Джуд Лоу: «Любопытство в отношении моей жизни – это не то, что я заказывал»

[Стиль жизни] [Интервью][Кино]
2997
Священник Ленни, он же «Молодой Папа» Пий XIII, он же будущий молодой профессор Дамблдор, он же британский актер Джуд Лоу – в редком, а потому эксклюзивном интервью о тайнах Ватикана, детях, славе и обнаженных фото Дженнифер Лоуренс.

Джуд Лоу редко дает интервью, особенно в последнее время. Он предпочитает общаться с публикой через сцену, через свое творчество, а личную жизнь предпочитает оставлять за кулисами. Тем ценнее наша встреча, которая состоялась, возможно, только благодаря новому сериалу «Молодой Папа», который уже попал в список must-see по обе стороны океана. Джуд Лоу играет в нем главную роль, роль Папы Римского Пия XIII. Разумеется, наш разговор мы начинаем именно с него.

M.C.: Вы верите в божественное?

Джуд Лоу: Я верю в ощущение божественного. Когда сливаешься с природой, когда тебя что-то трогает за душу, когда испытываешь чувство, что ты не один в этом мире. Ты видишь прекрасный пейзаж и ощущаешь связь с божественным, потому что он тронул душу. Или когда ты говоришь с кем-то – и становится легко на душе. Или когда что-то читаешь – и рождается понимание, что это Истина. Чувство божественности возникает на какой-то момент. Я не тот, кто способен дать этому определение, я могу лишь испытывать и желать того же окружающим.

До того момента, как вам прислали сценарий «Молодого Папы», что вы думали о Папе? И думали ли вообще?

Меня очень интересовала история нынешнего Папы, особенно то, что он был избран при жизни предшественника. Насколько я знаю, отречение от престола в 2013 году Бенедикта XVI – это первый за 600 лет подобный случай. Два живых Папы одновременно – уникальная ситуация! Интрига. Такие заметные персоны, как Папа, должны обладать особым чувством ответственности. Приятно, что Франциск I, по-видимому, достаточно скромен и не боится говорить о бедах, которых избегают другие лидеры, например о проблемах экологии.

Размышлял ли я о Папе перед съемками? Нет, и в этом прелесть моей работы. Одержимость героем настигает тебя внезапно. Куда он идет? Во что одет? Что у него в голове? В связи с этим вспомнилась история, которая произошла ровно тогда, когда мы снимали «Молодого Папу» в Риме. Франциск взял и отправился в «Оптику». Слышали об этом? Он покинул Ватикан в одиночку, зашел в магазин «Оптика» на одной из римских улиц, а когда вышел, там собралось 20 тысяч человек.

Пришлось ли вам покопаться в исторических материалах, чтобы сыграть Папу?

Да, я искал, но, к сожалению, найти то, что меня интересовало, не удалось. Режиссер Паоло Соррентино посоветовал: «Просто сыграй священника по имени Ленни». Я взял сценарий и создал из строчек человека, выросшего в приюте и ставшего у руля католической церкви. Что им двигало? Как он выживал? Кого он изгонял из своей жизни? Кого приглашал в нее? В чем был хорош? Я заметил странное сходство: я надевал костюм, чтобы быть Ленни, и Ленни использовал свое одеяние, чтобы стать Папой. В первом кадре сериала он появляется в шлепанцах, затем вы видите его обнаженным, затем он одевается. Я не понимал суть Папы Пия XIII, пока не осо­знал суть священника Ленни.

Нынешнему Папе поклоняются. А помните ли вы что-то из того времени, когда только стали популярным? Первый раз, когда на вас смотрела восхищенная толпа?

Если такое и случалось, я не запомнил, потому что это не относится­ к моей настоящей жизни. Да, бывает, я приезжаю на кинофестиваль и меня встречают поклонники. Но это эпизод. А основная жизнь – это работа на площадке с режиссером, коллегами.

И вы никогда не замечали по отношению к себе того восхищения, которое мы видим в отношении Папы?

Я стараюсь держать это чувство на расстоянии. Я надеюсь добиться честных отношений с аудиторией. Поэтому до сих пор играю в театре.

Одна из сильных сцен в «Молодом Папе» – когда он стремится оставаться неузнанным, появляется на людях – и его никто не узнает. Интересно, когда вы снимали этот эпизод, проводили ли параллели со своим жизненным опытом, вы ведь столько лет на виду? Я живу в Лондоне и прекрасно помню то время, когда поклонники всюду следовали за вами.

Мы живем в мире, где все как одержимые выставляют напоказ свою жизнь, выкладывая в соцсети отфотошопленные фото. Если вы чего-то не заинстаграмили – этого не существует. Так что идея, что кто-то хочет оставаться анонимным, чтобы иметь больше влияния, – это увлекательная идея, это то, во что я всегда верил. То любопытство в отношении моей жизни, о котором вы говорите, – это не то, что я заказывал. Я хотел играть, рассказывать истории, перевоплощаться в других людей. Я не собирался направлять свет рампы на личное. Частная жизнь других людей меня не интересует. Мне неинтересно, что они носят, что пьют, как называют себя в Сети, с кем спят. Просто не интересует.

Паоло говорил, почему он считает вас идеальным кандидатом на роль Папы?

Я спросил его, и он ответил, что считает меня способным передать тот внутренний мир, которым он наделил Ленни. Я не стал спорить. Думаю, если бы я задавал слишком много вопросов, Соррентино мог бы отказать мне в роли (смеется).

