Эксперт Арина Полякова: «Меган Маркл сделает монархию более популярной во всем мире»

[Стиль жизни] [Династии][Меган Маркл][Интервью]
3375
Наш колумнист и эксперт по британской монархии Арина Полякова – о том, почему для автора «без имени» напечататься в крупном издательстве – все равно, что выиграть в лотерею, о феномене британской королевской семьи и об «эффекте Меган Маркл».

19 мая в британскую королевскую семью торжественно войдет простая девушка из Штатов, которая, к тому же, уже успела побывать замужем. Великобритания рукоплещет милости Елизаветы, которая разрешила своему внуку жениться по любви, но было ли это возможно еще 80 лет назад, когда в клан Виндзоров точно так же пыталась войти другая разведенная американка – Уоллис Симпсон?

Очевидно, Меган Маркл удостоена большей чести, чем Уоллис: невеста принца Гарри не только получит титул, но и останется жить в Великобритании, будет исполнять обязанности full-time royal и пользоваться всеми благами своего нового положения. Почему?

Возможно, все дело в том, что, в отличие от супруги Эдуарда VIII, эта особа нисколько не гонится за властью. Кандидат исторических наук и эксперт по британской монархии Арина Полякова в своем новом романе-исследовании «Как украсть короля? История Уоллис Симпсон» показывает нам совершенно иную историю любви некоронованного короля и его американской возлюбленной. Оказывается, реальная Уоллис спала и видела, как станет королевой, мечтая вернуть Эдуарду Корону, в том числе, при помощи своих связей с нацистами (отрывок из романа Арины об отношениях Уоллис с Третьим рейхом можно почитать здесь: «История с отречением Эдуарда VIII: как Уоллис Симпсон стала проектом Гитлера»). Едва ли такая женщина смогла бы стать «глотком свежего воздуха» для британской монархии, коим уже считают невесту принца Гарри.

Мы поговорили с Ариной о том, как Меган изменит монархию, зачем многие авторы берегут свои публикации до громких дат в королевской семье и почему писательский мир порой бывает едва ли не враждебнее британской аристократии.

M.C.: Главная новость сегодняшнего дня – Гарри, младший брат принца Уильяма, женится на американской актрисе Меган Маркл. Историки прочат ей судьбу «королевы сердец», fashion-аналитики подсчитывают доходы дизайнеров после каждого ее выхода, а мы – не успеваем следить за всем, что происходит.

Арина Полякова: Британская королевская семья стала модной. Во-первых, представители голубой крови в наши дни – это своего рода «вымирающий вид». Людям интересно узнать, как живут современные монархи и их дети: кто они такие, чем дышат и зачем они вообще нужны. Во-вторых, монархия (не только британская) постепенно утрачивает свою историческую значимость: начиная с 90-х годов, члены королевских семей все больше старались походить на звезд Голливуда (а в Англии сейчас Голливуд – в лице Меган – фактически стал частью монархии!). И потом – какая девушка не мечтает выйти замуж за принца? 

Ваша новая книга о королевском романе из ХХ века – биография Уоллис Симпсон, ради которой английский король Эдуард VIII отказался от престола. Совпадение ли, что дата выхода – в мае, как раз тогда состоится Royal Wedding?

Это чистое совпадение и, как оказалось, весьма удачное. Всю весну и лето 2017-го я провела за работой над биографией Уоллис, полностью погрузившись в конец XIX – первую половину XX века, поэтому упустила большую часть развития отношений между младшим сыном принцессы Дианы и американкой. Пришлось наверстывать.

Но конечно, какие-то знаменательные события играют писателю «на руку». Совсем недавний пример – книги, статьи и документальные фильмы о Диане по поводу двадцатилетия со дня катастрофы. Иные авторы ориентируются на кинематограф, стараясь приурочить издание своих монографий к выходу громких премьер со схожей тематикой. У меня так получилось с предыдущей книгой – об Эдуарде VIII – я как раз дописывала его биографию, когда вышел фильм Мадонны «МЫ. Верим в любовь». Лично я никогда специально не привязывалась к событиям, хотя это хороший стратегический ход. Готова поспорить, что уже многие историки подготовили книги о королеве Елизавете II и первом наследнике, лишь дожидаясь момента, когда принц Чарльз сменит ее на британском престоле.

В наши дни «не пишет только ленивый» ­– издателям все сложней выявить перспективного автора. Как вам удалось обратить на себя внимание Ольги Морозовой? Наверное, это очень лестно, когда та, кто представляет в России нобелевского лауреата по литературе (2006) Орхана Памука, взялась и за вашу книгу об Уоллис?  

Безусловно. Сегодня быть напечатанным в крупном издательстве – это как выиграть в лотерею – везет лишь единицам. Конкуренция в нашей сфере огромная, и многие, несмотря на талант, так и остаются в тени. Писательский мир достаточно жесткий. Попасть «с улицы» практически невозможно – большинство писем даже не читают, отправляя их сразу в корзину. Скажем так, мне повезло. Издательство Ольги Морозовой попросило меня выступить в качестве эксперта на презентации новой книги о королеве Елизавете II на прошедшей книжной ярмарке Non-Fiction. Так началась наша дружба, которая, надеюсь, продлится еще очень долго.


Но если нет ни личных знакомств, ни приличных рекомендаций?

