Мачеха принцессы Дианы: какой на самом деле была Рейн Спенсер

[Life&Love] [Династии][Принцесса Диана][Истории жизни]
20254
Принцесса Диана называла ее «кислотным дождем», а британская пресса бичевала ее за безвкусие и содержанство. Но, кажется, никакое оскорбление не могло подействовать на леди Рейн Спенсер так, как того хотели ее обидчики, ведь сама она всегда знала себе цену.
Мачеха принцессы Дианы, Рейн Спенсер, 1980 год

В добрых сказках о принцах и принцессах всегда есть этот персонаж – злая мачеха, обманом женившая на себе простачка-отца и всем сердцем ненавидящая своих ни в чем не повинных пасынков и падчериц. И хотя нас с детства учат, что жизнь – это далеко не сказка, мы продолжаем верить в то, что некоторые ее герои и истории буквально списаны с реальности. Что касается Великобритании, то она в течение многих десятков лет искренне полагала, что и у нее есть своя коварная мачеха. И имя ей – леди Рейн Спенсер.

Сама Рейн, однако, никогда не теряла приобретенного в трех браках аристократизма, и на собственное реноме в прессе и в обществе горделиво закрывала глаза. В конце концов, она всегда знала, что рано или поздно справедливость восторжествует. Так и произошло.

Рейн Спенсер у Кенсингтонского дворца во время похорон принцессы Дианы, 6 сентября 1997 года

Ее не стало год назад – свою знаменитую падчерицу леди Диану она пережила на 19 лет. И, к счастью, за все эти годы стараниями тех, кто не верит в сказки, Рейн Спенсер полностью реабилитировалась в глазах британских подданных. 9 сентября этой необычной женщине исполнилось бы 88 лет. В честь годовщины со дня рождения мачехи принцессы Уэльской рассказываем о пяти самых интересных фактах о ее персоне.

Она действительно любила отца Дианы

Свадьба Рейн и виконта Луишем, 1948 год
Рейн Легг, виконтесса Луишем, 1957 год

Да, Рейн МакКоркодейл никогда не страдала от недостатка внимания. Дочь известной писательницы Барбары Картленд, она унаследовала от матери умение нравиться и восхищать. Любительница ярких розовых нарядов, перьев и блеска бриллиантов, миссис Картленд была известной светской дамой и, конечно же, свою единственную дочь она ввела в свет сразу же, как той исполнилось 18. Рейн – улыбчивая и дружелюбная – даже удостоилась титула «Дебютантка года», а несколько месяцев спустя ­– виконтессы Луишема, так как на своем первом рауте мгновенно влюбила в себя наследника графа Дартмута.

Юная девушка, недолго думая, сразу же согласилась выйти за аристократа замуж и, надо сказать, долгое время их брак действительно был счастливым. Но так уж вышло, что Рейн всегда жила чувствами и, встретив 25 лет спустя, виконта Элтропа уже много лет как графиня Дартмут не стала сопротивляться новой любви – несмотря на то, что положение ее избранника было ниже ее собственного. В 1976 году она вышла замуж за разведенного отца будущей принцессы Уэльской. «Наша история — это история двух одиноких людей, которые нашли друг друга и обрели в этом свое личное счастье», – комментировал тогда окрыленный жених. Ей было 47, ему – 52, но оба они светились восторгом, как юные влюбленные.

Рейн и Джон Спенсер, спустя 4 года после свадьбы, 1980 год

До того, как жениться на Рейн, граф Спенсер жил в одиночестве 7 лет – его первая супруга Френсис Рут Роше, которая была младшего его на 12 лет, сбежала от него к другому. Вторая супруга открыла ему новые радости жизни: пара много путешествовала, часто выходила в свет, и только слепой не мог заметить, что этот брак действительно приносит удовлетворение обоим.

Ради любви к своему Джонни она стоически переносила все издевательства со стороны его детей от Френсис – о них мы еще расскажем подробнее ниже. А когда граф Спенсер внезапно попал в больницу с кровоизлиянием в мозг, Рейн и вовсе совершила настоящий подвиг. Ее супруг уже шел на поправку, когда перед самой выпиской его одолела синегнойная инфекция, которую в то время не брал ни один антибиотик. 

Граф и графиня Спенсер навещают принцессу Диану в Кенсингтонском дворце, 1990 год

Рейн тут же взяла ситуацию в свои руки. Запретив детям видеться с отцом (дабы не утомлять его), она обратилась к своему давнему другу Биллу Кавендиш-Бентинку, директору немецкой компании Bayer, которая тогда как раз занималась разработкой такого антибиотика. Билл согласился отдать препарат леди Спенсер, но сразу предупредил, что до этого его единственными «дегустаторами» были только грызуны. Рейн же, недолго думая, сразу повезла новый антибиотик в больницу к супругу и, отчитав врачей за бездействие, буквально заставила их дать его Джонни.

Граф Спенсер мог умереть, и все это понимали, но Рейн настолько пеклась о его жизни, что зацепилась за последнюю надежду. И Джонни выздоровел.      

