На ком женятся миллионеры

[Life&Love] [Отношения][Семья]
2125
Молодые программисты-миллионеры – о том, почему и на ком они рано женятся.

Сейчас, чтобы стать женой миллионера, влюбляться надо в студента-математика или системного администратора. Если он при этом интроверт, гик, геймер, гений и немного не от мира сего, то это не недостатки, а очень перспективные достоинства. Мы попросили двух королей российского web-бизнеса рассказать о своих привычках и тайных желаниях – чтобы вы знали, как заботиться о своем будущем миллионере, чтобы он рос, цвел и был рядом с вами счастлив. Их жены тоже поделились своими наработками, но, как и следовало ожидать, довольно скупо. 

Фотография Getty Images

Александр Агапитов

30 лет, женат, $150 млн, владелец Xsolla (компания продает разработчикам компьютерных игр программное обеспечение, позволяющее игрокам переводить деньги за платные услуги, не отрываясь от убийства драконов)

Я хотел стать математиком с мировым именем. В старших классах я не то чтобы считал себя гением, но мне казалось, что здесь я смогу чего-нибудь добиться. А совсем в детстве мне нравилось собирать электрические цепи, лампочку к батарейке прикрутить.

Бизнес в Интернете. Меня манил тот факт, что, работая в Сети, можно заработать больше, чем в оффлайне. В Перми с работой вообще не очень, а Интернет интереснее, проще и, скажем так, халявней.

Я хотел машину. С первыми «Жигулями» мне помогла мама, а праворульный Nissan я уже купил сам. Человек эволюционирует! Потом я заметил, что, когда ты удовлетворил первые страстные потребности, значимость многих материальных благ очень сильно падает. Сейчас я могу позволить себе абсолютно любой автомобиль, какой захочу. Но я не покупаю самый дорогой. У меня их несколько. Из дорогих – только Porsche Cayenne. Это не самый дорогой – я его купил жене, потому что он ей понравился. Цвет выбрала дочка – ярко-зеленый. То же самое могу сказать по поводу яхт и самолетов, одежды и телефонов, путешествий. Многие говорят: «Классно путешествовать!» А я счастливее всех на свете, когда возвращаюсь домой.

У меня нет самолета. Покупка самолета или яхты, когда начинаешь смотреть на нее с практической стороны, оказывается не так уж выгодна. Если нам, например, сейчас надо лететь, я позвоню и арендую самолет до Сан-Франциско. Это будет мне стоить от $3400 до 3700 – примерно в два раза дороже, чем бизнес-класс на четырех человек. И да, это удобно, когда мотаешься между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско, как на маршрутке.

Соревноваться с богатыми людьми в Лос-Анджелесе очень сложно. Тут все богатые и знаменитые. Я видел, как Джордж Клуни зашел в Starbucks в туалет, но не купил кофе. Русским, которые любят ездить с охраной, здесь не нравится.

Мне важно, какого размера у меня дом. Иметь большой, дорогой, хорошо обставленный, с высокими потолками, с бассейном, с видом за окнами дом – это кое-что значит. И это, наверное, последнее из моих сильных желаний. Дом, который я хотел бы купить где-нибудь в Беверли-Хиллз миллионов за восемьдесят, я еще нe могу себе позволить. Сейчас я живу в доме, который стоит три миллиона. Бассейна в нем нет. Но я все равно люблю поразить гостей домашним уютом, устроить пати, заказать кейтеринг – это у меня такой хороший понт.

Интровертом быть модно. Я себя некомфортно чувствую с малознакомыми людьми. У меня нет смелости подойти к Джорджу Клуни и сказать: «Можно я с тобой лук сделаю?» Но с давними знакомыми или с теми, кого я приглашаю к себе домой, никаких проблем. Я интернет-человек, много общаюсь в соцсетях. Для меня коммуницировать при помощи современных средств связи – это нормально. Мы же не считаем разговор по телефону виртуальным, ненастоящим.

Как любой гик, я не сижу в Интернете и не хожу в Интернет. Я просто подключен к нему – и все. Большую часть времени я поглощаю оттуда информацию. На работе мы так организовали процесс, что я могу в любой момент из любой точки мира узнать, что делает каждый мой сотрудник.

Я не оторван от мира. Если у меня в голове возникает вопрос, я сразу же захожу в Википедию и узнаю все, что мне нужно. Гаджеты просто ускоряют процесс получения информации. И опять-таки, с человеком, который следит за событиями и читает новости, есть о чем поговорить.

Смотреть телевизор, кстати, тоже неестественно.

Педагогика. Ужасно, когда детям запрещают пользоваться гаджетами. Родители просто не понимают, что из-за этого их ребенок становится неполноценным, отстает от своих сверстников.

У меня есть список книг, которые нужно прочитать, и список сериалов, которые нужно посмотреть. Последним я смотрел странный сериал Leftovers. Он немного похож на Twin Peaks. Политика меня мало интересует. Спорт – еще меньше.