Остается действовать путем самостоятельной раскрутки, скажем, на писательских сайтах, или ведя свой блог. Не стоит забывать про существование такой возможности, как самиздат (полного тиража, или POD – печать по требованию). Первые мои работы были опубликованы именно так, что позволило мне занять особую нишу и найти своего читателя. Этот круг гораздо меньше, чем, предположим, у писателей, специализирующихся на художественной литературе. Но меня вполне устраивает – те, кто интересуется историями, основанными реальных событиях, могут оценить мои труды по достоинству. 

Но чем больше у вас аудитория, тем охотнее вас издают?

Верно, и у моей новой книги аудитория будет шире: там есть любовная история, интриги, политика, светская жизнь и даже детектив – например, загадочное убийство известного миллионера Гарри Оакса на Багамских островах. 

Какой реакции вы ожидаете после выхода?

Больше всего мне нравится: «Арина, я прочла вашу книгу, и я восторге!». Но, боюсь, что будут и те, кто меня возненавидит. В этой истории много фактов, о которых раньше не говорилось, и по большому счету – не так много романтики: для дважды разведенной американки Уоллис брак с Эдуардом был, скорее, холодным расчетом.

Кстати, Меган – тоже американка и тоже разведена…Гарри, конечно, в очереди на корону только пятый. Но все-таки – сможет ли она стать «своей» на родине принца?

У Меган шансов несравненно больше, чем было в свое время у Уоллис. Более того, историки (в том числе и я) пророчат Меган стать новой «народной принцессой». Сейчас британцы другие и готовы принять то, что казалось немыслимым еще каких-то пятьдесят лет назад. А она как раз то самое «новое дыхание», которого так не хватало монархии в последнее время. 

Кроме того, я предполагаю, что одобрение Ее Величества на брак с американкой – прекрасный стратегический ход. Скорее всего, она возложит важную миссию на Меган и Гарри по поддержанию имиджа монархии в странах Содружества.

Что касается герцогини Кембриджской, она будет представлять старую добрую Британию, в то время, как Меган сделает монархию более популярной за морями. При правильной расстановке акцентов, из этого союза можно извлечь больше пользы, чем вреда.

А вам не хотелось уйти от привычного амплуа (эксперта по британской монархии) и начать писать, например, сказки?

На самом деле, профессия и осведомленность позволяет мне писать книги обо всех членах династии Виндзоров и их ближайших родственниках, «как орешки», но я не хотела бы следовать конъюнктуре и работать на спрос. Cчитаю, читатель должен следовать за писателем, а не наоборот. Забавно, что вы привели в пример именно сказку в качестве альтернативного жанра.  Уже одну я написала – «Тайна старого маяка», в 2014 году она вышла под моим псевдонимом Анна Рини. И, кстати, она ничуть не уступает по популярности другим моим более серьезным работам.

Было очень приятно, когда критики поставили «Тайну» в один ряд с историями о Муми-троллях Туве Янссон. А в 2016-м она вышла в Швеции ­(“Den gamla fyrens mysterium”). Следующая моя книга будет о Швеции, где я живу уже несколько лет, а потом – биография еще одной интересной женщины, которая жила в XVI веке, но вовсе не имеет ничего общего с Британией (пока оставлю это интригой).

То есть Анна Рини – это ваше alter ego?

Да. Как историк я больше ориентируюсь на российский рынок, а как сказочница собираюсь сотрудничать, в том числе, и с европейскими издательствами. Анна – имя которым меня крестили в детстве, а Рини – одна из форм моего имени. К тому же, я бы не хотела, чтобы меня воспринимали только сказочницей – я в первую очередь историк и исследователь.

Какую награду вы, как писатель, мечтаете получить? Вообще, что для вас признание?

В данный момент самая большая награда – сотрудничество с одним из ведущих издательств, я шла к этому последние семь лет. Еще – полученный мной грант в Швеции от Фонда писателей в 2016 году и рекомендация для распространения моих книг в школах и библиотеках. Но главное – это признание читателя. Мой кумир – Дэн Браун: его уровень и мастерство, блестящие знания в области истории и искусства, а также умение заинтриговать с самых первых страниц. Это тот уровень, к которому я стремлюсь.



Дэну Брауну было 39, когда вышел его «Код да Винчи». И далеко не все смогли оценить роман по достоинству. А вы критику болезненно воспринимаете? 

Мне 27 и, уверена, самый большой челлендж еще впереди. Мы учимся на ошибках – нужно сделать выводы и двигаться дальше. Если автору не стыдно за свои предыдущие работы – он не растет, а топчется на месте. Но не стоит отчаиваться, даже если поначалу приходится тяжело.

Что вас подбадривает?

У всех бывают минуты страха и неуверенности в себе. Стивену Кингу тоже пришлось выкинуть в помойку чуть ли не дюжину своих рукописей, прежде чем он заключил договор с издательством на небольшой пробный тираж. Или вспомним знаменитую Джоан Роулинг, которую «футболили» с Гарри Поттером, пока книгу не дали на прочтение детской фокус-группе, которая пришла в абсолютный восторг от ее школы чародейства и волшебства. После этого фамилия Роулинг запестрила на первых полосах газет со сногсшибательной статистикой продаж. Таких примеров очень много. Главное, не сдаваться.

Фотография Александра Данилова

Мое кредо – «Per aspera ad astra». На латыни это означает «через тернии к звездам».

Фото: Александра Данилова, Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАвгуст 2018
Ciao