Семейный бюджет: нужно ли делиться деньгами

[Life&Love] [Семья][Money][Отношения]
3372
Как поделить деньги в семье и нужно ли это вообще – делиться? Психолог Екатерина Игнатова проанализировала модные сценарии домашней бухгалтерии с точки зрения подсознательного и теории детских фиксаций.

Кто-то расстается с ними так же тяжело, как с первой любовью, беспокоится о них всю жизнь и ни за что не согласится вести общий бюджет – сколько бы кто ни зарабатывал. А кто-то тратит деньги легко и так же легко отдает их мужчине – чтобы тот их считал, сводил дебет с кредитом и контролировал расходы. Почему одни девушки предпочитают просить деньги у своих мужей, а другие предпочитают, чтобы мужья просили у них? Существует ли вообще формула идеального семейного бюджета? Оказывается – нет. Потому что наше отношение к деньгам – вещь такая же индивидуальная, как, например, биоритмы или метаболизм. И формируется оно если не с рождения, то очень скоро после него. Если верить теории Зигмунда Фрейда, то такие свойства личности, как расточительность, бережливость и прижимистость, возникают и находят свое подкрепление во время так называемой «анальной» фазы развития – то есть когда нам примерно от года до двух. То, как происходит приучение ребенка к горшку, напрямую влияет на его последующее отошение к долларам, рублям и евро. Странно? Только на первый взгляд. Психотерапевт, профессор Вадим Петровский объясняет это так: «Содержимое кошелька может бессознательно ассоциироваться с содержимым собственного кишечника». Когда-то драгоценный подарок ребенок мог придержать при себе или извергнуть на радость родителям. Если мама и папа сильно хвалили малыша за то, что он по их первой просьбе «все отдал», он может, повзрослев, стать расточительным, спускать деньги на ветер. Если они ругали его за то, что он не успел добежать до горшка, «не удержал», он потом может стать жадным и сидеть на своем капитале, как дядюшка Скрудж. Ну а если они относились к приучению к горшку спокойно, без фанатизма, то скорее всего он будет считать, что деньги – это просто денежный эквивалент товара, и никаких особенных эмоций с ними связывать не будет.

Чуть позже, лет в пять, ребенок начинает понимать, что такое настоящие деньги. Мама с папой могут говорить, что деньги – это важно (или не очень), что их мало или что много, ссориться из-за финансовых вопросов или замалчивать проблемы. В этот момент ребенок формирует свою точку зрения на то, хорошо или плохо стремиться к богатству. Если в семье принято презирать материальные ценности, велика вероятность того, что позже, в двадцать, тридцать или сорок лет, одна из частей его личности будет стремиться хорошо заработать (потому что это желание стимулирует общество), но другая – та, которая по-прежнему следует родительскому предписанию, – будет сильно охлаждать его энтузиазм.

Фотография Getty Images

Ребенок также замечает, для чего люди используют деньги. Речь не об игре «в магазин», в которой обменивают игрушечные товары на монетки. Наблюдая за родителями, он начинает понимать, что эти ценные цветные бумажки люди используют в разных целях. Например, в качестве замены внимания и любви. Отстраненные родители, которые откупаются дорогими подарками, учат приравнивать чувства к суммам. Когда их дети повзрослеют, их уверенность в себе и завтрашнем дне будет находиться в прямой зависимости от количества денег на банковском счету. Невнимание к детям или любимому человеку они по доброй семейной традиции будут искупать подарками.

Но взрослые на глазах у изумленной детской публики выделывают с деньгами и не такие фокусы. Для многих супружеских пар деньги становятся орудием манипуляции друг другом. Постоянные обвинения в том, что жена слишком много тратит, а муж слишком мало зарабатывает, распри на тему семейного бюджета – все это является основой для многих игр, смысл которых заключается не в том, чтобы решить реальную проблему нехватки дензнаков, а в получении неосознанной психологической выгоды. Обычно супруги в таких случаях меняются ролями. Сначала один играет в «преследователя», другой – в «жертву», потом кто-то из них становится «спасителем». И так по кругу, точнее, по треугольнику. Формально они говорят о деньгах, но на самом деле обсуждают вопросы собственной сексуальной жизни, власти, свободы, одиночества и близости. Наблюдая за этим, ребенок делает вывод о том, что финансы – это не только и не столько способ приобрести нечто, сколько способ решать межличностные проблемы. Они становятся для него символом чего-то большего, происходит подмена понятий, которая не упростит ему дальнейшее существование.

