Памела Друкерман: «Я подарила мужу женщину для секса втроем»

[Life&Love] [Отношения][Секс]
13561
Говорят, что все мужчины мечтают хотя бы раз в жизни оказаться в постели с двумя девушками. Мужу англичанки Памелы Друкерман (да-да, той самой, которая поведала всему миру о том, что французские дети не плюются едой) – одному из немногих – повезло. На свой 40-летний юбилей он получил именно такой подарок. Причем женщину Памела выбрала сама.

Каждый год в канун дня рождения мужа меня мучает один и тот же вопрос: что подарить человеку, у которого ничего нет? Мой муж не барахольщик. По собственной инициативе он покупает только продукты, в последнее время – еще и памперсы ребенку. Недавно он заявил, что обеспечен брюками на всю оставшуюся жизнь. Носки, в том числе непарные, он завещает наследникам мужского пола – хватит на два-три поколения.

Лучшее, что я смогла придумать, – это подарить ему Rolex. Они подошли бы к его старым свитерам и показали людям, что это стиль, а не признак крайней нужды. Когда я намекнула ему про часы, он внезапно заупрямился. Он, видите ли, хочет получить в подарок не вещь, а услугу. А именно – секс втроем, со мной и другой женщиной... В принципе, ничего нового. На эту тему фантазировали практически все мужчины в моей жизни. Правда, всегда безуспешно. Но в этот раз я сдалась. То ли под моральным грузом круглой даты. То ли из сочувствия к мужчине, который перейдет в разряд людей зрелого возраста, приговоренных спать с одной и той же женщиной (со мной) до конца своих дней. То ли потому, что эта идея мне самой понравилась.

Памела Друкерман

В плане секса мы с ним довольно скучные люди: не занимаемся свингом, не практикуем свободный брак и вообще редко когда засыпаем позже десяти. Неудивительно, что поначалу от мысли о сексе втроем мне стало нехорошо. Чтобы обмануть организм, я пытаюсь представить, что ищу не партнершу, а няню для ребенка. Для начала вслух перебираю имена знакомых женщин, каждый раз спрашивая мужа: «А эта как? Подойдет?» В процессе выясняется, что все мои подруги и почти все жены его друзей, включая беременных и кормящих, подошли бы. Но все равно это тупик. Понятно, что приглашать кого-то знакомого – грубая ошибка. Я смотрю на это как на разовое мероприятие и не хочу, чтобы «вторая» нарушила наш семейный микроклимат. Идею секс-клуба мой муж отвергает как слишком публичную. Я, в свою очередь, боюсь объявлений в Интернете, потому что боюсь инфекции. Мы решаем, что идеальным вариантом была бы какая-нибудь сексапильная, малознакомая (но все же знакомая) особа. Она была бы надежной в отношении здоровья (все девушки, которые, зайдя к тебе в гости, красятся в твоей ванной твоей помадой, клянутся, что у них герпеса нет), и в то же время с ней не обязательно пересекаться в будущем.

Вскоре появляется подходящая кандидатура – подруга подруги, чье имя я никак не могла запомнить. Случайно встречаю ее на концерте – она сидит рядом со мной. Высокая, худая, и я почему-то уверена, что она раскована в постели.

– Как она тебе? – шепчу я мужу.

– Да! – отвечает он слишком громко.

После концерта я притворяюсь, что потрясена ее музыкальными познаниями, и, дождавшись удобного момента, предлагаю пообедать вместе. Она польщена. Пару дней спустя мы, взволнованные, как школьницы, встречаемся в тайском ресторане. Интересно, она поняла, что это свидание? Обычно я так погружена в свой богатый внутренний мир, что даже истекай мой собеседник кровью – не замечу. Но сейчас я настороже. Из сбивчивого монолога, произнесенного Эммой за супом, я узнаю, что девочка влюбляется в мерзавцев, которые плохо с ней обращаются. Чует мое сердце – с этой будет слишком много хлопот. Мысленно ставлю против ее фамилии жирный прочерк. Но все же – для практики – затрагиваю тему, подав ее под соусом «девичьих откровений» со всеми необходимыми штампами от «Ты не поверишь!» до ключевого вопроса: «А ты бы согласилась?» Она понимает мой намек, но наживку не заглатывает.

Вечером я рассказываю мужу о свидании, которое стоило мне 50 долларов и половину моего рабочего дня. «Спасибо, что постаралась». То же самое он говорил, когда я просидела весь день дома в ожидании сантехника. До меня доходит, что организация секса втроем стала еще одной моей обязанностью, как ремонт унитаза. Впрочем, я уже вошла во вкус. Мне нравится смотреть на мир мужскими глазами (это помогает отвлечься от мыслей о том, не растолстела ли я?).

