Девочки созрели: «эпидемия» раннего полового созревания

[Life&Love] [Дети][Секс]
13349
Почему современные дети так рано взрослеют и надо ли из-за этого бить тревогу? Светлана Кольчик провела собственное расследование (и немного успокоилась).

«Мама, а почему бэбики появляются из животика?» – поинтересовался недавно мой сын. Ему еще нет и четырех. И я понятия не имею, откуда он уже в курсе про «животик». Лично я ему про это не рассказывала. Но морально готова. К счастью, тема «почему вымерли динозавры?» его пока интересует.

Но тенденция налицо. Современные дети, даже совсем маленькие, очень много знают. И вообще взрослеют раньше – физически и, в некоторых аспектах, психологически. Во многих странах родители бьют на этот счет тревогу, а некоторые педиатры уже объявили «эпидемию» раннего полового созревания.

При этом сама тема раннего созревания пока хорошо не изучена – особенно в России и Западной Европе. Известно лишь, что процесс этот начался не вчера. Несколько лет назад британский психолог Арик Сигман изучил три поколения женщин – девушки 16–20 лет, их матери 40–50 лет и бабушки 65–75 лет. Сигман установил, что в наше время у многих девочек созревание происходит на 18 месяцев раньше, чем когда-то у их матерей, и почти на два года раньше, чем во времена их бабушек.

Но многие ученые настаивают, что именно в последние десятилетия взросление заметно ускорилось. Особенно в странах с развитой экономикой. В США, по данным Американской академии педиатрии, у 23% современных афроамериканских девочек-подростков, 15% латиноамериканских и 10% белых грудь начинает развиваться уже в 7 лет. По данным другого исследования Академии, проведенного в 2012 году, мальчики в США сейчас тоже достигают пубертата на год-два раньше, чем в предыдущие десятилетия.

Точных сведений, почему это происходит, пока немного. А вот гипотез – достаточно. Главное – различать раннее половое созревание и ускоренное. «Когда рост груди, появление лобковых волос, увеличение роста, выделения из влагалища появляются до восьми лет – это раннее созревание, – объясняет французский детский эндокринолог Мишель Коль. – Но когда эти первые признаки пубертата появляются в 8–10 лет, я предпочитаю говорить об ускоренном созревании. Это физиологически нормально, но происходит чуть раньше обычного». Именно ускоренный – а также более длительный пубертат – в наши дни действительно все более частое явление. Более длительный – потому что, как утверждают врачи, средний возраст первых месячных не сильно снизился и по-прежнему составляет 12–12,5 года. Выходит, детство сегодня становится все короче, а вот подростковый период затягивается.

В числе причин часто называют наше питание. Пища сегодня содержит огромное количество сахара, а также добавок, способных вмешиваться в естественные процессы развития. Наиболее вероятными виновниками считают продукты с высоким коэффициентом содержания фитогормонов, в первую очередь фитоэстрогенов. Фитоэстрогены – натуральные компоненты, присутствующие во многих растениях (например, в сое), вытяжки из которых активно применяются как в пищевой, так и в косметической индустрии. Их структура подобна человеческим эстрогенам (у девочек это главный гормон, ответственный за начало полового созревания), и хотя их биологическая активность, возможно, не такая высокая, ученые утверждают, что воздействовать на наши природные циклы эти вещества вполне способны. Еще один значимый фактор – постоянно растущее число детей с лишним весом. Врачи объясняют, что в жировой ткани много лептинов, которые опять же активизируют выработку эстрогенов.

На ускорение взросления могут влиять и психологические факторы. В первую очередь хронический стресс. Многие дети сегодня растут в неполных семьях, и отсутствие одного из родителей – прежде всего, биологического отца – тоже может спровоцировать преждевременный пубертат. Особенно у девочек. Есть версия, что быстрому созреванию, среди прочих, могут быть подвержены приемные дети. Причина тут эволюционная: пережитый в детстве сильный стресс может подсознательно стимулировать таких детей выживания ради стремиться как можно раньше достичь репродуктивного возраста.
Влияет и обстановка в семье в целом. «Дети – всегда продолжение родителей, – говорит психолог Ольга Данилина. – И если для тех сексуальные проблемы актуальны, а порой даже чрезмерно, до невротических проявлений, то ребенок погружается в это семейное пространство с рождения. Гормональное развитие может быть напрямую связано с семейными и социокультурными нормами».

Когда нужно принимать меры? Например, вести ребенка к эндокринологу или психологу? Есть, кстати, данные, что подростки, раньше времени достигшие зрелости, больше подвержены депрессиям и расстройствам пищевого поведения – как в юном возрасте, так и позже. Также у рано повзрослевшего ребенка из-за слишком быстрого развития костей могут быть проблемы с ростом: поначалу такие дети заметно выше сверстников, но потом очень быстро перестают расти. Поэтому в некоторых (очень редких!) случаях может потребоваться гормональное лечение. «Организм каждого ребенка уникален, мы наблюдаем за ним несколько недель, прежде чем решить, нужно ли лечение, – уточняет эндокринолог Мишель Коль. – Если, например, девочка развивается слишком быстро и уже к восьми годам становится маленькой девушкой, с подростковыми перепадами настроения, – лучше вмешаться. Если же ребенок хорошо себя чувствует и его не беспокоят трансформации его тела, то в терапии нет необходимости».

