Кормление грудью: когда прекратить?

[Life&Love] [Дети][Здоровье]
1558
Главный педагогический тренд сейчас – «естественное родительство». Модно кормить ребенка грудью до школы, носить его на руках и спать с ним в одной кровати. Хорошо это или плохо?

Когда домохозяйка из Лос-Анджелеса, 26-летняя блондинка Джейми Линн Груме, согласилась позировать для обложки журнала Time с сыном Арамом, она не предполагала, что проснется не просто знаменитостью, но и секс-символом, хотя и с легким оттенком извращения. «Are You Mom Enough?» – «Достаточно ли вы мать?» – написано на обложке, где Джейми Линн, обнажив левую грудь, кормит мальчика, которому давно пора в школу.

Обложка журнала Time Джейми Линн Груме на обложке журнала Time. Фотография Time

Эта история взорвала цивилизованный мир, который и так сейчас сотрясают breastfeeding wars – дискуссии о том, как долго детей надо кормить грудью и стоит ли это делать вообще. Для самой Джейми, которую полмира сейчас обвиняет в инцесте, этот вопрос никогда не стоял. Она активно кормит грудью своего сына Арама (на самом деле ему четыре года) и планирует делать это еще как минимум год. «Естественно, обычно я его кормлю не так, как нас сняли в Time, – смеется она. – Он залезает ко мне на колени, мы обнимаемся, болтаем и потом он начинает сосать грудь». Эта девушка свято верит, что грудное молоко для ее ребенка – путевка в жизнь. Она судит по себе – мать кормила ее до шести лет. «Это одно из моих самых приятных воспоминаний в жизни, – рассказывает Джейми. – В детстве я вообще ничего не боялась, была очень уверенным в себе ребенком – думаю, именно благодаря грудному молоку». Помимо четырехлетнего Арама, у нее есть еще один ребенок, пятилетний Самюэль, которого они с мужем два года назад усыновили из Эфиопии (оба сына не ходят в детский сад и постоянно находятся с мамой). Мальчика, разумеется, тут же приложили к груди и до сих пор не отлучили. Джейми считает, что ее молоко – лучшее лекарство от психологических травм, которые сирота Самюэль перенес в раннем детстве.

Естественное родительство

Джейми Линн Груме убежденная последовательница движения attachment parenting (у нас это понятие переводят как «естественное родительство», attachment означает «тесная связь»), философии воспитания маленьких детей. Его гуру – американские педиатры Уильям и Марта Серз, 20 лет назад издавшие бестселлер The Baby Book («Ваш ребенок»), который стал Библией материнства для многих женщин во всем мире. Аttachment parenting проповедует максимально длительную и тесную близость матери с ребенком: кормление грудью до бесконечности, совместный сон, ношение ребенка в слинге (приспособление наподобие того, что используют женщины в первобытных племенах), а также мгновенное удовлетворение всех потребностей малыша. Ссылаясь на научные исследования, Серзы утверждают, что если сразу не реагировать на плач младенца, не брать его тут же на руки и не укачивать, из него вырастет невротик, гиперактивный и с синдромом дефицита внимания, с нарушениями структуры личности и склонный к депрессиям. «Я ни разу не слышал, чтобы ребенок, которого мать долго кормила и все время была рядом, потом плохо вел себя в школе и бил других детей», – говорит Уильям Серз. К убеждению, что «естественное материнство» – идеальная педагогика, он пришел, в свое время вдохновившись нашумевшей книгой нью-йоркского антрополога Жан Ледлофф The Continuum Concept («Как вырастить ребенка счастливым. Принцип преемственности»). Ледлофф провела три года в джунглях Венесуэлы, изучая, как там женщины обращаются со своими «маленькими ангелами» (так она называла местных малышей). В джунглях нет искусственных смесей, там детей до 5–6 лет кормят грудью и носят в слингах (потому что на земле – змеи и ядовитые пауки). «Дети там ведут себя идеально, – писала Ледлофф. – Никогда не дерутся, слушаются родителей. Их вообще не приходится наказывать. А у нас на Западе детей оставляют орать, пока они не становятся хорошими, а на самом деле просто засыпают от изнеможения».