Неделю спустя начинаю искать в Интернете. Ведь не все же там заражены гонореей?! На первом же сайте обнаруживаю по крайней мере десяток пар, которые ищут женщину для секса втроем. Разумеется, все без исключения соискатели – привлекательные внешне и неординарные внутренне люди с высшим образованием, им всем до 30 лет. Я на их фоне меркну. Пробую выделиться отчаянностью: «Я собираюсь сделать мужу незабываемый подарок на день рождения – секс со мной и другой женщиной. Кто может помочь?»

Ответ за подписью N приходит через 15 минут. «Привет, у моего друга аналогичная фантазия (не очень оригинально, но мальчики есть мальчики). Может, нам организовать бартер – если понравимся друг другу, буду рада помочь. Какой у вас сценарий?» Наверное, это не слишком благоразумно – верить незнакомой бисексуальной женщине, которая торчит на подобных сайтах, но мне нравится ее стопроцентная грамотность. Моему мужу нравится ее предложение. Вот так, по первой просьбе одолжить любимую жену чужим людям... Неужели у нас все так запущено? В процессе переписки выясняется, что N – разведенная мама сорока с хвостиком лет, движимая неким «сексуальным альтруизмом». Мы договариваемся выпить кофе. Когда я собираюсь на встречу (в шелковом платье-свитере, с выходным make-up), до меня внезапно доходит смысл происходящего – мне нужно уложить в постель женщину! Мой муж, который до встречи со мной неплохо справлялся с этой задачей, проводит со мной тренинг: «Запомни, женщин надо слушать. От тебя не требуется вникать в чепуху, которую она будет нести. Просто задавай вопросы. Будь обходительна, дружелюбна и загадочна. Чтобы жизнь была интересной, иногда надо высовывать голову из панциря». «Это не моя голова собирается высунуться», – огрызаюсь я.

В кафе входит N. Хорошенькая, брюнетка, при полном параде. Пока она рассказывает про причуды бойфренда, свою жизнь одинокой матери и артрит престарелого отца, я стараюсь не зевать. Расстаемся на теплой ноте, обменявшись дружескими поцелуями. Всю следующую неделю я, как опытный самец, исполняю брачные танцы. Пишу ей многочисленные e-mail, тонко шучу, цитирую классиков, осыпаю комплиментами. По-моему, для одной ночи этого более чем достаточно, но она хочет встретиться, «чтобы обсудить план». Что тут обсуждать? Будем ли мы облизывать большие пальцы его ног? Даже обычный день трудно просчитать наперед. Обязательно что-нибудь пойдет не так. Но если это ей нужно – пожалуйста. Во время второй встречи мы вырабатываем свод правил для секса втроем. Например, чтобы все не превратилось в комедию, мы двое будем управлять процессом. Мой муж не может делать что-либо, не спросив нашего позволения. Мы оговорили все детали, включая место – небольшая квартирка, которую мой муж использует под офис. «Ты думаешь, он согласится на таких условиях?» – спрашивает N. «Он будет благодарен просто за то, что его пустят в спальню».

Вроде бы все. Вечером отправляю обычную записку – «было приятно увидеться». Она отвечает, что ей тоже все понравилось, но у нее возникли вопросы. Снова встретиться? Я устала краситься, и у меня заканчиваются выходные платья. Муж говорит, что это нормальный темп соблазнения женщины. «Очевидно, она еще не готова. Тебе просто нужно узнать, в чем причина неполадок, и устранить их». Как у него все просто! Не пора ли и мне расслабиться? Я поддразниваю ее насчет планирования, говорю, что уже написала сценарий и заказала знакомому режиссеру раскадровку. Жалуюсь на причуды своего мужа и проблемы с ребенком, делюсь своими сомнениями и, кажется, почти забываю о том, что стараюсь затащить ее в постель. Это именно то, чего ей не хватало. Спустя час она достает свой ежедневник, и мы планируем секс втроем через неделю, 20-го числа, во время ланча.

Ура! Моя взяла! Дома скрываю свое торжество под маской небрежности. Чтобы пощекотать мужу нервы, говорю: «Возможны неожиданности, включая тот факт, что ее отцу 86 лет».

– Его же там не будет, правда?

– Не исключены разные накладки из-за проблем с его здоровьем.

– Может внезапно сыграть в ящик? Лучше, если он сделает это 21-го.

В назначенную дату отец N чувствует себя прекрасно. Все идет как по маслу. «Через пару часов у меня секс втроем», – хвастаюсь я самой себе. Я встречаю N в кафе, где мы, обжигаясь, проглатываем по чашке кофе (хотя я предпочла бы что-нибудь покрепче), а затем направляемся в офис моего мужа за углом.

– Ты командуешь парадом, хорошо? – говорит N.

– Я?!

