Экстремальная Диана: прыжки со второго этажа в сугроб и другие безрассудства принцессы

[Life&Love] [Принцесса Диана][Династии][От первого лица]
5629
«Наша мама была абсолютным ребенком», - улыбаясь, вспоминают о принцессе Уэльской ее сыновья (их интервью о матери легло в основу нового документального фильма о Диане). А вот ее телохранителям было не до смеха. И им тоже есть, что вспомнить.

Пренебрегая своим статусом будущей королевы, Диана часто вела себя крайне беспечно, подвергая себя неоправданным рискам, чтобы почувствовать себя «как все». Еще при жизни принцессы ее критиковали за опасную прогулку по минному полю (в обмундировании, которое не способно было ее защитить от увечий), и за общение с больными СПИДом (ведь она после этого шла общаться с наследниками Короны). Но, как оказалось, эти эпизоды были лишь вершиной айсберга. До недавнего времени полного масштаба выходок принцессы не могли себе представить даже заядлые экстремалы.

Диана идет по минному полю в Анголе, 1998 год

Спустя 20 лет после гибели «народной принцессы» ее личный охранник Кен Уорф решил поделиться, каким он запомнил Диану. А у нас появился шанс узнать, какой головной болью была принцесса Уэльская не только для своей личной охраны, но и для служб безопасности вокзалов, курортов и прочих мест, где ей вдруг взбредало в голову «побыть как все». 

Личный телохранитель Дианы после ее смерти опубликовал несколько книг, в которых представил историю ее жизни его глазами

Принцесса в «экономе»

«В джинсах, простой футболке и своем любимом синем блейзере, Диана искренне верила, что в очереди на регистрацию в аэропорту Гатвика ее никто не узнает.

Пожалуй, это был первый раз после свадьбы, когда она стояла в очереди. Но в этот день Диана была решительно настроена стать «обыкновенной» хотя бы раз в жизни – а это подразумевало полет эконом классом».

«Вскоре, однако, ее, конечно же, узнали. Это была толпа шумных девчонок из Эссекса, летящих на безбашенные выходные на Ибицу. Поначалу они едва ли могли осознать, кто стоит перед ними.

Диана растерялась, но как ее личный телохранитель я понимал, что никакой опасности эти девчонки не представляли, так что я решил немного повредничать и позволить Диане подольше «насладиться» обществом этих леди…»  

Кен и Диана во время визита в Оксфорд, 20 ноября 1990 года
Во время визита в Германию, 1991 год

В тот день против идеи Дианы лететь эконом классом выступали решительно все. Однако принцесса Уэльская не желала никого слушать.

«Я не хочу никакого особого отношения, никакой суматохи. Мне просто хочется быть, как все», - заявила Диана.

Тогда Кен учтиво ответил ей, что это невозможно, ведь она – далеко не все. Но, очевидно, это было не то, что принцесса хотела услышать.

« – Кен, - промолвила Диана, глубоко вздохнув, – знак того, что я перешел черту и невольно испортил ей настроение – ты можешь просто сделать все так, как я сказала? Я хочу этого»

Этот эпизод произошел весной 1989 года. Кен служил телохранителем Дианы уже второй год и отлично знал, что принцесса – не из тех, кому стоит перечить.

«Когда она была в хорошем настроении – лучшее ее не было никого; когда же в плохом – то самое умное, что ты мог сделать, это отойти от нее подальше – хотя, конечно, это не так то просто, если ты ее телохранитель»

Конечно же, полет принцессы не мог состояться, «как у всех». Ведь даже паспорт Дианы буквально кричал о том, что она не была обычным пассажиром. На обложке было вытиснено «Диана, принцесса Уэльская», а в графе «национальность» попросту значилось – «Принцесса королевского дома».

Вся глупость этой затеи была ясна Кену еще с самого начала. Охранник попытался уговорить принцессу хотя бы приехать в аэропорт пораньше, чтоб избежать очередей. Но Диана твердо намеревалась попасть еще и к парикмахеру, так что принцесса прибыла в Гатвик в самый час-пик.

Диана с сыном Уильямом
Диана во время визита в Канаду, октябрь 1991 года

«Вскоре нас окружили, по меньшей мере, человек двадцать. Все они лезли друг другу на голову, чтобы получше разглядеть принцессу. Через минуту или две, однако, терпение Дианы не выдержало. Она бросила на меня красноречивый взгляд, в котором читалось: «Я же принцесса… Уведи меня отсюда!»