Рейн и граф Спенсер на свадьбы сына Чарльза, 16 сентября 1989 года

Она никогда не третировала принцессу Диану и ее брата и сестер

«Я вас ненавижу! – прокричала принцесса Уэльская вслед падающему вниз по лестнице телу своей мачехи, – Вы разрушили наш дом!». Дело было в день свадьбы брата Дианы Чарльза на Виктории Локувуд. Леди Ди – уже восемь лет как супруга будущего короля, Рейн Спенсер – вот уже 13 лет как хозяйка семьи. Но за все эти годы взаимного уважения – не то, что любви – так и не случилось. Вот и сейчас женщины в очередной раз повздорили, и чересчур впечатлительная супруга принца Чарльза не сдержалась и толкнула свою оппонентку.

Семья виконта Элторпа (будущего графа Спенсера) уже после развода Джона с Френсис, 1969 год

Но леди Спенсер спокойно поднялась и не стала раздувать скандала – это было не в ее правилах. Она знала, что дети ее возлюбленного воспринимают ее как часть глобального предательства их отца против семьи. Но и спускать им их невоспитанность она не собиралась.

Когда Рейн только вошла в семейство Спенсеров, Сара, Джейн, Чарльз и Диана выбрали самую очевидную тактику противостояния новой мачехе: бойкот. Дети отказывались есть с ней за одним столом, не здоровались с ней в коридоре, опускали язвительные шутки, прозвав мачеху «кислотным дождем» («Acid Rain»). Новоиспеченная леди Спенсер никогда не опускалась до их уровня, но все же знала, как наказать шалунов. Так, в день официальной регистрации брака на роскошный банкет в Элтропе был приглашен весь свет – кроме четырех сорванцов. Позднее, однако, младшая Диана отомстила Рейн за обиду – на свою свадьбу с принцем Чарльзом она, конечно же, позвала мачеху, вот только посадила она ее отдельно от всей семьи.

Граф Спенсер с супругой Рейн позируют в Элтропе, 1986 год

Когда же ее любимый Джонни скончался в 1992 году, его сын Чарльз – как новоиспеченный граф Спенсер и глава семьи – тут же приказал выгнать ненавистную мачеху из дома. Кажется, наконец, все четыре отпрыска вздохнули с облегчением – наконец, эта ведьма покинет их поместье. Желание оставить последнее слово за собой было настолько сильным, что когда Диана вошла в покои мачехи и увидела, что вещи женщины пакуют в дорогие чемоданы, тисненые буквой S (от фамилии Спенсер), она приказала переложить все в большие мешки для мусора… и лично вместе с Чарльзом сбросила их вниз по лестнице. Впрочем, самой Рейн было куда идти – покойный супруг оставил ей 4 миллиона и великолепный дом в центре Лондона. Похоже, он знал, что после его смерти его супруга станет для его детей целью №1.

Ее обвиняли в вульгарности

Леди Рейн Спенсер на приеме королевы Дании, 2000 год
и на приеме в честь своего 70-летия в парижском отеле Ritz, 9 сентября 1999 года

По представлениям детей Спенсеров, их мачеха не только разрушила их семью, но и лично разграбила их родовое поместье, убедив их без памяти влюбленного отца, что так будет лучше. Действительно, с ее инициативы тогда с молотка ушли фамильное золото и серебро, предметы искусства, антиквариат. За все Рейн выручила более 15 миллионов фунтов стерлингов, которые пустила на капитальный ремонт 500-летнего поместья. Под ее руководством в родовом замке, наконец, появилось центральное отопление и водопровод, но дети стараний мачехи не оценили, ведь вместе с элементарными удобствами в Элтроп ворвались и современные дизайны комнат. Викторианские абажуры сменились розовыми торшерами из местного стока. Старую обивку заменила новая, синтетическая. «Дом стал похож на большой свадебный торт, – ворчал тогда Чарльз, – вульгарность, какую увидишь только в пятизвездочных отелях Монако».

Супруги позируют на главной лестнице поместья Элтроп, декабрь 1986 года

Что ж, возможно, и без того впечатлительным детям графа Спенсера действительно могло показаться, что их новая мачеха (которая, к слову, и сама предпочитала одеваться в яркую одежду и носить прическу с высоким начесом в стиле Маргарет Тэтчер) попросту рушит их гнездышко. На деле же, Рейн поступала как любая разумная аристократка современности – жертвовала никому не нужными владениями ради того, чтоб сократить расходы поместья, чья территория была вполне соизмерима с тем же Монако.

Они ездили с отцом в Париж и проводили недели в отеле Ritz («какая безвкусица», - считали дети), водили дружбу с египетским миллиардером Мохаммедом Аль-Файедом («какое недостойное знакомство»), ходили по светским приемам, – словом каждая инициатива Рейн встречала полное недоумение со стороны детей.

Рейн и Джон Спенсер на отдыхе в Греции, 1989 год

Когда же Диана вышла замуж за Чарльза, интерес прессы к графу Спенсеру и его второй супруге возрос в разы, и, как и следовало ожидать, журналисты тут же встали на сторону обожаемой Леди Ди. Образ вульгарной и злой мачехи культивировался из выпуска в выпуск. А когда после смерти мужа Рейн пошла под венец за нового ухажера – потомка маркиза Лафайет, пресса и общественность и вовсе были обескуражены тем, что пара продала эксклюзивное право на съемку их свадьбы журналу Hello! за 70 тысяч фунтов стерлингов. «Безвкусица», – вновь пошли разговоры, но все же в тот день, затаив дыхание, этого события ждали все.