Поэтому, когда вы в очередной раз впадете в панику, узнав, сколько у вас на счету осталось денег, или начнете ругать мужа за то, что он потратил ползарплаты на аудиосистему для автомобиля, вспомните свою – и его – семейную историю. Осознав реальные причины наших игр с финансами, мы начнем гораздо легче и лучше контролировать ситуацию или, по крайней мере, отношение к ней.

Екатерина Стальская

35 лет, бренд-менеджер, в гражданском браке 15 лет, дочери 11 лет

Я не знаю, сколько зарабатывает Игорь, он не знает, сколько получаю я. Подозреваю, что у меня выходит побольше, но не думаю, что намного. Ника­кого общего бюджета у нас, соответственно, нет. Но понятно, что в семье есть траты, которые обоих касаются каждый месяц: продукты, квартплата, расходы на ребенка... Мы все это оплачиваем более или менее по очереди, а если совсем честно, то я аккуратно дирижирую очередностью – но справедливо, так что скандалов не возникает. Какие-то серьезные траты мы поделили: я, например, плачу няне, Игорь оплачивает ремонт машин. Их у нас в семье две – одна джип, другая легковая, но очень красивая. Мы ими меняемся в зависимости от того, у кого как складывается день, кто везет стулья на дачу, у кого сегодня деловая встреча, на которую нужно подъехать с шиком. Все более или менее ценные вещи у нас общие, но покупаем мы их, как правило, по отдельности – кому очень захотелось телевизор в полстены, тот за него и платит. Смотреть будем вместе. На путешествия мы скидываемся – в этих случаях у нас бюджет все же общий.

Мне кажется, мы придумали очень удобную систему, не допускающую психологических травм, – она позволяет почти не говорить дома про деньги. Игорь впал бы в кому, узнай он, сколько стоит цепочка (не из золота!) Chanel, – ну так я ему про это и не скажу. В магазине я оказываюсь редко – нет времени – зато вполне способна оставить там кучу денег, ни с кем не посоветовавшись. Мне было бы очень неприятно отчитываться о таких вещах перед мужем – в конце концов, я много работаю, а главная ценность заработанных денег состоит в том, что за них можно купить немножко свободы.

Фотография Getty Images

Наталья Жукова

34 года, маркетолог, замужем пять лет, сыну один месяц

До того как пожениться, мы с Пашей лет семь жили на два дома. Пару раз в неделю он ночевал у меня, пару раз – я у него, в ос­тальное время мы принадлежали сами себе. Никакого общего бюджета у нас тогда не было, равно как и совместных трат. В кафе и ресторанах Паша платил за меня, продукты покупал в основном тоже он, но это все были смешные суммы, никто их не считал. Когда мы наконец-то решились пожениться, Паша переехал ко мне и в конце месяца положил всю зарплату на стол, как в добрые старые времена. Мы с ним посмеялись на эту тему, но в результате решили, что так и будем жить, по-советски. У меня фиксированная зарплата, у Паши она зависит от количества клиентов – он врач-стомато­лог. В какие-то месяцы он получает больше, чем я, а иногда – меньше. Как бы там ни было, я распоряжаюсь семейным бюджетом сама. Крупные покупки, а также поездки мы обсуждаем вместе, и я на них откладываю. Поначалу мне показалось, что мы нашли идеальную схему, но потом стали возникать проблемы. Паша все отдавал мне, а потом брал из тумбочки по чуть-чуть каждый день, не считая. Здесь тысячу на обед, там сто тысяч­ на ремонт машины и еще парочку на покупку каких-то вентиляторов для компьютера. В результате он тратил не только свои, но и мои деньги. В какой-то момент я устроила скандал – мне не на что было купить продукты. К тому же в это время мы активно работали над тем, чтобы завести ребенка, и я пришла в ужас от перспективы оказаться в декрете без копейки. С рождением ребенка все кардинально изменилось. Паша вдруг превратился в сознательного и рачительного человека. Если раньше он мог запросто спустить на Горбушке половину зарплаты, а потом еще заехать в «Азбуку вкуса» и накупить еды там, а не в «Перекрестке», то теперь он стал принимать активное участие в планировании бюджета и в первую очередь думать о нуждах ребенка. Он мне по-прежнему отдает зарплату, но теперь мы вместе расписываем основные траты, и Паше уже не кажется, что у меня в тумбочке – волшебная бездонная бочка.