А как быть с исключительной информированностью юного поколения? «Мой восьмилетний сын рассказал мне про вагинальный микоз – он видел по телевизору рекламу лекарства», – беспокоится одна мама. «Мой ребенок, ему всего девять, сказал, что у сестры его друга начались месячные, – беспокоится другая мама. – А потом он спросил, в каком возрасте бывает эякуляция и больно ли это». У обескураженной мамы не нашлось быстрого ответа – она предложила мальчику спросить об этом папу (который тоже не особенно рвался говорить с сыном на столь деликатную тему). В итоге семейство решило купить книжку об анатомии. «Моя 11-летняя дочь искала в интернете колготки, а попала на сайт фетишистов!» – хватается за голову еще одна мама.

Сегодня мы действительно тонем в информации, и, хотим мы того или нет, дети тоже вовлечены в эту игру. В современном обществе потребления информация – главный товар. В этом, разумеется, есть немалые риски, но также и плюсы.

Информацией можно ведь распоряжаться по-разному. Мое поколение, например, взрослело в информационном вакууме. Темы секса в основном были табуированными, но это не означало, что информация к нам не поступала. Поступала, но часто в извращенном виде. Или слишком поздно. Я к концу школы, например, имела довольно смутное представление о том, что на интимном уровне происходит между мужчиной и женщиной. Это позднее взросление лично мне в свое время далось нелегко. И мне нравится, что сегодня мы не только адекватно информированы, но и готовы к диалогу. В том числе – с нашими детьми.

К слову, по данным исследования, проведенного Фондом «Общественное мнение» в 2012 году, 83% опрошенных россиян считают, что именно родители должны говорить с подростками о сексе. И, возможно, чем раньше, тем лучше. Вика, 17-летняя дочка коллеги, призналась мне, что когда к ним в школу, начиная с 8–9 класса, стали приезжать представители одного из центров здоровья читать лекции о половом созревании и сексе, для абсолютного большинства подростков там не нашлось ничего нового (у всех девочек месячные к тому времени давно уже были). «На такие лекции парней и девушек сажали по отдельности, что странно – как будто сексом нам не вместе заниматься! – со смехом добавляет Вика. – А в старших классах мы уже молили, чтобы нас оттуда отпустили: зачем же три года подряд слушать одно и то же?!»

«К первому классу школы ребенок должен знать, откуда берутся дети. Точка. И никаких сказок про аиста!» – соглашается моя близкая подруга, сыну которой 7 лет, а дочери – 15.

Я с ней согласна. Психологи советуют в таких разговорах стараться быть с детьми краткими и ясными. Реагировать на порой неожиданные и странные детские вопросы спокойно. Не уходить от ответа – дети непременно почувствуют нашу неловкость, и это переживание, возможно, потом помешает им начать гармонично строить отношения. Отвечать без стеснения (информация, разумеется, должна соответствовать возрасту), четко определяя границы допустимого. Так дети будут учиться доверять своим ощущениям, своему телу и воспринимать сексуальность как естественную часть жизни.

Но для начала я, пожалуй, все же куплю сыну «про это» красивую детскую книжку.

1000 и 1 вопрос «Про это»

В 1955 году половое воспитание стало обязательным предметом во всех школах Швеции, в Германии его ввели в 1968 году, а в Австрии – в 1970-м. В те же годы оно появилось в голландских, швейцарских и финских школах. Одновременно стали открываться бесплатные консультации для подростков по вопросам, связанным с контрацепцией и планированием семьи. В 1980-е годы сексуальное образование получило распространение во Франции, Бельгии, Великобритании, а несколько позже – в Испании и Португалии. В 1990-е оно стало обязательным в Чехии, Греции, Дании, Эстонии. Есть данные, что в результате подобных инноваций удалось заметно снизить распространение инфекций, передаваемых половым путем, а также абортов среди подростков.

Не ждите, пока ребенок спросит вас о сексе

Георгий, PR-cпециалист, папа двоих мальчиков – 15 и 8 лет:
К сожалению, в детстве родители никогда не говорили со мной ни о сексе, ни о предохранении, ни о половой гигиене. Обо всем я узнавал от сверстников, и из-за этого у меня были проблемы. Поэтому со своими детьми я стал разговаривать обо всем сам, не дожидаясь, пока они спросят. И делать это стараюсь в максимально неформальной форме. Не могу сказать, что дети рвутся со мной и женой эти темы обсуждать, но с вопросами иногда приходят.

Классу к четвертому старший освоил Интернет и увлекся энциклопедиями, так что многие ответы он получил оттуда. Младший рано научился читать и, подражая брату, тоже стал изучать энциклопедии. Сейчас ему интересна тема спаривания у животных. У нас живут две черепахи – он ждет, пока они начнут размножаться. Очевидно, он уже знает, как это происходит и у людей.