Когда в дверях появляется мой муж, мы обе вздыхаем с облегчением. Едва познакомившись, они тут же переходят на короткую ногу. Мы совершаем что-то вроде символичного группового объятия, а затем разрешаем ему снять с нас платья. И тут начинается самое интересное. Во-первых, я узнаю, что в постели можно носить украшения. Огромные серьги-кольца – единственное, что осталось на N после ритуала раздевания. Во-вторых, что секс втроем – это очень сексуально. Я настолько увлеклась подготовкой, что совсем забыла, что мы все будем голыми. И в-третьих, для человека, уделяющего много внимания деталям, как это делаю я, секс втроем оказывается довольно запутанной штукой. Со всех сторон раздаются чувственные вздохи, мелькают части тел, и, как результат, я перестаю понимать, кто на какой стадии находится. Даже я сама (муж впоследствии признался, что он тоже немного запутался). Во всех остальных отношениях это приятно. Возможно, потому, что внимание распределяется равномерно. Нет двоих против одного. Время от времени мы с N заботливо спрашиваем друг друга: «Ну как ты?» – словно мы не сексом занимаемся, а сидим в сауне. Однако хорошего понемножку. Спустя сорок минут мне становится скучно. Мучительно хочется пить, есть и проверить свою почту. N действительно красива, но взгляд на женские прелести слегка отдает инцестом. Хотя все чуть-чуть по-другому, но ничего нового для меня не происходит. Я еще пытаюсь демонстрировать заинтересованность – в конце концов, это же подарок на день рождения, – но сдаюсь и перехожу в режим нежных поглаживаний. Прошел всего час, а кажется, мы здесь уже целую вечность. Не думала, что секс окажется настолько долгим – как индийская мелодрама. В голову приходит неприятная мысль: «Может, они оба более сексуальны, чем я?»

К счастью, очень скоро они утомили друг друга. Наступил сладкий момент, когда мы просто валялись втроем под одеялом с именинником посередине. Он сиял. «Секс втроем только подтвердил то, как мне нравятся женские формы. Когда рядом с тобой две женщины, это так возбуждает». N тоже на седьмом небе. На обратном пути она сказала, что наш эксперимент получился очень эротичным. Особенно общение со мной. Мне льстит, что я смогла «обратить ее в свою веру», но ощущаю себя, скорее, христианским миссионером, который внезапно обнаруживает, что он, в сущности, еврей. Я не настолько гомосексуальна, как мне казалось раньше. Сейчас – и не только методом исключения – я понимаю, насколько люблю и хочу своего мужа. Прощаюсь с ней в несколько растерянном состоянии. Кто куда, а я под душ!

В теории я не против поделиться своим мужем на пару часов. На практике это вывело меня из равновесия. Все же я не забываю про вежливость и пишу N короткое письмо с благодарностью. Судя по ее ответу, она не прочь продолжить, намекает на то, что у нас с ней вроде как бартерное соглашение. В мои планы это не входит. Близится мой собственный день рождения, и я уже знаю, что хочу получить в подарок. Я не привередлива, меня вполне устроят часы.

В России все наоборот

Джакомо, 32 года, парикмахер

К 25 годам в Москве я был уже достаточно известным парикмахером и визажистом. От клиентов (особенно клиенток) не было отбоя. Может быть, потому что я итальянец. Среди прочих в салоне регулярно стриглась 23-летняя блондинка Маша. Сразу было понятно, что она ни в чем не нуждалась – ездила на Audi с личным водителем, сумки у нее были из питона. Как-то она пригласила меня к себе домой – на укладку. Дом оказался пентхаусом в пределах Садового. Кроме Маши дома был мужчина лет 60, в ярком халате Versace, со стаканом виски и толстенной сигарой. Сначала я подумал, что это ее папа. Пока я делал ей прическу, старик спросил, нахожу ли я ее красивой, нравится ли мне его жена… От удивления у меня глаза округлились. Что я, парикмахер, должен был ответить? Конечно, нравится. Дальше – больше. «Маша много мне о тебе рассказывала. Ты ей тоже очень нравишься. Хочешь ее трахнуть?» Я думал, что с перепугу у меня выскочит сердце, хотя в другой ситуации я был бы не прочь. «Я хочу, чтобы она была счастлива, – разоткровенничался папик, развалившись на диване. – Мы же цивилизованные люди, поэтому я и пригласил тебя сюда. Не хочу, чтобы она спала с кем-то у меня за спиной». Он щедро налил мне виски, включил Вивальди, и Маша начала расстегивать мне штаны и делать минет. То ли от виски, то ли от его спокойного тона, возбудился я сразу. Мы улеглись на кушетку и понеслись. Маша, как мне показалось, нисколько не позировала, и я вообще-то тоже – в какой-то момент я даже забыл, что ее мужик сидит напротив и курит свою вонючую сигару. Минут через 20 Маша кончила. Я следом. После этого, стараясь не глядеть в глаза ее мужу, я быстро оделся, скрутил шнур фена, и водитель отвез меня домой. Маша еще несколько раз приходила ко мне стричься, но в свой пентхаус больше не приглашала.

Фото: Getty Images, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России