Почему Дональду Трампу повезло меньше, чем Рональду Рейгану

[Life&Love] [Политический Олимп]
230
Долго томить не будем: потому что у него нет «своей» Маргарет Тэтчер. А вот зачем ему нужна заокеанская союзница и почему на эту роль не сгодится Тереза Мэй, рассказываем.
Дональд Трамп, 11 октября 2017 года

«Ваши проблемы будут нашими проблемами. Когда вам понадобится друг, мы будем рядом», – так начиналась речь премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер во время ее первого визита в Вашингтон. Слова были адресованы только что вступившему в должность республиканцу Рональду Рейгану. Это был февраль 1981 года. Железная леди находилась у руля Великобритании вот уже второй год, не демонстрируя пока никаких значительных успехов на своем посту. Вновь вернуть доверие избирателей женщина рассчитывала, заручившись новым верным и могущественным союзником, и США – учитывая традиционно дружественный характер отношений между двумя странами (так называемые «особые отношения») – идеально подходили на эту роль. Все, как учил старина Черчилль (читайте: Маргарет Тэтчер: путь от дочери бакалейщика до Железной леди).

Первая встреча Рейгана и Тэтчер в Вашингтоне, 28 февраля 1981 года

Тэтчер стала первым западным лидером, приехавшим познакомиться с Рейганом. Они были, как небо и земля. Он – престарелый экс-актер из Калифорнии, нарцисс, популист и отнюдь не стратег. Она – дотошная до деталей, с идеальной памятью и острым умом. Историки шутят, что окажись Рейган в подчинении у Тэтчер, он не смог бы провести с ней и недели. Но все же именно тогда, в феврале 1981 года между США и Великобританией вновь зародилась крепкая дружба, а между их лидерами – взаимопонимание и взаимоуважение на всю жизнь. Неслучайно он будет называть ее «лучшим человеком в Англии», а она его – «вторым самым главным мужчиной в жизни».

История иронично повторится через 36 лет, когда в январе 2017 года поприветствовать нового американского президента-популиста (не калифорнийца, но с соответствующим образом жизни) в Белый дом приедет другая британская леди-консерваторша – на этот раз Мраморная – Тереза Мэй. Она тоже станет первым лидером, приехавшим с визитом в обновленную Америку. И тоже прокомментирует свою встречу с заокеанским коллегой высокопарно и самонадеянно: «Природа наших отношений такова, что мы можем быть откровенными и открытыми друг с другом». Но время идет, а особых отношений между США и Великобританией все нет.

В чем же дело?

Первая встреча Терезы Мэй и Дональда Трампа в Белом доме, 27 января 2017 года

«Я все делаю по-своему», или как надо разговаривать с американцами

С самого момента своего избрания в начале июля 2016 года Тереза Мэй, конечно же, не могла избежать сравнений с Тэтчер. Обе из консерваторов, обе начинали с не совсем престижных министерских постов и, что самое главное, обе – женщины у руля правительства (феномен хоть и распространенный, но все такой же удивительный для планеты). Тереза, тем не менее, относилась к сравнениям с баронессой спокойнее, чем можно было бы представить. Она не стала объявлять себя ее преемницей, заявив, что «есть только одна Тэтчер» и что она, Тереза, «все делает по-своему».

Вероятно, что к диалогу с США она тоже решила подойти «по-своему».

«Особые отношения» между Великобританией и Штатами – термин не новый, его ввел в обиход Уинстон Черчилль. Историческая связь и единство менталитета во многом помогало странам действовать по-сестрински слаженно, но в этом союзе, увы, младшая и разросшаяся Америка уже давно не считается со старшей, растерявшей все свои колонии Англией. Тэтчер это понимала – и знала, как в этих условиях надо говорить с американцами.

Яркий пример "особых отношений" между Великобританией и США: сотрудничество между Черчиллем и Рузвельтом во время Второй мировой войны

В диалоге с Рейганом Маргарет выла себя в соответствии со своей же мантрой о том, что семья и управление государством – это по сути одно и то же. В их паре с Рональдом Тэтчер выступала в роли жены, а Рейган в роли хозяина их союза, где все решения принимает он, но корректирует их все же женщина. Это была по-женски элегантная и беспроигрышная стратегия – в ее самых ярких эпизодах Железной леди удавалось, например, заставить Рейгана выступить против союзной Аргентины и поддержать Великобританию в войне с Буэнос-Айресом на Фолклендах или же в разгар «холодной войны» начать вести диалог с Горбачевским СССР.

Михаил Горбачев покидает Великобританию и улетает в Вашингтон. На следующий день Горбачев и Рейган подпишут бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности, 7 декабря 1987 года

Ей было ради чего стараться. Как и всех ее предшественников, ее откровенно раздражали односторонние действия США в развязывании военных конфликтов (например, в Ливии или в испанской Гранаде, за что она, кстати, потом заставила Рейгана извиниться). Но в большинстве случаев Тэтчер продолжала публично поддерживать союзника (комментируя, что все разногласия между Лондоном и Вашингтоном – это дела «семейные»), даже вопреки желанию своего народа, ведь ею двигала другая, на ее взгляд, более глобальная цель: модернизация ядерных сил Королевства. Не говоря уже о том, что Рейган ей был чисто по-человечески симпатичен. 