Журнал Time Дионна Форд, жительница Кансас-Сити, кормит своих сыновей, четырехлетнего и пятимесячного. Фотография Журнал Time

В Европе идеи attachment parenting не так популярны. Недавно американская журналистка и писательница Памела Друкерман написала книгу Bringing Up Bebe («Воспитывая младенца»). Она много лет прожила в Париже и родила там троих детей, удивляясь, насколько легко и беззаботно парижанки относятся к беременности и материнству. «Родив первого ребенка, – пишет она, – я сразу заметила, что, в отличие от моей дочери, французские дети спят всю ночь подряд самое позднее с двухмесячного возраста. Потом они спокойно играют сами, пока их maman болтают с подругами. Материнство во Франции отнимает гораздо меньше сил». Ноу-хау француженок – как можно раньше приучать младенцев к автономии и дисциплине и в целом не впадать в крайности. Большинство парижанок кормят грудью не дольше трех-четырех месяцев и потом сразу приучают ребенка к взрослой еде, тем более что детское меню во французских ресторанах – большая редкость. В итоге, по словам Друкерман, в этой стране вырастают уравновешенные самодостаточные дети, которые не докучают родителям и меньше, чем в США, страдают синдромом дефицита внимания.

Журнал Time Фотография Журнал Time

Ну и кто прав? Психологи заметили, что многие современные родители действуют от противного – воспитывают своих детей диаметрально противоположно тому, как их воспитывали самих. Мы пытаемся компенсировать собственные травмы и дать своим детям то, что, как нам кажется, мы сами когда-то не получили. Икона «естественного родительства» Билл Серз, например, рос в неполной семье, не видел мать, которая сутками работала, чтобы прокормить семью, и сына, мягко говоря, не баловала. Возможно, поэтому нынешнее поколение женщин – и в России, и в Америке, – чьи мамы тоже пропадали на работе и жили по одним и тем же книжкам доктора Спока (этот строгий американский педиатр, фантастически популярный в 1950–80-х годах, призывал родителей «не быть рабами детей»), выбирает гораздо более доброе материнство.

«Естественный подход» в России сейчас популярнее, чем даже йога. Его адепты все время ссылаются на некий старинный деревенский опыт, но это мода больших городов – там много центров, пропагандирующих домашние роды и последующее кормление «до упора». Женщины ходят к ним на курсы (платные) и рожают дома (нанимая вместо врача акушерку с курсов, у которой совсем не обязательно есть медицинское образование). У кого-то все проходит прекрасно, кто-то потом долго лечит ребенка и себя от инфекции и других проблем, которые в современном роддоме решают мгновенно, даже не сообщая о них матери.

Материнское молоко действительно очень полезно – оно укрепляет иммунную, дыхательную, пищеварительную системы младенца, его сосуды и будущие зубы, защищает от аллергии, рака, диабета. Есть исследования, подтверждающие, что матери, которые кормят грудью, быстрее сбрасывают вес после родов и меньше рискуют в будущем заболеть раком груди, яичников и эндометрия.

Я общалась с десятками специалистов – никто не убедил меня, что attachment parenting является идеальным материнством. Зато все лучшие врачи и психологи – и наши, и западные – говорят, что младенцам в первую очередь нужна не материнская грудь и даже не постоянное физическое присутствие мамы, а стабильное, эмпатически настроенное состояние родителей в целом. Особенно важно, как вы себя ведете в первые полгода жизни ребенка, когда у младенцев активно развиваются клетки мозга и закладываются основы личности. Все остальное, даже кормление грудью, – вторично.

К слову, девушка с обложки Time Джейми Груме, испугавшись, что миллионы матерей по всему миру, чьи дети питаются смесью из бутылочки, будут мучиться чувством вины, недавно заявила в интервью, что ее подход – не для всех: «Умоляю, делайте для своего ребенка то, что сами считаете правильным».

Дети с рождения должны спать в отдельной комнате

Ольга Куприна Ольга Куприна, домохозяйка, 34 года, двое детей: сын, 8 лет, и дочь, 2 года. Фотография Личный архив

Для меня важно понимать детей «с полудвижения». Характер и первого, и второго сына мне был понятен до родов, и я не ошиблась. Старший, Филипп, – очень резкий, с неу­емной энергией. А Тимофей – спокойный, покладистый, уравновешенный. Он таким и в животе был. У меня всегда были свои представления о том, как кормить и воспитывать, и потом получилось следовать заранее выбранному курсу. Я считаю, что у каждого ребенка прямо с рождения должна быть своя комната. Сон – это время для отдыха. И если сразу приучить ребенка спать отдельно, я уверена, он будет лучше высыпаться. Позже у него может появиться потребность приходить в постель к родителям – Филипп, например, к нам приходит под утро, хотя говорит, что как только ему исполнится пять, то перестанет, – он так сам решил.

