Как изменился секс

[Life&Love] [Секс][Отношения]
4649
Секс очень изменился – осмелимся даже сказать, что случилась новая сексуальная революция. Marie Claire попросила людей, не чуждых этому занятию, проанализировать свой опыт новой половой жизни.
Фотография Getty Images

Секс превратился в порно

Марианна Штепо, куратор выставок

Я собралась замуж за Алексея. Это был идеальный мужчина: объездил весь мир, без пяти минут кандидат медицинских наук, чуть за тридцать, с чувством юмора, брюнет, еврей (послед­нему моя мама была особенно рада). Леша мечтал обзавестись женой и двумя детьми примерно в то же время, когда я хотела выйти замуж и тоже родить двоих. Моя и его мама торопили нас со свадьбой. Наш роман развивался по классической схеме: первый раз мы поцеловались в конце второго свидания (фильм Кустурицы, прогулка по бульварам, ужин в «Бисквите»), занялись сексом на пятом. Но очень скоро мне все надоело. Секс был неплохим, но... Каждый раз мы следовали одному и тому же сценарию: сначала обнимались, затем короткий петтинг, оральный секс, потом коитус в трех-четырех известных всем позициях – и все. Вроде бы неплохо, но после этого я лежала и ощущала в душе пугающе холодную пустоту. Я уже было начала влюбляться в Алешу, но секс-сценарий повторялся, и влюбленность в итоге сменилась разочарованием. Хуже всего другое – я знала, что со мной такое уже было, и не раз. Алексей был ни в чем не виноват (ну, или почти ни в чем). Виновата была порнуха.

Пубертатный период Лешки пришелся на конец 80-х – начало 90-х. Перестройка, мир, дружба, жвачка. Долгожданный первый видик дома и первая порнокассета (я имею в виду не «Девять с половиной недель» и прочую «Греческую смоковницу», я про порно по-взрослому). Леша, как и многие его сверстники, посмотрел свой первый в жизни порнофильм, когда родители были на работе или в командировке. До его первого секса было, скорее всего, еще далеко. Зато секс был в телевизоре, с движениями, звуками – почти как настоящий. Мальчикам из поколения 70-х повезло меньше (хотя на мой взгляд – больше). Они передавали друг другу на уроках украденные из дома захватанные порножурналы, героически вывезенные их родителями из Венгрии или Югославии. В этих журналах были «неприличные» фотографии, но они были неподвижны, неопределенны, в чем-то даже романтичны. В женщинах на этих фото оставалась загадка. Впереди была целая жизнь, чтобы ее разгадать. А вот сексуальное воспитание следующего поколения – Поколения Порно – началось очень рано. И так же быстро закончилось, ограничившись набором довольно банальных упражнений, которые, как таблица умножения, застряли в воображении наших мальчиков раз и навсегда.

Фотография Getty Images

Только не подумайте, что я ханжа. Я ни в коем случае не считаю, что порно – это плохо. Мне просто тоскливо, что фантазия людей в моей постели ограничивается парой сюжетов из «Сладких кисок» или «Несгибаемого члена». Неужели это все, на что вы способны?! Где ваши творческие способности?! Ведь у вас с девушкой на двоих есть двадцать пальцев, восемь конечностей и целых два языка. Если использовать все это для выражения чувств друг к другу, ощущения имеют все шансы быть космическими. Но мы почему-то боимся (или ленимся?) давать волю фантазии, как шеф-повар на кухне, оборудованной по последнему слову техники, который предпочитает готовить только по трем базовым рецептам из прочитанной в детстве поваренной книги.

По большому счету, дело даже не в порно. Некоторые сюжеты даже в самых мейнстримовских голливудских фильмах вызывают отвращение. Ни один мужчина не посчитал бы нормальным засунуть свое достоинство по самое основание в рот девушке, если бы не видел это миллион раз на экране. Ему наплевать, что девушке неприятно, что она может задохнуться. Зато как это телегенично! Секс стал не только менее изобретательным, более предсказуемым, механическим – он еще стал «кинематографичным»! Как писал Владимир Маяковский, «сделайте нам красиво». Подруга недавно рассказала мне про своего бойфренда – скромного 32-летнего IT-шника, который вырос в спальном районе Москвы где-то между Бутово и Борисовскими прудами. Так вот, он периодически предлагает ей «положить ногу вот сюда», хотя ясно, что эта нога по законам анатомии не может там находиться дольше пяти секунд. Кстати, на «постановочный» секс сегодня жалуются не только девушки. «Она ложится со мной в постель и де­лает там то, что, как ей кажется, она ДОЛЖНА делать», – недавно пожаловался мне на свою подругу один приятель. А ведь он прав. Разве мы можем ожидать от наших мужчин изобретательности в сексе, если сами ведем себя с ними как плохие порноактрисы? Произносим заученные фразы, ими­тируем оргазм «как в телевизоре», картин­но изгибаемся, как Деми Мур в «Непристойном предложении»... Этакий домашний театр – но очень, очень любительский, потому что оба участника представления – далеко не профи. Короче, самодеятельность. Интимности – минимум. И какое отношение все это имеет к сексу?