К счастью, у меня в запасе имелся план «Б». Без консультаций с Дианой я заранее обсудил готовящееся шоу со службой аэропорта. Они, конечно же, обещали мне помочь, если что-то пойдет не так»

Диану увели в VIP-сектор, подальше от поклонников.

«Позднее Диана рассказывала об этом случае так, будто это был забавный анекдот, который она всегда заканчивала тем, что с удовольствием присоединилась бы к тем девчонкам из Эссекса. На самом же деле только я знал, насколько это было далеко от правды».

Ночь в Венеции

«Ее любимым времяпрепровождением, особенно в канун Нового года, было рассматривать брошюрки с путевками на праздники – только, чтобы найти повод не появляться на рождественском приеме в Сандригемском дворце. Она всегда будто задыхалась там.

На самом деле я понимал, что ей хотелось быть подальше не столько от королевской семьи, сколько от принца Чарльза.

Диана и Чарльз, 1988 год

Разглядывать брошюры было для нее некой формой эскапизма. В эти моменты Диана чувствовала себя обычным человеком – будто бы она с легкостью могла сама собрать чемоданы и отправиться, куда угодно. И без Чарльза».

Даже небольшой визит за границу без мужа мог до небес осчастливить Диану. Так случилось, к примеру, в августе 1990 года, когда принцесса с мамой отправилась в Верону.

«Вечером во время прогулки мы все оказались на старинной площади в Вероне, где в этот момент выступал Лучано Паваротти с реквиемом Верди. Великий тенор заворожил слушателей. В один момент на Верону даже грянул проливной дождь – такой, что бессильны оказались даже зонты. Но никакой ливень не мог сдвинуть с места принцессу: она продолжала наслаждаться музыкой, атмосферой, и, конечно же, ей хотелось, чтобы этот вечер никогда не кончался.

Паваротти заметил принцессу в толпе и после выступления пригласил нас всех в свою гримерку. Там на ломанном английском он безбожно флиртовал с Дианой, которая, казалось, на какое-то время влюбилась в него без памяти»

После этого знакомства Диану охватила эйфория и такое желание спонтанности, что принцесса тут же предложила всем отправиться на ночную экскурсию в Венецию. 

Диана со своим телохранителем, 1991 год
Кен держит зонт над Дианой во время ее прогулки по Оксфорду

«Было уже почти десять вечера, но, глядя на нее, я понимал, что ее уже не остановить. Она определенно настроена взглянуть на ночную Венецию – даже, если ей придется идти туда пешком.

Через час мы уже лицезрели город таким, каким он доселе не представал ни перед кем. Прихватив с собой бутылочку прохладного Pinot Grigio, из которой Диана периодически делала импульсивные глотки, мы плыли вниз по Grand Canal и наслаждались живописными видами. Сделав очередной глоток, Диана с глазами довольной кошки повернулась ко мне и сказала: «Если бы только мне давали такую свободу хотя бы раз в месяц, то вся моя работа определенно имела бы смысл».

Принцесса и нудисты

Спустя несколько лет после той поездки, в мае 1992 года, Диана попросила Кена дать ей возможность прогуляться одной по какому-нибудь пляжу – без сопровождения телохранителя.

Кен и Диана в Сент-Олбанс
Принцесса Диана прибывает на премию The Evening Standard, 14 ноября 1989 года

«Мое начальство из Скотланд-Ярда пришло бы в ужас, узнай, что я дал добро на эту затею. Но я обещал принцессе, что все устрою.

Из своего детства я помнил небольшой песчаный пляж на одном из отдаленных английских островов – это было идеальное место для одиноких романтичных прогулок. Диана была невероятно воодушевлена».

На пляже не было никого, кроме парочки птиц, околачивающихся у воды. Кен вручил Диане рацию и карту с обозначенным маршрутом, сказав, что встретит ее в конце пляжа.

«Она постепенно отдалялась – высокая тоненькая фигурка в джинсах, замшевой куртке и шарфе, защищавшем ее от холодного ветра.

Я наблюдал за тем, как ее силуэт исчезал вдали. Это было очень странное чувство – смотреть, как супруга будущего Короля уходит куда-то сама по себе».