Когда мы встретились с Яной, я был совсем не миллионером. Нас познакомили общие друзья. 8 марта 2004 года я подарил ей цветы, и мы начали встречаться. Яна – моя первая и последняя любовь, других женщин в моей жизни не было. Сравнивать не с чем.

Яна не спрашивала, на что мы будем жить. Мы оба учились, и жить все равно было не на что. Но один раз я дал ей обещание. Сам – она его не требовала. Я тогда брал под залог квартиры кредит на бизнес, и моя будущая жена очень переживала: «Это такая ответственность. Как ты будешь отдавать семьсот тысяч?» Я сказал: «Не переживай, у меня есть план, как зарабатывать двести тысяч в месяц, используя эти семьсот». Она сказала: «Я сомневаюсь, но давай попробуем».

За что я ее полюбил и женился – не могу сказать. А сейчас ценю в ней мудрость и красоту. Яна меня здорово дополняет. Рядом с женой я отдыхаю. Она мой отдых и праздник. Дома меня ждет красиво сервированный ужин, который она может приготовить сама. Или заказать – это неважно. Мне нравится, что мы украшаем дом – на Хэллоуин, Пасху, Рождество. Она хорошо одевается и хорошо выглядит. Если Яна нарядно одета – это тоже праздник.

Уют, который создала жена, держит меня в рамках приличия. Заставляет возвращаться вечером домой. Для меня это тормоз, который не позволяет переборщить с алкоголем или еще чем-то нехорошим. А с точки зрения бизнеса лучшая мотивация для меня – дом за 80 миллионов, который, как я знаю, она хочет.

Жена не работает. Потому что ради денег ей работать нет смысла, а бизнеса просто для удовольствия мы для нее еще не нашли. Нашей дочери Софии всего четыре года. Кстати, это самое популярное в США женское имя для детей, родившихся в 2010–2011 году, – мы не большие оригиналы.

Жена готовит МНЕ завтрак, когда я просыпаюсь. Но никогда меня сама не будит – она же не знает, во сколько я вчера лег. Она дает мне бейгл с лососем, апельсиновый сок из пакета и кофе. Если я все это получаю, то ухожу на работу в хорошем настроении.

Мы не говорим дома про работу и проблемы. Жена для меня – это отдых. Я стараюсь избегать в разговоре менеджерской манеры и давать ей какие-то поручения. Даже по дому.

С подарками тяжело. У нас очень тесные и практичные отношения, а сюрприз, к сожалению, непрактичная вещь. Его трудно сделать, когда у вас общая карточка American Express. Жена мне подарила часы на день рождения, но мне сразу же пришло оповещение о крупной покупке в часовом магазине на Родео-драйв.

Я не жадный, но считаю, что некоторые покупки неразумны. В таком случае я говорю: «Давай переночуем с этой мыслью и завтра к ней вернемся». В спорных вопросах она спрашивает меня: «Слушай, я не уверена, нужна мне еще одна сумка за пять тысяч долларов? Или она такая же, как остальные?» И мы думаем вместе. Не потому, что мне жалко денег, а потому, что я понимаю: она хочет, чтобы я поучаствовал. И я участвую. Говорю, например: «Если завтра тебе будет не лень за ней ехать, значит, она того стоит».

Моей жене не нравится, когда я путешествую без нее. А по работе это случается довольно часто. И еще она рано встает (это полезно) и ложится рано (это тоже полезно). У меня режим не такой ровный. Слава богу, дом большой – есть куда разбежаться по разным углам. Но ее раздражает, когда я ложусь поздно или не ложусь вовсе.

Мы очень рано родили ребенка. Так что у нас все впереди. Сколько спален будет в доме в Беверли-Хиллз, на который мне предстоит заработать, столько детей и будет.

 

Фотография Getty Images

Женская партия Яна Агапитова, 28 лет

Саша редко когда сам идет в магазин. Или мы покупаем ему одежду вместе, или он конкретно сообщает мне, что ему нужны строго определенного вида штаны. И чемодан ему собираю я.

Я закончила экономический факультет Пермского государственного университета. Саша учился там же на мехмате.

У Саши были кудрявые длинные волосы. Он был очень позитивный, веселый, немножко картавил и вообще выделялся. Такой приятный парень.

Я создаю ему комфортные условия. Если вижу, что Саша не готов меня выслушать, я лучше поговорю с близкой подругой. О его делах не спрашиваю. Если он захочет, расскажет сам. Как правило, он рассказывает.

Саша дома сидит за компьютером. В офисе он только общается с людьми, а дома планирует и вообще работает. Я закрываю дверь в кабинет. Приношу ему туда холодный чай или, если он давно не ел, что-нибудь перекусить. А когда он закончит, мы сможем вместе посмотреть фильм.

Он большой молодец. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы во время семейного ужина его телефон лежал где-нибудь в стороне, но бывает по-разному. Я не хочу его ограничивать.

Русские компьютерные мальчики, с которыми мы здесь общаемся, все молодые, но все уже женаты и планируют детей.

Ощущения, что мы богаты, нет до сих пор. Но когда о Саше написали в Forbes, я поняла, что его в России знают.

