Кристофер Моррис: личный фотограф княгини Шарлен

[Стиль жизни] [Знаменитости][Истории успеха][Княгиня Шарлен]
1374
Княжеская семья Монако, несмотря на внешнюю открытость, журналистов и фотографов допускает к себе с трудом. Единственный счастливчик, которому дозволено делать официальные и не совсем портреты Шарлен, Альбера и их детей – американец Кристофер Моррис.

Для того, чтобы быть фотографом, одного мастерства не достаточно, – нужно уметь чувствовать и видеть в привычных пейзажах, а главное – в самых обычных лицах что-то своё, новое, о чём можно поведать миру. Американец Кристофер Моррис – бывший основатель и член агентства VII, обладатель множества наград, среди которых золотая медаль Роберта Капы, награда Оливье Реббо, World Press Photo, начал свою карьеру как военный фоторепортёр. Снимать войну? Для этого нужна железная хватка и стальные нервы. Моррис по заданию Time и нескольких других изданий побывал на десятке войн: Ирак, Сомали, Афганистан, Чечня и многие, многие другие военные конфликты, которые фотографу удавалось освещать в совершенно новом, необычном ключе. В его работах нет ни рек крови, которые так любит мировая пресса, ни трупов, ни каких-либо других чудовищных картин. Кажется, будто на его войнах никто не умирает, но отчего-то становится жутко. 

«Первые два-три раза на войне у меня было очень мало фотографий. Мне было страшно, я был в шоке от страха, не мог сосчитать количество пальцев на руке… Если ты позволишь страху проникнуть внутрь, ничего не получится».

Моррис демонстрирует миру ужас войны не напрямую, и может быть именно этим способен добиться такого эффекта – война, по мнению фотографа, всегда рядом, даже когда кажется, что её нет. В одном из интервью Кристофер рассказал, что Чечня была его последним пунктом назначения, где он чудом остался жив после встречи со снайпером лицом к лицу. Дома в Америке его ждали жена и двухлетняя дочь, так что, по возвращении Моррис расторг все контракты.

«Я выходил за рамки закона, чтобы сделать фотографии, которые по-другому было не заполучить. Когда снимаешь в зонах конфликтов, не всегда срабатывают обычные правила и законы».

Потом была политика. Некоторое время Моррис считался официальным фотографом Белого дома. Он представил непривычное и новое видение политической картины в США. С 2000 года Кристофер Моррис девять лет по заданию Time работал фотографом в президентском пуле — снимал Буша и Обаму, и даже президентские охранники так к нему привыкли, что он снял серию и о них. Правда, на то, чтобы получить доступ к большой политике, Моррису потребовалось несколько месяцев — даже являясь именитым мастером, добраться до президента совсем непросто. 

Он изображал мировых лидеров, без которых не обходится ни одна сводка новостей, самыми обычными людьми. Вдруг оказалось, что они вполне способны сбрасывать знакомую каждому маску, умеют грустить или заливисто смеяться, как дети. В 2008-м перед самым уходом  Джорджа Буша-младшего Моррис создал серию снимков, посвящённых повседневной жизни президента. На этот раз он отказался от очевидных кадров, создав историю Буша в стиле символизма - никаких портретов: руки, ноги, случайные движения, фото со спины.

«Быть президентом США — это напряжённая и сложная работа. Нужно быть лидером для очень разных людей, у которых разные религии и мировоззрение. Быть президентом совсем не похоже на другие профессии. Слишком много ответственности перед людьми и миром».

Севастополь
Севастополь

Однако скоро Моррис пришёл к выводу, что снимать мир, когда вокруг по прежнему бушуют войны, для него задача практически невыполнимая. В 2002 году он получил разрешение на поездку в Афганистан, чтобы сделать первый в мире фоторепортаж о войсках специального назначения. В 2005-м он первым из американских фотографов попал в Северную Корею. Там у Морриса забрали все камеры, сообщив, что ждали пишущего журналиста, но никак не фотохудожника. Каким-то чудом ему удалось привезти на родину серию эксклюзивных снимков. Кристофер Моррис успел побывать и в Крыму, и в Белоруссии.

Он никогда не снимал фэшн, считая это бесполезным занятием, но его заметили и предложили работу. Фотограф попал в совершенно новый мир: здесь не убивали людей, здесь не было серьёзных лиц, здесь не решались судьбы мира. Если раньше он фиксировал реальность, ничего не меняя, то здесь приходилось создавать ее самому.

«Мне нравится разная фотография, в любых жанрах. Не нравится только неряшливая фотография».

«Работа в фэшн-индустрии мне кажется более сложной работой, чем фотосъемка на войне. Модели ждут твоих указаний и идей и ты должен все решать сам».

Уже будучи известной персоной в мире не только политической и военной, но и модной фотографии, Моррис впервые встретился с Шарлен. Его пригласили снимать крещение детей князя и княгини Монако. Вместе с Моррисом работал ещё один фотограф - француженка, но Шарлен результатом осталась крайне недовольна, запретила публиковать снимки, а вот работу Морриса оценила и даже лично пригласила его сделать рождественский портрет княжеской семьи.

Моррис, пожалуй, был единственным, кого подпустили так близко. Во время съёмок пресловутой открытки Шарлен и Альбер поссорились, и княгиня даже ударила своего благоверного локтем - такое нечасто увидишь – мы привыкли лицезреть венценосных особ всегда  в идеальной форме, улыбающимися  и трогательными. Оказывается, и принцессы умеют драться..

Та самая "Рождественская открытка" семьи князя Монако, декабрь 2015 г

«Они позволили мне увидеть то, что не позволяли другим. М-да, очень странный мир»

Сегодня на счету у Морриса несколько фотосессий, заказанных княгиней, в том числе и «деревенская», которая была раскритикована консерваторами в пух и прах – там Шарлен предстала в образе барышни-крестьянки.

Моррис не стремится к классике в фотографии, возможно, поэтому так часто его снимки кажутся далёкими от совершенства. Но это лишь на первый взгляд, Стоит только присмотреться, чтобы понять – эстетика в его задачу не входит, он хочет продемонстрировать своему зрителю мир таким, какой он есть на самом деле.

Источник фото: Кристофер Моррис

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России