Алексей подтвердил мои подозрения на десятом свидании, когда сделал мне предложение. Нет, он не позвал меня замуж. Он предложил мне нечто. (Не буду уточнять, но есть три основных варианта таких «предложений»: анальный секс, секс в общественном месте и секс втроем.) Я ответила «нет» самым несексуальным голосом, какой только могла изобразить. Вскоре после этого наши «идеальные» отношения приказали долго жить. Спасение пришло спустя несколько месяцев в лице фотографа Олега. Наш первый поцелуй был долгим и сладким, а секса не было ни в первый вечер, ни в как минимум пять последующих. Зато Олег был первым мужчиной, который знал о том, что у меня есть пальцы на ногах и мне нравится, когда их целуют. И вообще, целовать можно не только эрогенные зоны, но и каждый нерв, каждую клеточку тела, а прикосновения могут быть легкими, как крылья бабочки. Я спросила у Олега, откуда он это умеет, а он пожал плечами и ответил, что всегда мечтал, как будет делать это с женщиной. «Мечтал», а не высмот­рел на каком нибудь www.youporn.com.

Секс есть всегда

ИГОРЬ ЧЕРСКИЙ, журналист и блоггер (i-cherski.com)

Меня очень радует то обстоятельство, что девушки сейчас много общаются с мужчинами, самыми разными, включая тех, с кем не планируют заводить роман. Потому что вы, когда не влюблены, четче воспринимаете реальность и внимательнее нас слушаете – вместо того чтобы фантазировать о движениях и непостижимых тайнах мужской души. Если хотите, я сам открою вам нашу главную тайну. Она заключается в том, что ее нет. Я про тайну. Душа у некоторых мужчин есть, даже если вам так не кажется. А вот тайны точно нет никакой, потому что мы на редкость прямые, примитивные и бесхитростные существа.

Все наши инстинкты – животные: секс, еда, выпивка. Идеальная ситуация, когда можно получить все сразу. То есть если вы поставите перед мужчиной еду и выпивку, то и секс иногда тоже последует. Разумеется, лучше всего общаться с гармонично развитым джентльменом, у которого в наличии все три инстинкта. Те, которые только едят или только пьют, в хозяйстве счастья не приносят. Куда больше радости могут доставить вам те, у кого на уме один секс, – можно не тратить время на то, чтобы готовить им пищу. К вашему счастью, мужчин, которые думают о сексе почти посто­янно, куда больше, чем тех, кто не думает о сексе вообще. Осталось лишь сделать так, чтобы он думал только о сексе с вами, но тут вы всегда можете применить ваш гигантский арсенал женских чар – грудь или ноги, в зависимости от того, что у вас лучше.

Фотография Getty Images

Не надо ждать от мужчины каких-то действий. Мужчина – он как стиральная машина. Вы же не ждете от стиральной машины, чтобы она сама предложила вам что-нибудь постирать? Вы просто забрасываете в нее то, что нужно, нажимаете кнопку – и дальше она сама все делает. Если хотите быстро добиться от любого мужчины нужного результата, поступайте с ним так же. Быстро забросьте в него то, что нужно: ваш мимолетный взгляд, случайную фразу, легкое прикосновение и пару видов, которые открываются на ваше декольте. Машина должна включиться и заработать без вашей помощи: она будет дарить растения, водить в еду и заниматься с вами основным инстинктом до полного обоюдного счастья и изнеможения. Что тут сложного? Сложности – это то, что вы сами себе напридумывали. Например то, что он на вас даже не смотрит и вы совсем не в его вкусе. Чушь! Не в его вкусе может быть только одежда, которую вы считаете совместимой с жизнью, прическа, которую так хвалят ваши подруги, и ваша привычка скромно опускать глаза в тот момент, когда нужен горя­чий ответный взгляд и провести языком по губам. Но это же только внешняя декорация, которую легко изменить на ту, что сведет с ума. Поверьте, я не голословно сие утверждаю. Я много раз слышал, как мужья перечисляют недостатки своих жен: не умеет готовить, орет, бьет, капризничает, не работает, не хочет, не любит и прочее. Ну и прическу бы слегка изменить. Вы из всего списка меняете только прическу – и глаза мужа загораются огнем страсти. Пользуйтесь тем, что мы примитивны! Пользуйтесь тем, что нам совсем не нужно изменять женщине, если она своевременно изменяет себя! Мы визуалы и реагируем на внешние возбудители. Та же супруга, переодетая в костюм стюардессы и перекрашенная в новый цвет, кажется нам неизведанной женщиной и вновь возбуждает, даже если этого не случалось уже лет десять.