Всю жизнь работала на благо общества

Леди Луишем общается с коллегой во время перерыва на чай в Совете Большого Лондона, 1960 год
Рейн с сыном Рупертом прибывает в пункт голосования во время парламентских выборов 1970 года

В 1995 году Рейн развелась с третьим мужем и пожелала вернуть себе фамилию Спенсер. Надо ли говорить, сколько грязи вылилось на нее от журналистов? Но ей, кажется, было все равно. Еще будучи молодой девушкой, Рейн никогда не зацикливалась на том, что говорят о ней злые языки, ведь помимо флирта с мужчинами, посещения светских раутов и ухода за собой, у нее была масса других дел.

Рейн всегда была чем-то занята. Часто бывает, что девушки, рано связав себя узами брака, начинают всю себя посвящать семье. Но это была не ее история. Выйдя замуж в 19, Рейн стала увлекаться политикой – причем, всерьез. В 23 года она уже занимала место в Городском совете Вестминстера от Консервативной партии (девушка, кстати, была самым молодым членом этого совета). В качестве виконтессы Луишема, а затем и графини Дартмута Рейн провела в совете целых 17 лет, занимаясь вопросами градостроения и озеленения. Более того, ее политическая карьера дошла и до работы в Совете Большого Лондона и даже на Конференции ООН по проблемам окружающей среды.

Даже своего любимого мужа, Джона Спенсера, Рейн встретила на рабочем месте ─ оба тогда работали в комитете архитектурного наследия. Так что, это был в прямом смысле «служебный роман».

Помимо этого, Рейн была задействована в Совете по туризму Англии и в Британском совете по туризму, проработав там более 16 лет. А после смерти графа Спенсера не без помощи своего хорошего друга Мохаммеда Аль-Файеда попала в совет директоров универмага Harrods.

Не таила обиду на Диану

Леди Диана Спенсер со своей мачехой Рейн, вдовой графа Спенсер, 2 июня 1997 года

Учитывая, что с египетским миллиардером Мохаммедом Аль-Файедом графиня Спенсер дружила много лет, нетрудно догадаться, что именно она поспособствовала встрече своей уже разведенной падчерицы Дианы с сыном бизнесмена Доди. Откуда такое участие? Что ж, после столь разрушительных войн между детьми Спенсерами и Рейн, сложно поверить, что под конец жизни принцессы между двумя женщинами воцарились уважительные и дружеские отношения. Но, тем не менее, это так, ведь графиня Спенсер всегда умела прощать.

Диана много лет полагала, что в ее семье мама Френсис и папа Джонни всегда должны были любить друг друга, а появление в жизни отца новой пассии – это не более чем вселенское недоразумение. Мама сбежала от них в 30 лет и, бросив своих четверых детей, отправилась налаживать собственную личную жизнь. Диана же долгое время старалась восстановить отношения с мамой, но тщетно: Френсис не просто не поддержала дочь во время разрыва с Чарльзом, но и вовсе абстрагировалась от ситуации (читайте также: «Семейство Спенсеров: кто стоит за трагедией принцессы Дианы на самом деле»).

Диана с мачехой после совместного ланча...
в отеле в центре Лондона, 28 марта 1997 года

Уже во время брака с принцем Уэльским Диана чувствовала себя бесконечно одинокой – большой любви у них с Чарльзом так и не случилось, а ведь ее сердце так жаждало обыкновенного женского счастья. Вероятно, именно тогда леди Ди вспомнила о другой женщине, которая также выше всего на свете ставила любовь, ­– о своей мачехе. Принцесса Уэльская долго не решалась объявить перемирие, но все же аккуратно шла к тому, чтобы наладить отношения с бывшим врагом. Она начала писать Рейн письма (парочка даже попала в руки общественности и ушла с молотка) и признаваться в том, как ей хорошо в родном Элтропе. И даже когда Рейн в третий раз выходила замуж, Диана хоть и поддержала всеобщий бойкот, но все же, как поведал новый супруг Рейн газете Times, приехала к мачехе на ланч и совершенно внезапно произнесла: «Спасибо вам за ту любовь, которую вы давали моему отцу все эти годы». В этот момент женщины крепко обнялись и с тех пор очень тепло общались.

Рейн была, пожалуй, единственной из семьи, кто чисто по-женски поддержал Диану после ее развода с принцем Чарльзом. Уже в последний год жизни Леди Ди женщины часто выходили вместе в свет – и, кто знает, если б судьба народной принцессы была более благосклонной, возможно, Диана познала бы, наконец, не только истинную любовь между мужчиной и женщиной, но и обрела настоящую, искренне любящую ее маму.

Леди Спенсер прибывает на слушания во время расследования смерти принцессы Дианы, 12 декабря 2007 года

Фото: GettyImages, Rex

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России