Елена Дольская

33 года, менеджер, замужем пять лет, дочери три года

Раз одна семья, значит, и бюджет один. Мы ничего друг от друга не скрываем, такой денежный расклад нас обоих устраивает. Как таковых «своих» денег нет ни у меня, ни у него – есть только общие. Я отдала ему свою карточку, на которую мне приходит зарплата. Зарабатываем мы приблизительно одинаково, но у мужа случаются подработки, так что можно сказать, что денег в дом он приносит больше (а за мужчину, который зарабатывает меньше меня, я бы замуж не вышла в принципе). Но я всегда знаю, сколько денег он принес и потратил, а он знает, сколько я.

Начали мы объединять бюджеты с того, что попробовали завести некий общий счет на хозяйство. Мы тогда приводили квартиру в порядок, покупали мебель, технику, и совершенно не хотелось считать, кто что в дом купил. Потратили одну зарплату, приступили к другой. Но все это было слишком сложно, не исключало ситуацию, что придется у собственного мужа в долг просить – что это за отношения? В итоге все деньги объединили.

Большие расходы мы планируем заранее. В этом месяце купим новый шкаф, а в следующем – заплатим за медстраховку ребенка. Зарабатываем мы нормально, поэтому не экономим, но с появлением ребенка решили понемногу откладывать. Пока не знаю, что из этого выйдет, заначек у нас до сих пор нет. Деньги стараемся тратить разумно, но друг друга в расходах не ограничиваем. Люди мы оба взрослые, каждый понимает, сколько можно потратить на себя. Споров и ссор, как правило, не возникает. Муж меня сам часто уговаривает, чтобы я купила себе что-нибудь из одежды – я, пока не сношу одни джинсы, за другими не пойду. А он любит меня одевать, ему не надо объяснять, зачем­ нужно 20-е платье. Он прекрасно понимает, что я женщина и мне надо за собой ухаживать. Маникюр, педикюр, парикмахерская, массаж – я только говорю ему, сколько мне надо денег. Но повторюсь: все в разумных пределах. Так же и муж. Он ездит в Европу на крупные футбольные матчи, любит дорогой алкоголь. Я ничего не имею против, потому что у нас на это есть средства. Если денег нет, значит, шотландского single malt тоже нет, а я про­пущу маникюр. Такой у нас с ним договор.

Фотография Getty Images

Яна Агарунова

31 год, домохозяйка и ведущая тренингов для женщин; замужем десять лет, три дочери (3 года, 2 года, 3 месяца)

В нашей семье муж распоряжался деньгами c того самого момента, как мы начали жить вместе. Работать я стала недавно, но мое главное занятие – любить, поддерживать и ухаживать так, чтобы мужу ничто не мешало работать (он – президент крупного издательского дома). Кстати, мой муж тоже говорит, что при наличии рядом правильной женщины доход увеличивается. Дима сразу выделил мне несколько бюджетов. Один – на мои личные мелкие расходы. Другой – на продукты плюс все хозяйственные расходы и персонал: нянь, домработницу, водителя и т.п. У каждого из нас также был одинаковый бюджет на одежду. Большинство расходов мы планируем вместе, но решающий голос, конечно, у мужа. Когда у нас не было детей, мы редко ограничивали себя в тратах и могли спокойно выйти за рамки намеченного. Сейчас у нас их трое, и мы считаем деньги гораздо аккуратнее. Появилась отдельная статья в бюджете – на детскую одежду и на путешествия. Все эти деньги по-прежнему приносит Дима. Свою зарплату я либо откладываю, либо трачу на наряды или косметолога, либо на подарки мужу и детям. Я стала меньше брать у Димы на личные расходы, это было на 100% мое решение, ему я об этом даже не говорила. Мужа не ограничиваю в тратах – это его личное дело. У меня же редко возникает желание тратить больше, чем заложено в бюджет. Мне хватает – даже с учетом моих слабостей. Я, например, очень люблю обувь – у меня есть туфли и сапоги почти всех цветов радуги. Мой муж отно­сится к этому вполне спокойно – знает, что я не преподнесу ему неприятных финансовых сюрпризов, не потрачу «продуктовые» деньги себе на шубу. Похожие финансовые отношения были у моих роди­телей. Папа, предприниматель, зарабатывал много и обеспечивал семью. Мама занималась домом, детьми, покупками. Отдельных статей бюджета у моих родителей, правда, не было – разве что папа обычно планировал, сколько потратить на отдых. Я считаю, что природа заложила в мужчину и женщину разные функции. Деньги должен зарабатывать он, а ее задача – вдохновлять его. В нашей семье все так и происходит. Мой мужчина зарабатывает деньги, а я в свою очередь делаю все, чтобы ему было со мной жить легко и приятно, чтобы ничто не отвлекало от бизнеса. Когда в семье работают муж и жена, лучше, чтобы мужчина занимался распределением денег – это более гармоничный вариант с точки зрения мужских и женских энергий. Если женщина зарабатывает больше, варианта два: она может передать ответственность за распределение семейного бюджета мужу, чтобы повысить его значимость и самооценку. Или она может отдавать в общий семейный бюджет сумму, равную доходу мужчины, а остальную, например, откладывать.

