Спасти царскую семью: почему Георг V отказал в помощи своему кузену Николаю II?

[Life&Love] [Династии] [Отношения]
20659
После отречения Николая II от престола, англичане согласились принять его с семьей, но в скором времени аннулировали свое предложение. Почему так произошло и какую роль в трагической судьбе Романовых сыграл король Англии Георг V?

В ночь на 17 июля 1918 года в доме Ипатьева в Екатеринбурге Николая II, его жену и пятерых детей разбудили среди ночи и привели в подвал. Александру Федоровну и ее больного сына Алексея усадили на стулья, остальные представители царской семьи остались стоять у стены. Комендант Яков Юровский, позади которого стояла расстрельная команда, зачитал суровый приговор. Коротко и формально – исполнители жестокой расправы не хотели медлить ни минуты. Низложенный император и его семья даже не успели осознать смысл слов Юровского. «Что?» – только и смог растерянно произнести Николай, как его возглас утонул в оглушительном шуме беспорядочной пальбы. Все было кончено.

Та ночь ознаменовала смерть российской монархии – страшную, безжалостную и неизбежную. Но почему же многочисленные родственники Романовых, восседавшие на европейских престолах, не стали спасать Николая II и его семью? Почему король Англии Георг V, двоюродный брат русского императора, не протянул руку помощи своему кузену, которого ласково называл «старина Ники»? Ведь историки убеждены, что у него была такая возможность. И все же он сознательно ею пренебрег.

Какие отношения связывали Николая II и Георга V?

Эта фотография Николая II и Георга V была сделана во время свадьбы принцессы Виктории Луизы 24 мая 1913 года в Берлине. Внешнее сходство русского императора и английского короля заметно невооруженным глазом. Их нередко принимали за братьев-близнецов и даже путали между собой. Их характеры и вкусы также были очень похожи. Оба были стеснительными молодыми людьми, которые предпочитали тихие семейные вечера и отдых на природе любым шумным приемам.

Их матери приходились друг другу родными сестрами – они были дочерьми короля Дании Кристиана и его жены Луизы. Летние каникулы Георг и Николай проводили на родине своих мам, так что дружба между ними завязалась в детские годы. Дружба искренняя и доверительная, которую не смогли разрушить даже настойчивые протесты бабушки Георга – Виктории. Королева Великобритании была убеждена в том, что русские представляют собой враждебную силу еще со времен Крымской войны. Но постепенно ее сердце оттаяло. К тому же Николай влюбился в ее ненаглядную внучку Алису Гессен, а их свадьба немало способствовала улучшению отношений между Россией и Европой.

Николай и Георг, 1915 год

Николай и Георг часто обменивались письмами, в которых назвали друг друга «старина Ники» и «милый Джорджи». Они воевали по одну сторону баррикад в Первой мировой войне, а когда же в Российской империи прогремела революция, английский король был крайне обеспокоен судьбой Николая. В письме от 19 марта 1917 года Георг написал: «События прошлой недели глубоко огорчили меня. Мои мысли постоянно с тобой, и я всегда буду твоим верным и преданным другом, как ты знаешь, я был в прошлом».

Однако историю не перепишешь. В решающий момент, когда над головой Николая II и его семьи нависла смертельная угроза, «преданный друг» отвернулся от кузена.

Как сокращался круг сочувствующих царской семье?

Надо сказать, что в начале XX века европейские родственники Николая относились к русскому императору с теплом и почтением. И это сильно контрастировало с отношением к монаршей семье в самой России.

Алиса Гессен (Александра Федоровна), Николай II

Супругу Николая на его родине так и не смогли принять. В глазах своих подданных она оставалась высокомерной немкой, антипатичной и непонятной чужестранкой. К тому же в народных массах росло недовольство монархией, которое вылилось в революцию 1905 года. Тогда Николай был вынужден пойти на внутриполитические уступки – только так удалось восстановить относительный мир в стране.

Но с той поры чета Романовых стала отдаляться не только от народа, но и от своих родственников королевских кровей. Из-за ухудшающегося здоровья жены Николая и прогрессирующей гемофилии их сына Алексея супруги стали обращаться к мистикам и целителям. Отныне частыми гостями царского двора были такие личности как Григорий Распутин, что отнюдь не вызывало одобрения у европейской знати. Впрочем, как и у подданных Николая II. Поражение российских войск в Первой мировой войне стали последней каплей – это подогрело революционные настроения и привело к событиям 1917 года.

15 месяцев сомнений, надежды и перекладывания ответственности

2 марта 1917 года Николай II отрекся от престола. В течение 15 месяцев с того дня до ночи расправы над царской семьей в подвале доме Ипатьева судьба Романовых была активным предметом дискуссий сильных мира сего. Оставлять Николая в России было рискованно – Временное правительство это прекрасно понимало. Промонархистские группировки вполне могли попытаться вернуть его на престол, что ставило под угрозу все плоды революции. Поэтому правительство всерьез рассматривало возможность отослать Романовых подальше из страны. Оставалось лишь найти высокопоставленных родственников-монархов, которые согласятся приютить царскую семью.

