать мейлы с iPad, немного поработать (в офисе слишком много народу). Для дома я все покупаю сама – и только биологически чистые средства.

МЫ ПЕРВЫЙ ГОД ЖИВЕМ С МУЖЕМ ОДНИ. Маттео переселился в отдельную квартиру, Андреа в Эдинбурге, а Марта сейчас живет в Милане. У нас ощущение, что мы с Диего только познакомились и наш роман в самом разгаре. Хотя первый месяц без детей я сходила с ума. Пять часов вечера, а Марты нет дома... Я плакала. Заходила в комнаты сыновей, чтобы почувствовать их запах. Знаете, мы, итальянские мамы, любим держать детей при себе. Это Диего, а не я, хотел выпихнуть мальчишек из гнезда. Особенно Маттео. Ему уже 31, пора заводить собственную семью. Теперь он живет в крохотной квартирке около офиса – в десяти километрах от нас. А я впервые за много лет ощущаю себя не только матерью и наслаждаюсь жизнью с любимым мужчиной. Могу сходить с ним вечером в ресторан. Свобода! Этот год – лучший в нашей сов­местной жизни. Я думала, что для супругов с тридцатилетним стажем такое немыслимо – но судьба учит верить в чудеса.

СЕМЕЙНЫЙ БЮДЖЕТ И БЮДЖЕТ КОМПАНИИ – ДЛЯ НАС ОДНО И ТО ЖЕ. Мы давно решили, что часть денег находится в единоличном ведении Диего. Каждый месяц муж выдает детям фиксированную сумму на жизнь. Иногда дочка просит у меня дополнительные деньги на платья, и тогда мы вместе идем за покупками. Еще я плачу садовнику и нашей помощнице, но деньги мне все равно выдает Диего. Зачем мне наличные – ведь так приятно попросить у мужа. И хоть Диего меня не проверяет, я сама рассказываю о личных тратах. Мне это кажется важным, ведь у нас общий счет. Но не думайте, что я такая нерешительная. Я вполне могу провернуть следующее: 13 февраля пойти в Louis Vuitton и купить себе очень дорогую сумку, а 14-го спросить у Диего: «Милый, где же мой роскошный подарок?» Он хлопает себя по лбу: «Ой, День святого Валентина!» А я в ответ: «Не проблема, вот твоя валентинка, спасибо тебе огромное!» Я научилась превращать подобные ситуации в шутку.

ПЕРВЫЙ ГОД НАШЕЙ СОВМЕСТНОЙ ЖИЗНИ МЫ ПОКРИКИВАЛИ ДРУГ НА ДРУГА. Мне было непросто научиться просить деньги у Диего и тем более у его мамы. Все затраты на домашнее хозяйство были на мне, и я тратила на это все, что зарабатывала. В итоге я осталась совсем без средств. К счастью, с годами я поняла, что мы сильны вместе, и научилась усмирять свою гордость. Диего знает: если у него проблема, я устрою войну – но решу вопрос. Если Диего с кем-нибудь ссорится, с соседом, например, я не мирю их – я помогаю Диего, я в его команде.

У ДИЕГО ЕСТЬ СТРАСТЬ – МУЗЫКА. В нашем трехэтажном особняке мы выделили под это увле­чение большую комнату. Вечером, вернувшись из офиса домой, Диего бежит прямиком из гаража в музыкальную комнату. Каждый день! У нас есть все возможные инструменты, целый оркестр. Вот он пришел – и сразу за барабаны. Или за фортепиано. У нас несколько фортепиано – они плодятся! Одно в гостиной. И барабаны в гостиной. Контрабас в гостиной. В другой комнате еще одно фортепиано и еще одни ударные. Диего рассуждает так: зачем покупать стулья, когда можно приобрести еще один инструмент? Это святое. Дети любят музыку столь же страстно, как их отец. А я и счастлива. Иногда только спрашиваю: «Что, еще одна ударная установка?!» Вопрос не в деньгах, главное – чтобы это не превращалось в манию. Но страсть мужа меня завораживает. Это так важно для мужчины. Знаете, в первые годы нашей совместной жизни он удивлял меня тем, что после работы не шел, как многие парни, в бар, а приезжал домой, отправлялся в сад и возился с цветами. Ему важно дотрагиваться до них, живых и хрупких. У меня нет больших страстей. Да, я люблю семью, друзей, работу. Кстати, у меня есть еще одно качество: что бы я ни делала, я в это влюбляюсь.

ОТПУСК НАМ, ПО СУТИ, НЕ НУЖЕН – НАШИ БУДНИ И ТАК ХОРОШИ. Раз в два года мы можем позволить себе пару дней в Дубае или две недели на Мальдивах. На Пасху поедем на четыре дня во Флориду с Мартой. Вот и все наши каникулы. Даже в августе работаем. Мы живем около озера Гарда, и когда тепло, я обожаю поплавать в озере после работы. Может, поэтому мы не нуждаемся в отпуске.

КОГДА ДИЕГО БЫЛ МОЛОЖЕ, ОН ХОТЕЛ УПРАВЛЯТЬ МАЛЕНЬКИМ САМОЛЕТОМ. Но я это пресекла. У нас уже было двое детей. Лучшее слово в такой ситуации – «пожалуйста». Это вообще великое слово. «Пожалуйста, я не хочу остаться одна!» А у Диего сильно развито чувство ответственности за меня, за детей... Еще в молодости муж обожал серфинг, но серфинг требует бесконечных путешествий. Я очень надеюсь, что мысли бросить работу и уехать на Бали в ближайшие годы не проникнут Диего в голову. Лет через десять Маттео и Андреа будут готовы возглавить наш семейный бизнес, но не сейчас. Знаете, человеку вообще вредно не работать. Моей маме 81 год. Она была менеджером, но в 70 вышла на пенсию. У нее началась депрессия, мама стала невыносима. И мы сказали ей: «Мам, иди работай!» Она вернулась в бизнес, по чуть-чуть работает каждый день. Очень важно приезжать в офис – одеваться и приезжать. И все мамины подруги сейчас – моего возраста, восьмидесятилетних среди них нет. Ей неинтересно со старушками. Маме нравится пойти с «девочками» в пиццерию, развеяться – жить полной жизнью. Мы все так живем. Так что каникулы откладываются.

Парка, Diego M
Рубашка, Diego M

У НАС ОЧЕНЬ МНОГО ДЕТАЛЕЙ, СВОЕОБРАЗНЫХ ФИШЕК. Каждая наша модель с сюпризом. Когда клиент покупает нашу вещь и приносит ее домой, он что-то новое там находит. У нас много моделей "два в одном". Например, двухсторонние куртки - надеваете на одну сторону и идете на работу, выворачиваете - идете на вечеринку или мероприятие. Мы делаем вещи для женщины, которая работает, которая в движении, она должна работать, быть в форме, но вечером она должна быть шикарной - для этого мы делаем такие вещи.

В НОВОЙ ВЕСЕННЕЙ КОЛЛЕКЦИИ всем очень нравятся рубашки с перфорацией, из кожи и замши. Интересно, что европейские женщины больше любят замшу, а российские, в основном - кожу. Эта рубашка - одна из моих любимых вещей тоже. Еще мне нравится парка, из хлопка-стрейч. 

1/10
Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюнь 2017
Fun & drive