Тэтчер тоже была приятна Рональду, так что выбить у президента американскую помощь в создании новых видов ядерного вооружения в Британии Маргарет смогла в относительно быстрые сроки. Желание модернизировать стратегический потенциал своей страны был в ней силен настолько, что она, узнав о том, что Рональд и Горбачев собираются договориться в Рейкьявике вообще о ликвидации ядерного оружия, тут же собрала всю свою решимость, чтобы отговорить союзника от такого шага. Она ясно понимала: в условиях холодной войны об отказе от ядерного потенциала не может быть и речи, ведь в этом деле никто не может быть до конца уверен в честности друг друга. В конце концов, с Карибского кризиса прошло слишком мало времени. Сокращение – да. Ликвидация? Ни в коем случае. Рейган послушался.

Тэтчер и Рейган выгуливают пса президента США Лакки в окрестностях Белого дома, 20 февраля 1985 года

Соглашение между Рейганом и Горбачевым так и не состоялось. Модернизация британских ядерных сил прошла более, чем успешно. В последствии США и Россия (при советской власти в том числе) подпишут как минимум четыре договора, ограничивающих ядерный потенциал двух стран. Один из них, Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности, через четыре года подпишут непосредственно Горбачев и Рейган. Разумеется, после консультации с Маргарет.

Дональд на Рональда

Трамп в отличие от Рейгана не сразу стал вникать в ядерные дела своей страны: большой резонанс получил эпизод, когда в разговоре с Владимиром Путиным на предложение российского президента продлить договор СНВ-3 (соглашение между РФ и США о взаимном сокращении ядерных боеголовок) Трамп поинтересовался у помощников, что это вообще такое. А затем раскритиковал документ из-за того, что он был подписан при Обаме.

Дональд Трамп сообщает о выдвижении на должность министра внутренней безопасности Кирстен Нельсон, 12 октября 2017 года

«Ядерка» для Трампа – важный инструмент манипуляций и спекуляций (этим был известен и Рейган), что заметно из его выступлений по проблемам Северной Кореи, а также – из последнего – по иранской сделке, из которой Трамп вознамерился выйти в начале месяца. Известно, кстати, что Тереза Мэй попыталась в личном разговоре убедить республиканца  этого не делать. Но тщетно. 

Трамп ее не слушает и не слушается.

Их первая встреча в Вашингтоне была чуть ли не дословным повторением теплых переговоров между Тэтчер и Рейганом. Они не уставали отвешивать друг другу комплименты, подчеркивая «особость» своих отношений. Мэй даже впоследствии назовет Трампа «джентльменом». И это несмотря на то, что во время избирательной кампании будущего президента, Мэй открыто считала Трампа выскочкой. Очень непохоже на Тэтчер, которая в свое время ждала избрания Рейгана, затаив дыхание.

Первая встреча Терезы Мэй и Дональда Трампа в Белом доме, 27 января 2017 года

Маргарет стала исторической фигурой в «холодной войне» – прежде всего потому, что способствовала началу диалога между Востоком и Западом. Мэй же с завидным постоянством продолжает выступать против России и призывает «защитить Европу от русских». Несмотря на то, что ее изначальной задачей было вывести Великобританию из ЕС, она лично всегда была сторонницей того, чтобы ее страна продолжала быть частью Европы. Трамп, как известно, против всяких интеграций (последний пример – выход США из ЮНЕСКО) и за развитие двусторонних отношений. В этом он тоже похож на Рейгана, при котором, кстати, Штаты также среди прочего выходили из ЮНЕСКО. Но у Рейгана была союзница Тэтчер. А у Трампа таковой нет.

Рейган и Тэтчер во время очередного визита Маргарет в США, 29 сентября 1983 года
Трамп и Мэй на саммите НАТО, 25 мая 2017 года

Англо-американские отношения не просто не сложились, они испортились, когда Мэй и Трамп вступили в конкретную словесную баталию после теракта в Лондоне (тогда президент обвинил Скотланд-Ярд в том, что они следили за террористами и вполне могли предотвратить трагедию). Премьер публично осудила слова Трампа. Словом, на «семейную» ссору было мало похоже.

Быть может, если бы Тереза хоть чуть-чуть походила на Маргарет, Дональд Трамп был бы куда сдержаннее в своих выступлениях, а, главное, не был бы в плохом смысле белой вороной на мировой арене, имея адекватного союзника в Восточном полушарии. Но Мэй – не Тэтчер (хотя при желании она могла бы запросто сделать из Дональда Рональда). Так что, похоже, Трампу придется продвигать свои взгляды в одиночку, без поддержки традиционной подруги-Англии.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России