Повторяю: любой нормальный мужчина хочет секса всегда. Если не хочет, он либо устал, либо занят. Нужно просто дать ему отдохнуть или дождаться, когда он освободится. Спрашивать, почему он устал, не нужно и бесполезно. А вот чем он так занят, иногда можно ненавязчиво поинтересоваться. Некоторые из нас чересчур увлекаются Интернетом, автомобилями, играми, рыбалкой и другой ерундой. Иногда так сильно, что забывают о сексе. Разуме­ется, это ваша недоработка. Кто должен напомнить мужчине о сексе? Тот же, кто пробуждает от спячки стиральную машину и заставляет ее стирать. Если мужчина будет повсюду натыкаться на яркую, активную и пышущую сексом женщину, он так и не дойдет до своего Интернета или автомобиля с удочками. Он будет навеки ваш.

Секс ушел в сериалы

Фотография Getty Images

Ольга Сафронова, специалист по рекламе

Мы не студенты, море секса уступило место производственному стрессу, ссорам, обидам, эзотерике. У нас пол-офиса на ней сидит, теша себя тем, что однажды пустота превратится в просветленность, как ленивая личинка – в бабочку. Для секса осталось место на каникулах, но это не каждый день. А ведь мы его помним, разве нет? И, несмотря на все раскрытые тайны, в нем есть мистерия. Если он действительно хорош, лицо приобретает выражение изумления, как от встречи с внеземной цивилизацией. Секс стал роскошью – в этом призна­ются все мои подруги. Жить с мужчиной много лет подряд – это еще можно устроить, но организовать с ним секс на постоянной основе... При этом и ей, и ему хочется теплого ритуала, такого, чтобы с трудом коротать время на работе в ожидании того прекрасного, что ждет их сегодня ночью дома. И завтра тоже ждет, и послезавтра.

Я нашла секрет эмоционального равновесия зимними вечерами и тропинку к качественному сексу. Это сериалы – мы скачиваем их из Интернета. Мы с мужем знаем, что в воскресенье выходят на американском телевидении «Отчаянные домохозяйки». По четвергам – Mentalist. По пятницам – Lie to mе. Уже отложены True blood, Doctor House и Dexter, пока не прошедшие нашу семейную цензуру на обилие крови, жестокости, черного юмора. Отсмо­трены любимые Lost, Ally McBeal, Lipstick jungle (я переживала весть о закрытии сериала из-за кризиса как потерю близкого друга), забавный Dirty & Sexy Money. Знаю, что студенты и младший состав нашего офиса ищут свое счастье в Gossip girl и Californications, но нам с мужем это не нравится (я говорю про кино, а звучит так, как будто описываю позиции: это нам с мужем нравится, это нет). Сов­сем недавно канал AMC завершил третий сезон Mad Man. Уверяю вас, при правильном выборе сериала и бутылки вина почти каждый ваш вечер может оказаться томным, с хорошим сексом в эпилоге.

Эти новые качественные американские драмы снабжают нас закрученными сюжетами, невероятными любов­ными коллизиями, хорошей порцией юмора – и все это в обрамлении безукоризненной работы гениальных стилистов. Их основная заслуга в том, что даже ваша легкая влюбленность в героя воспринимается мужчиной как само собой разумеющееся. Вы тоже не ревнуете – Ева Лонгория, на которую мужчина смотрит слишком внимательно, не представляет для вас угрозы. Вы наслаждаетесь, перед вами разыгрывают сцены исключительно секс-символы: Джон Хэмм (Mad Men), Саймон Бейкер (Mentalist), Стивен Мойер (Truе Blood), Тим Рот (Lie to me), Мэтью Фокс (Lost). Очень важно, что это не фильмы, а сериалы – все эти красивые люди (его женщины и ваши мужчины) месяцами ночуют у вас в квартире. Вы с мужем как свингеры – но ничем не рискуете. Вы смотрите на совершенные тела, вы влюблены, у вас горят глаза, вас переполняет вкус к жизни и к сексу, вы забыли про работу и прочую рутину. Разве может не заметить это тот настоящий, кто сейчас с вами рядом?! Тем более что на дворе ночь, дети спят, а вы уже в кровати и смотрите телевизор из-под одеяла...