Царская семья Романовых

Но европейские короли не решались взять на себя ответственность за их судьбу. С одной стороны, помощь низложенному императору Николаю II могла бы сыграть им всем на руку. За три года Первой мировой войны авторитет многих коронованных особ изрядно пошатнулся, а такой благородный жест как спасение царской семьи мог бы возродить почтение к институту монархии. С другой стороны, уставшие от войны жители Европы отнеслись с радостью к вести о свержении русского императора. Они видели в нем тирана и даже называли «Кровавым Николаем». О немецком происхождении его супруги они также не забыли. Ненависть к Германии была особенно сильна в военно-политическом блоке Антанты – то есть среди союзников Российской империи и тех, кто потенциально мог бы дать убежище царской семье. Кто мог гарантировать, что решение приютить Романовых не спровоцирует рост революционных настроений в этих странах? Совершенно очевидно, что своим собственным положением европейские монархи рисковать не хотели.

Интересной позиции по этому вопросу придерживались два знаменитых писателя – Томас Манн и Герберт Уэллс. Они считали, что свержение царской семьи приведет к «эффекту домино».

Иными словами, вслед за Романовыми должны будут пасть и все остальные монаршие дома. Томас Манн был в восторге от такой перспективы, Герберт Уэллс же был в ужасе (как и правящие европейские короли).

Романовы в Царском селе, 1916 год

В сущности, Романовы тяготили всех. На родине от них хотели побыстрее избавиться, но и за границей они были нежеланными гостями. Негласно все заинтересованные стороны считали, что лучше бы царской семье предоставила защиту какая-нибудь другая страна, не участвующая в войне. Например, Дания или Швеция. Однако правительства этих государств предпочли не вмешиваться.

Месяцы шли, драгоценное время было упущено. И когда европейские монархи наконец-то осознали, что в России дело идет к убийству царской семьи – что могло подать отрицательный пример их собственным подданным – было уже слишком поздно.

А сделал ли что-то «милый Джорджи»?

Справедливости ради стоит признать, что британское правительство предприняло попытку спасти Николая. Правительство, но не «милый Джорджи».

22 марта 1917 года кабинет министров страны официально заявил, что Великобритания готова принять царскую семью у себя. Однако уже через неделю Георг V стал сомневаться в целесообразности такого смелого решения. Через своего премьер-министра он настоятельно советовал министру иностранных дел Англии пересмотреть позицию по вопросу Романовых. В частности, он говорил о том, что стоит «предложить российскому правительству, чтобы оно приняло какой-либо другой план относительно будущего места жительства их императорских величеств».

Георг V

Георга пытались убедить в том, что нехорошо отзывать приглашение. Но король был непреклонен. 6 апреля он обратился к главе МИДа, заявив, что Британия должна отказаться от своего первоначального решения. Ведь – как подчеркнул кузен Николая II – не король, а правительство пригласило царскую семью. Так Романовы лишились единственного реального шанса на спасение. Как бы это ни было ужасно, косвенно Георг V подписал своему двоюродному брату смертный приговор.

Почему Георг V не стал помогать царской семье?

Король Великобритании, как и другие монархи Европы, боялся недовольства и революционных восстаний в своей стране. Таким образом ему просто пришлось пожертвовать своим двоюродным братом, чтобы сохранить монархию. И надо сказать, его тревоги за безопасность короны были не беспочвенны.

В досье «Беспорядки в стране», которое впоследствии составил личный секретарь Георга V, есть записи о том, как свержение русской царской семьи отразилась на общественных настроениях в Англии: «Я заметил, как поменялось отношение определенной части населения к королю и королевской семье с тех пор, как пришла новость о русской революции. Мой друг видел такую надпись в железнодорожном вагоне второго класса: “К черту Короля вместе со всей его семьей».

Ежедневно королю докладывали о том, как враждебно настроены англичане к Романовым, как на фоне этого люди теряют доверие и уважение к английской монархии. Словом, Георгу было уже вовсе не до спасения родственников – ему нужно было спасти себя и свою семью. «Георг позволил дому Романовых кануть в историю и подставил своего кузена Николая II под пули только ради того, чтобы выжил дом Виндзоров», – говорит историк Пирс Брендон.

Николай II, Георг V

17 апреля 1917 года король Великобритании принял «историческое» (как он сам написал в своем дневнике) решение – он сменил название правящей династии, объявив членами Дома Виндзоров только потомков королевы Виктории и принца Альберта по мужской линии. Тем самым он не только «отсек» чужие корни, превратив немецкую монархию в «британскую королевскую семью», но и отрекся от связей со многими родственниками – в том числе с Николаем.

Дать моральную оценку поступкам и решениям Георга V сегодня сложно – да, он предал двоюродного брата, но благодаря ему на престол взошел его сын Георг VI, а затем – внучка Елизавета II, которая и по сей день достойно оберегает честь и престиж Британской королевской семьи.

Ровно через год после переименования династии – 17 апреля 1918 года – Дом Виндзоров отпраздновал свой первый день рождения, а Дом Романовых встретил свой конец.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2019
Moneymaker