Обоих малышей я кормила грудью до 3,5 месяцев, плюс смешанное вскармливание уже со второго месяца. С первым сыном через 3,5 месяца у меня молоко просто кончилось. А когда второму было столько же, я специально уехала на неделю в аюрведический спа-отель в Индии, где мне удалось хорошо восстановиться. Я считаю, что все, что физически и биологически ребенок должен получить от мамы, он получает за первые 3,5 месяца. Этот вопрос я обсуждала и с ведущим диетологом Европы Анри Шено, и с другими известными врачами. Они подтвердили, что более долгое кормление – «от головы» и нужнее маме, а не ребенку. Дети любят мам не за молоко. И связь между ними и детьми устанавливается не через молоко. Она от любви, большой и безусловной. И от стремления их понять в любой ситуации. Мы с мужем возим их с собой повсюду – Тимофей летел первый раз, когда ему было чуть больше месяца (мы возвращались в Москву, рожала я его в Швейцарии). А в пять месяцев он полетел с нами на Крит. Старший первый раз поехал с нами в горы, когда ему было три месяца.

На мой взгляд, здоровье ребенка – эмоциональное и физическое – зависит от здоровья родителей и атмосферы в доме. Важно найти хорошего педиатра и полностью доверять ему. Тогда родители спокойны, и это спокойствие передается детям. Их не надо кутать, оберегать от всего на свете, сюсюкаться с ними. Лучше общаться как с почти взрослыми людьми и приучать к самостоятельности. Мы запрещаем им только то, что опасно для здоровья. Слово «нельзя» 150 раз на дню – не моя история. Они все должны попробовать сами – и как двери открываются, и как книги с полки на голову падают. И чем раньше, тем лучше. У меня никто не ложится спать в 21:00 – чтобы я могла проводить с семьей больше времени вечером. Старшего я с двух лет брала с собой в командировки­ и на переговоры, где он мог два часа­ сидеть рядом и прекрасно себя развлекать. Младшего не качала на руках ни секунды и приучила сразу засыпать самостоятельно в кровати. Но при этом главное, конечно, чтобы дети знали, что родители их любят и всегда придут на помощь.

Дети должны быть всегда со мной

Наталья Боброва Наталья Боброва, 35 лет, генеральный директор компании Ars Vitae, двое сыновей (4 года и 1 год). Фотография Личный архив

Сына я рожала в роддоме, хотя могла и дома, но муж был к этому еще морально не готов. А вот дочку я шесть лет спустя родила дома – легко, в счастье. Почти всё мы с мужем сделали сами – акушерка опоздала, подъехала, когда ребенок уже вышел. Я не боялась, хотя не читала никаких книг про роды и на курсы не ходила. Просто проснулась внутренняя сила, словно кто-то вел меня за руку. Говорят, это помощь предков или просто инстинкт включается… Кстати, после роддома я восстанавливалась долго, полгода как минимум, а после домашних родов – очень быстро. И секс у нас с мужем почти сразу возобновился.

Сына я кормила грудью до полутора лет, дочку кормлю до сих пор – когда она попросит. Я после рождения детей не вышла на работу и не собираюсь это делать. Для меня неприемлемо с кем-то оставлять ребенка. Зачем тогда рожать? Я пы­талась, когда сыну было 3,5 года, отдать его в сад Монтессори, но он плакал без меня. Я вспомнила себя в детстве – как я страдала, когда мама отвела меня в сад. Я не хотела этого для своего ребенка. И не думаю, что детский сад дает навык социализации. Хотя дети разные – кому-то там нравится. Моему понравилось ходить со мной на курсы для мам и детей, тоже по системе Монтессори.

Первые три месяца сын спал не просто со мной – он спал на мне. Мне кажется, он так отходил после роддома. Потом мы приставили детскую кроватку к нашей – и так спали до его полутора лет. А вот дочка у нас более самостоятельная: первые два месяца спала в люльке рядом с нами, а потом без проблем перешла в детскую кроватку. Слинг (мне нравится его разновидность – рюкзаки Ergo Baby) я приветствую, до сих пор ношу в нем мою девочку. Это удобно – закинула туда детеныша и делай, что хочешь. Когда мы с детьми играем, я полностью погружаюсь в их мир, сама на время становлюсь ребенком. И это невероятно увлекательно!

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюнь 2017
Fun & drive