Фотография Getty Images

Mad Man каждый год собирает охапками «Золотые глобусы» и «Эмми». Явно не просто так. Эта новая сексуальная жизнь очень сильно меня изменила. Когда я смотрю на женатых мужчин, рассказывающих о своих чудесных детках, я начинаю представлять себе их любовниц и качество их секса. Считая себя в курсе (после стольких сериальных романов и некоторого количества лет реальной жизни) того, что мужчинам нужно от нас, берусь сказать – они хотят новизны. Не столько в том, как и с кем это будет, скорее, каким нереальным сексуальным героем увидит его женщина. Так будет до первого фиаско. А они бывают, очень несимпатичные. Но пока она не знает про его недостатки в жизни и в постели – она будет желанна. Поэтому мужчины будут изменять всегда. Есть одно исключение, вариант номер два: с ней он всегда герой, секс с ней всегда волшебство. Здесь он задержится, для этого он разведется, сюда он вернется со всех концов земли. Ведь быть гарантированно героем и получать от этого удовольствие – это редкость, это того стоит.

В жизни так почти не бывает. Одна из подруг говорила мне, что, если мужчина попадает к ней в объятия, он оттуда не может выбраться. Два дня с ней в постели – самый скромный результат. Только она до сих пор одна. Возможно, ее секс настолько совер­шенен, что отпугивает. А может, как я и предполагала, в этой постели чувствует себя героем она, а не он.

Мы часто обсуждаем с подругами женатых мужчин, находящихся в вечном поиске. И понимаем – развести их невозможно. Дети, родственники, бесконечная череда семейных праздников... Паузы между ними настолько коротки, что хватает только на секс на стороне в машине или в туалете модного ресторана. Подарок любовнице покупается в спешке в duty free и преподносится с помпой: помнил о тебе, любимая, всю командировку. Но мужчины изменились, они уже не уверены, что изменять – это их эксклюзив. Лично мне лестно, когда мой брак называют удачным, а мужа – ангелом (чтобы не завидовали, замечу: он уже полгода как безработный), и требуют советов. Мы с ним не идеальные, мы просто умные и ленивые – мы понимаем, что если начнем ломать, будет больно и, скорее всего, хуже, чем сейчас. Вот мы и подсели с ним на вечерние сеансы «правильных» сериалов, где жен­щины – это непрекра­щающийся соблазн, а мужчины – божества со всеми присущими им недостатками.

А теперь представьте себе. Вы вдвоем дома. Темно. Вы настолько соблазнительны, что, кажется, вы и есть сама энергия жизни. Секс без вас мертв, потому что телевизор – это всего лишь мираж. Но этот мираж научил вас обоих, что вы имеете право на ошибку, все еще можно исправить, завтра новый день – новые надежды. А сейчас рядом с вами тот, кого вы в долю секунды положите на обе ло­патки, потому что без секса в финале просто невозможно, неорганично: все в комнате наэлектризовано, но вы давно не здесь.

Фотография Getty Images

Секс заменили слова

Светлана Кольчик, заместитель главного редактора Marie Claire

Почти каждый день, примерно в одно и то же время – ближе к шести вечера – в редакции Marie Claire начинается секс. Нет-нет, не спешите думать то, что вы готовы подумать. Сейчас я вам все объясню. Мы приличные, образованные люди. У многих из нас – семьи. Но мы регулярно говорим ОБ ЭТОМ. Спектр тем огромен – от баек о похождениях селебрити и знакомых (имена-явки-пароли в последнем случае, разумеется, не называются) до неприличных анекдотов или остроумных пикировок на околосексуальную тему, сдобренных огромным количеством двусмысленных шуток и эвфемизмов. Мы же народ творческий, работаем языком, то есть, простите, с языком – ну вот, видите, снова оговорочка по Фрейду! Вот-вот, примерно с таких оговорок у нас в редакции обычно и начинаются разговоры о сексе. Кстати, наш коллектив – смешанный, мужчин как минимум половина. Есть мальчишки, только что с журфака МГУ, есть зрелые, многоопытные и женатые мужчины. У меня нет сомнений, что секс в реальной жизни есть у всех (хотя деталей я не знаю, свечку не держала, тем более что в разговорах «об этом» у нас почти никто не переходит на личные темы). Но тем не менее никто не уклоняется от вечерних «разговорчиков в строю».