Петр Кутис

37 лет, женат, $78 млн, основатель и владелец компании OneTwoTrip.com (онлайн-сервис по продаже авиабилетов и бронированию гостиниц)

Я хотел быть летчиком. Но начал с того, что создавал контентные сайты. Потом увлекся автоматизацией бизнесов. Одним из заказчиков был Avantix (первый в России сайт онлайн-бронирования авиа- и ж/д-билетов). Это был один из сложнейших в плане автоматизации проектов. Тогда я точно понял, чем хочу заниматься.

Идеи приходят в путешествиях, когда я сам пытаюсь найти отель, забронировать автомобиль. А вдохновляют люди, сделавшие намного больше меня, – я смотрю на масштаб идей и их реализацию.

В друзьях и женщине ценю верность и открытость. Мы познакомились с женой в соцсети «Одноклассники» – я много времени проводил в офисе и знакомиться в офф­лайне было сложно. Инициативу проявил я – очень красивые у нее были фотографии. Первое время я даже думал, что это не она на них. Мы переписывались и перезванивались (она тогда отдыхала в Испании). Встретились через месяц.

Больше всего меня поражает ее мужской склад ума и независимость. Мы очень много говорим о работе – мне кажется, ей действительно это интересно. Она всегда говорит правду. Ведь я делаю удобный сервис для людей, и важно слышать мнение того, кто не работает в компании и может выразить мнение со стороны.

Мне нужны комфортные условия. Я провожу онлайн по 17 часов в день. Мне некогда думать о быте. Считаю, что Ли прекрасно справляется. Не готовит, правда. Жду, когда дочь вырастет и начнет мне готовить борщи. И не могу обойтись без бани. Я даже в Лос-Анджелесе готов проехать полгорода, чтобы оказаться в русской бане.

В Москве я в замкнутом кругу. Нет времени ни на себя, ни на семью, ни на друзей. Вечные пробки. Я просыпаюсь, когда уже никого нет дома. Прихожу, когда все спят. Хорошие идеи ко мне приходят, когда я рядом с водой. Поэтому часть года я провожу в Лос-Анджелесе, где мы сейчас открываем новый офис OneTwoTrip.

Мы путешествуем все вместе. Можем поехать в деревню к родне – показать дочке, как доят коров, ловят рыбу. Можем махнуть на Самуи наслаждаться океаном и за две недели поменять до пяти отелей. Главное, чтобы был Wi-Fi. Самое продолжительное время, когда я был не в сети, – это круиз по Карибам. Десять долгих-долгих дней.

Я гик? Скорее да, чем нет.

Мой тип людей – креативные, интересные, умные, с кем можно поговорить, с кем можно придумать и реализовать что-то новое и востребованное. А деньги нужны лишь для того, чтобы о них не думать. Все мои деньги всегда в работе, в проектах.

Деньги в моей жизни ничего не изменили. У меня те же друзья. Мы так же веселимся. Да, деньги дают свободу и комфорт, но все, от чего действительно зависит счастье, не продается.

Фотография Getty Images

Женская партия Лиза Кутис, 31 год

Петр был в моем вкусе, красивый очень – тем и привлек. Гиком тогда он не был. Во всяком случае, притворялся нормальным – наверное, чтобы не напугать.

Мне были неинтересны серьезные отношения. Обычно это очень притягивает мужчин. Работала я тогда врачом.

Петру нужно создавать комфорт для работы, чтобы его не отвлекали внешние факторы. Есть женщины, которые отнимают слишком много времени. Им надо ходить в кино с любимым, в рестораны, по магазинам. Я не такая. Мне иногда даже поскандалить некогда, я вся в работе и в ребенке.

Правильная женщина мотивирует мужчину и вселяет в него уверенность в том, что он лучший. Петр Кутис не из тех, кого можно направить. У него аналитический склад ума, он просчитывает на много ходов вперед. Но мы с ним друзья, и, конечно, я в курсе его дел. 

Те, кто работает каждый день и ставит перед собой цель сделать качественный проект, не стремятся срубить денег и остаток жизни ничего не делать. У них весь азарт в работе, а деньги – побочный результат.

Все гики-холостяки из числа наших знакомых – визуалы. Чтобы понравиться такому, девушка должна быть либо чертовски привлекательной, либо очень умной. Но главное – чтобы не мешала ему пребывать в онлайн-мире. 

Я покупаю мужу одежду. Больше всего ему понравилась майка с молдавским ковром, которую я отрыла в Лос-Анджелесе у хипстеров.

Меня ужасно раздражает, что муж постоянно онлайн. Но я умею отключать Wi-Fi, а 4G и 3G у нас дома не ловятся.

Нашей дочери семь лет.

Я зарабатываю достаточно, чтобы обеспечить себя. У меня интернет-магазин, который в России продает американскую медицинскую одежду – как в сериалах про врачей. Он приносит миллион долларов в год. Я не умею просить. И мне неудобно объяснять, почему в Москве покрасить волосы сто­ит $650. Зачем мужу лишняя информация, если у меня есть на это деньги?

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России