Мужской ответ

Андрей Косцов

28 лет, финансист, член сообщества E-xecutive, холост, есть девушка

Мне не раз говорили, что я очень домовитый, поэтому, когда я женюсь, деньгами в семье, видимо, придется распоряжаться мне. Конечно, будет очень сложно сдерживать себя от покупок таких «нужных вещей», как проектор для домашнего кинотеатра или мотоцикл, но я постараюсь, честно. Я считаю, что каждому из супругов надо иметь заначку – ей, например, на ресторан с подружками, духи, одежду и косметику, ему – на спорт-бар и всевозможные мужские игрушки. Сейчас моя девушка не знает, какой у меня доход, но, честно говоря, до недавнего времени я и сам не знал, сколько зарабатываю. Кризис быстро научил финансовой дисциплине. Девушка работает, но всю зарплату тратит на себя. Живем мы по отдельности, но когда проводим вместе время, я как платил за нее, так и продолжаю платить, но недавно пришлось с ней поскандалить. Ей хочется на концерт в дорогой клуб, я не могу это себе позволить, а она отказывается понимать, что если мы сегодня сходим в клуб, завтра нам будет нечего есть. Потребовалось целых два «разговора по существу», чтобы донести до нее, что у меня, как и у всего развитого мира, кризис ликвидности, невыплаты и дебиторская задолженность! Девушки, лучше сразу определитесь, как вы воспринимаете бой­френда – как кошелек с ушками или как человека, как личность. С первым все понятно – там можно себя ничем не ограничивать. А во втором случае проявляйте больше такта. Невысокий (или нестабильный) доход и невозможность баловать вас всем без отказа и без того бьет по нашей самооценке. Проявите партнерские качества и поддержите ее.

Фотография Getty Images

Вадим Акимов

35 лет, бизнесмен, член сообщества E-xecutive, женат четыре года, детей нет

Большую часть трат (до 90%) – покупки, аренда квартиры, содержание машины – я беру на себя, хотя жена тоже работает. Когда мы едем в отпуск, формально за все плачу я, но жена тоже участвует. Зарплата жены уходит в копилку и на ее нужды (парикмахер, одежда), а также иногда на покупку продуктов. Большую часть денег кладу в общедоступное место, остальную использую на свое усмотрение. Сейчас, когда с зарплатой не все хорошо, она в копилку ничего не кладет. Эта формула финансовых отношений для нас работает, она уже проверена временем, и мы из-за денег никогда не ссоримся. Сколько я зарабатываю, жена знает. Иногда она живо интересуется моими заначками, но потом переводит это в шутку. Про то, сколько я реально трачу, она не знает, так же как и я не в курсе всех ее расходов. Вообще, мой совет женщинам: не слишком пилите своих мужчин за их необдуманные траты, мужчины – они же дети! Когда я жил с родителями, все деньги, за исключением заначки, мы отдавали маме-домохозяйке. Метод, по-моему, дурацкий – кто зарабатывает, тот и должен деньгами распоряжаться. Если бы моя жена стала зарабатывать больше, я бы не возражал. Наоборот, это бы послужило хорошим стимулом, чтобы больше работать самому, а не заниматься всякой ерундой.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАпрель 2017
Star & Fashion Issue