И мы, смею предположить, в нашем странном увлечении не одиноки. Далеко не во всех компаниях обстановка в офисе настолько либеральная, как у нас, но так или иначе секс давно наводнил лексикон огромным количеством «эротически заряженных» терминов. Причем, так же как и с матом, часто случается, что чем образованнее человек, тем лучше украшена его речь подобными словами и выражениями. «Кончайте заниматься суходрочкой», – любила говорить одна из моих бывших начальниц, изысканная утонченная дама, которая закончила Оксфорд, говорила на четырех языках и носила платья Diane von Furstenberg. По моей информации, она была довольно счастлива и в браке. В переводе на нормальный язык фраза означала «перестаньте бездельничать». Еще она часто угрожала, что, если мы не сдадим работу в срок, нас всех и ее в том числе «грязно поимеют в углу» или как следует «вздрючат». Но склонность эротизировать речь свойственна не только девушкам.

Фотография Getty Images

«Наши клиенты, когда узнали о новых банковских ставках, очень возбудились», – часто говорил мой бывший бойфренд-финансист. Еще одна его фраза, которая меня очень позабавила: «Светик, давай дефлорируем нашу новую кофемашину» (перевожу: он лишь предложил попробовать только что купленную машину для варки эспрессо). «Я как увидела те ботильончики, так чуть не кончила!» – закричала моя подружка (юрист в международной компании), докладывая о новых поступлениях в магазин Christian Louboutin в Столешниковом переулке. Она замужем, у нее двое прекрасных детей, она, несмотря на безумную занятость, успевает читать минимум по одной умной книжке в неделю. Что не мешает ей говорить: «Давай сегодня вечерком сольемся в эк­стазе!» (так она приглашает меня к себе в гости пить чай). Еще одно ее фирменное выражение – «У меня на этот город не стоит» (так она формулирует свою нелюбовь к Москве в противовес ностальгическим чувствам к ее родному Петербургу). Примеров слов, прямо или косвенно относящихся к коитусу, я могу привести множество, только многие из них непечатные... Но вам все эти словечки, скорее всего, и без меня известны.

Есть такое умное понятие – «сублимация». Его придумал Фрейд: это защитный механизм психики, с помощью кото­рого мы перенаправляем (то есть сублимируем) наши нереализованные желания (в первую очередь, сексуальные) в более достижимое русло. Так мы снимаем внутреннее напряжение. Мы можем сублимировать нашу сексуальную энергию во что угодно – в спорт, в политику, в творчество (Фрейд вообще считал, что культура и искусство возникли главным образом благодаря подавлению сексуального влечения!), в еду и, конечно же, в речь. В психоанализе есть термин «вербальная эротика». Ученые считают, что пространные дис­куссии на сексуально-эротические темы – это заменитель прелюдии. Есть исследования, что у женщин разговоры о сексе вызывают ускоренное сердцебиение и потоотделение (мозг – одна из самых чувствительных эрогенных зон!).

Про разговоры в сугубо мужском коллективе я ничего не знаю – ни одной девушке никто и никогда не скажет правду про то, о чем именно они там болтают. Мне по секрету говорили, что про секс там речь не идет – это не круто. Зачем нам все эти слова? У меня есть гипотеза. Секс – это близость, доверие, удовольствие, радость, удовлетворение. (Я, как вы понимаете, имею в виду хороший секс, другого нам не надо.) А мы так много времени проводим на работе (например, когда сдаем номер в типографию, мы в редакции практически живем), что коллеги волей-неволей временно становятся семьей.

Вот и выходит, что разговоры о сексе дарят нам ощущение близости, компенсируют дефицит эмоций, которых в повседневной жизни нам, возможно, не хватает, и помогают снять стресс. В итоге мы совмещаем полезное (работу) с приятным (секс) без особых усилий и затрат, а главное – без последствий. Но секс в последнее время ушел не только в слова. Взять, например, рекламу – она насквозь пронизана эротическими образами. Психологи считают, что это логично: все, что связано с сексом, прекрасно продается и покупается.

«Задача рекламы – нас соблазнить, чтобы мы пошли и что-то купили. Секс – эффективнейший способ продажи, – говорит психолог Екатерина Игнатова. – Основной инстинкт был и остается нашей базовой жизненной потребностью, поэтому с помощью сексуальных образов легко убедить потенциального покупателя в том, что этот товар или услуга ему тоже жизненно необходимы». Но лучше все-таки сексом заниматься, а не говорить о нем. Может, в новом году нам стоит волевым решением начать меньше работать? Чтобы было больше времени и сил реализовывать.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАпрель 2017
Star & Fashion Issue