Прогулка принцессы была рассчитана на 40 минут, и Кен решил скоротать это время, полежав немного под весенним солнцем, как вдруг из рации раздались возгласы Дианы:

«Это я. Слышишь меня? – доносился голос, - Это потрясающе. Я не могу в это поверить! Ты должен был сказать мне о колонии нудистов!»

Она начала громко смеяться, и я захохотал в ответ. Я даже подумать не мог, что нудисты выберутся на пляж в такой прохладный весенний день. 

Я встретил ее в назначенное время. Она же пришла в компании двух собак, которые, очевидно, присоединились к ней ранее.

Кроме нас здесь не было никого: ни толп людей, ни дополнительной охраны, ни прислуги. Это был час, когда Диана почувствовала себя по-настоящему «нормальной»». 

Побег через окно

По воспоминаниям личного охранника Дианы, принцессе всегда хотелось "больше воздуха", но королевская семья буквально "дулшила" ее

В марте 1993 года, уже после расставания с принцем Чарльзом, Диана с сыновьями отправились на горнолыжный курорт в Австрию.

«Произошла очередная драма, и узнал я о ней от ночного дежурного Марка, который разбудил меня в шесть утра настойчивым стуком в дверь моего гостиничного номера. Он выглядел очень взволнованным.

– Все хорошо? - спросил я.

– С ПРИНЦЕССОЙ теперь все хорошо, - ответил мне Марк все еще взволнованным голосом.

Я подскочил, как ошпаренный, и пока я пытался засунуть себя в халат, Марк рассказал мне о случившемся.

Примерно в полшестого утра в элитном отеле Arlberg раздался звонок входной двери. Марк постепенно согнал с себя остатки дремоты и нехотя поплелся открывать, как внезапно обнаружил перед собой принцессу Диану – с румянцем на щеках и в верхней одежде.

Она посмотрела ему прямо в глаза и, бросив вежливое «доброе утро», бодро зашагала вверх по лестнице.

Где, черт побери, она пропадала всю ночь? При одной только мысли о том, что она бродила в одиночку в темноте, кровь стыла в жилах. У меня перед глазами уже стояли заголовки газет «Принцесса улизнула от охраны». Я принялся выяснять подробности.

Я узнал, что на ночь все двери на улицу закрываются, к тому же в лобби всегда сидит дежурный со связкой ключей. Так что принцесса никак не могла выйти через дверь. 

Кен Уорф находился подле принцессы 24 часа в сутки...
...поэтому потерять ее даже на несколько часов было для него нонсенсом

И тут меня осенило. Она не вышла через дверь – она, черт возьми, выпрыгнула из окна! Но как? Ее номер был на втором этаже, а это метров шесть в высоту!

Я вышел к ее окнам, чтобы проверить свою версию. Сомнений не оставалось: четкий отпечаток тела Дианы на снегу, от которого в сторону города тянулись следы ее ног, доказывал мою правоту».

На следующее утро Кен попросил у принцессы объяснений.

« – Мадам, - произнес я спокойно и с каменным лицом, - я бы хотел поговорить с вами о прошлой ночи. О чем, черт подери, вы думали? Могло случиться все, что угодно.

Она тут же зарделась. Она понимала, что виновата – не только в том, что подвергла себя риску, но и в том, что поставила меня в опасное положение.

Она молчала. Тогда я напомнил ей, что наши с ней отношения основывались на негласном доверии, но отныне мой лимит исчерпан.

– Кен, мне просто нужно было немного воздуха, - наконец ответила она. Ее лицо все еще было залито краской – да, я спрыгнула с балкона. Но там был мягкий сугроб, и я знала, что все будет хорошо».

Она могла упасть на камень и переломать себе все кости, но, с другой стороны, отчитывать Диану всегда было глупой затеей, поэтому Кен сменил тактику, деликатно поинтересовавшись, где же принцесса пропадала ночью.

«Я отдаю себе отчет в своих действиях», - лишь сказала она.

Но тут, окончательно взбесившись, я лишь ответил: «Нет, мадам, я так не думаю».

Чем она занималась той ночью, остается загадкой до сих пор. Но этот побег ясно дал мне понять: она просто хотела вырваться из «ловушки» своего положения. Это была демонстрация независимости и неповиновения».

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2017
Princess