Старшему сыну уже интересно проводить время с девочками. Он несколько лет подряд ездит в летний лагерь «Камчатка», где заводит массу знакомств, а в городе они с друзьями ходят по галереям, музеям, сидят в кафе. При этом в его параллели, насколько я знаю, сексуальную жизнь еще никто не ведет. Но я в любом случае уже давно говорю с ним о контрацепции и гигиене. И мы с женой в курсе, что он тайком от нас смотрит фильмы, где есть эротика: «Сексуальные хроники французской семьи» Барра, «Молода и прекрасна» Озона, «Мечтатели» Бертолуччи. Мы не возражаем. Сейчас дети в основном все узнают из Интернета и друг от друга. Если они захотят найти порнографию, я не смогу им в этом помешать. Интернет развивается благодаря взрослому контенту. И детям придется учиться самостоятельно фильтровать информацию. Для меня важнее, чтобы их пребывание в Интернете было безопасным. И порнография – точно не самая большая зона риска.

Мы живем в очень материальном мире, в котором потребление стимулируется с самого раннего возраста. Поэтому современные дети все больше ведут себя и одеваются как взрослые, рассуждают по-взрослому, быстрее интегрируются во взрослый мир. И если им неловко заговорить о сексе, родители сами должны сделать первый шаг. Главное – чтобы эта тема не была в семье табу.

Моей дочке нравится взрослеть

Карина, менеджер в корпорации, мама 10-летней дочери:
Точно не помню, когда дочка спросила о рождении детей. Лет в пять, кажется. Я ей честно сказала, что они сидят в животе, а вылезают через «пипис». Она это спокойно приняла. А про то, как в живот попадает ребенок, спросила немного позже. Я сказала, что соединяются две клеточки, мамина и папина. И все объяснила. Почему у мужчин такой половой орган, а у нас такой. И что это называется любовь. А о том, что такое секс, я рассказала, когда ей было семь. Она пока до сих пор не понимает, как же можно просто так сексом заниматься. Когда в кино эти сцены видит, отворачивается и говорит: «Фуу!..» В компьютере муж поставил антивирус, чтобы дочка не натыкалась на порно. Но она в любом случае очень правильная. Очень хочет иметь детей. Недавно спросила меня, больно ли это. Я сказала, что потерпеть можно – так природой устроено. Она и согласилась. Но физиологически у нее раннее развитие. В девять лет у нее начала активно расти грудь и волосы в интимных местах. Мы сходили к гинекологу и сделали УЗИ малого таза. Врач подтвердил, что развитие раннее, но это не проблема. Тем более что ей все это нравится. И грудью любуется, и волосы на лобке не дает брить – говорит, красиво. Платья носить обожает и даже садиться стала как леди – ножки вместе или нога на ногу. У нее полное принятие своего тела, чего не было у меня. Я взрослеть не хотела.

Дочь может заниматься сексом дома

Анна, журналист, мама 18-летней дочери:
Думаю, сейчас тема секса распространяется, как и прежде, с помощью сарафанного радио. Опередить социум невозможно. Но важно иметь доверительные отношения с ребенком, чтобы он пришел к вам за объяснениями. Правда, по моим наблюдениям, детей смущает, когда родители откровенно, заглядывая в глаза, говорят на такие темы.

У нас в семье сейчас больная тема – предохранение. По-моему, это единственное, что детям сообщили о сексе в школе. Мы тоже говорили, напирали на презервативы и, как мне кажется, сформировали у дочери комплекс – боязнь беременности. При этом моя дочь – точно не ранняя и до 14 лет «этим» вообще открыто не интересовалась. Но в какой-то момент, когда ей было как раз лет 14, я вздрагивала, когда видела ее фото в Facebook. У нее талант превращать себя с помощью тонального крема, туши и помады в секс-символ. Все знакомые мужчины были в шоке, и я потребовала какие-то фото убрать. Еще она прибавляла себе возраст в «ВКонтакте». Я была против – и установила ей на телефон «радар».

Они все примерно одинаковые – ее подружки. На сексе не повернуты, но и на романтике тоже. Мне, как представителю поколения «секс-наркотики-рок-н-ролл», видеть это немножко грустно. Но я понимаю: они другие. Надеюсь, их юность будет более безопасной, чем наша. Я как раз была ранняя. Тогда было модно считать, что на юге девочки созревают быстрее, а я до 11 лет жила на Украине. Но, скорее, это темперамент, среда, богемное окружение – много эмоций, – появление отчима и то, что в моей первой школе – школе искусств – в классе было мало мальчиков. У моих родителей был культ честности, но при этом приличия строго соблюдались. У нас по-другому. Мне кажется унизительным, что молодые люди должны прятаться и заниматься сексом украдкой – как будто они в чем-то виноваты или это стыдно. Когда-то мама повела себя демократично, признав мое курение в 19 лет. Мне, в отличие от многих, не приходилось прятаться и врать, спасибо ей за это. Я пошла дальше и позволила моей дочери в 17 лет официально – у нас дома – иметь нормальную половую жизнь.

Фото: Архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюнь 2017
Fun & drive