В «Молодом Папе» роскошный актерский состав. Какие отношения у вас сложились с Хавьером Камарой?

Хавьер создавал позитивную обстановку на съемках. Он очень тонкий актер, а как человек – невероятно забавный. Умеет насмешить, может вдруг спеть или станцевать. Для нас, коллег, он как-то станцевал, одетый в мантию кардинала. Согласитесь, ценный член команды!

Как работалось с Дайан Китон? У нее на удивление серьезная роль...

...и она все время нам об этом напоминала: «Я же комедийная актриса, я смешная, я не могу это сыграть». Надеюсь, она не обидится – даже уверен, что нет, – я ей как-то сказал, что она напоминает мне Энни Холл. Я так ей и сказал: «Боже, ты настоящая Энни Холл!» Не просто актриса, сыгравшая некогда в одноименном фильме Вуди Аллена. Она сама – Энни, даже когда произносит реплики других персонажей. С Дайан было очень приятно играть, и ей тоже понравилось работать со мной. Теперь она называет­ меня исключительно «Ваше Святейшество»: «Доброе утро, Ваше Святейшество. Как пожи­ваете, Ваше Святейшество?»

У вас такая насыщенная карьера – сцена, кино. Как справляетесь с другими делами – вы же многодетный отец?

Когда мне было двадцать пять, казалось, я провожу за границей много времени. Но дети были маленькими и без проблем следовали за нами, родителями. Недавно я ощутил, что провожу слишком много времени дома. Я по-прежнему в бизнесе, но стал похож на любого работающего папу. Балансирую между работой и домом. Что я больше всего люблю в отцовстве – это вникать в проблемы детей.

Дети в курсе известности, которой вы пользуетесь?

Сейчас их больше всего забавляет, что Дженнифер Лоуренс в прессе называют Джей Лоу, аналогично с тем, как пишется мое имя. И когда кто-то из детей видит в заголовках Дж. Лоу, то думает, что это обо мне, и каждый раз восклицает: «Слава богу, это не про папу!» Недавно аккаунт Дженнифер взломали, нашли личные фотографии. Сын узнал об этом и спросил: «Папа, они что, нашли твои фото в голом виде?» Ну, я удивился, конечно, и сказал, что это не про меня.

Мне показалось, что ваши дети хотят работать в модельном бизнесе. Рафферти, ваш старший сын, которому сейчас 20 лет, к примеру, снимался в fashion-фильме Tiger of Sweden, выступал на показе DKNY, а недавно стал лицом коллекции мужских украшений Effra London. Сегодня профессия модели – это тоже одержимость образом. Поддерживаете ли вы детей?

Ну, для начала скажу, что мой сын, по правде, не имеет больших амбиций работать моделью. Ему предложили этим заняться, он пробует. Думаю, Рафферти нравится получать гонорар. На самом деле Рафферти музыкант. Думаю, если вы спросите его, то он не скажет, что хочет быть топ-моделью. Айрис в настоящий момент проявляет большое любопытство к миру моды и фотографии, поэтому думаю, что для дочери модельный опыт – тоже способ достижения цели. Юное поколение обладает врожденным здравым смыслом. Когда я был мальчиком, то мне казалось: если ты актер, ты должен быть только им. Если музыкант – только музыкантом. Сегодня ты можешь работать актером, музыкантом, блогером, журналистом, выпускать духи, кроссовки, разводить яков на ферме. Думаю, что дети смотрят на жизнь как на разного рода опыт. Но если они захотят услышать мой совет – я всегда готов его дать.

А они хотят его услышать?

Нет, они же подростки.

P.S.: Игра с престолом

Василий Аккерман, журналист, кинорежиссер

По-моему, только слепые не посмотрели сериал The Young Pope. Слепые и несколько радикальных протестантов, но кто этих ребят нынче слушает? Ни одной негативной рецензии, все рыдают и левитируют от восторга. Даже Венецианский фестиваль не смог устоять и взял «Молодого Папу» в программу. Впервые за 73 года на фестивале «категории А» показывали сериал…

Начнем с того, что сценарист и режиссер тут – Паоло Соррентино. Я пересмотрел все «оскары» и «канны» за последние 10 лет и могу с уверенностью сказать, что Соррентино – самый настоящий, ни во что не завернутый гений. Это первое, что нужно понимать о «Молодом Папе». Джуд Лоу, Хавьер Камара, Дайан Китон и Сильвио Орландо – конечно, звездный состав, но они лишь земляника на приторно-шоколадном торте, ангелы и архангелы, которые выслуживаются перед своим богом.

Долгие годы, со времен Феллини, Висконти и Бертолуччи, итальянский кинематограф стоял на паузе. Пришел Соррентино и за несколько лет вернул все то, что принадлежит la divina Italia. Я смотрел «Великую красоту» в четырех­ разных кинотеатрах (за нее Паоло получил «Оскар»). Я плакал как минимум шесть раз над «Молодостью». Это невозможно разгадать. В этом нужно родиться. Похоже, подлинное чувство прекрасного накрывает в тот момент, когда вы просыпаетесь и видите лепнину, которой больше 300 лет. Выходите на улицу, а там Лоренцо, Франческо, Массимо и прочие ребята так постарались, что этому осталось только стать частью действительно великой красоты.

Теперь про сюжет: история самого молодого Папы Римского, того, кем надеялся управлять Ватикан, но просчитался, – конечно, вымышленная. Как и в большинстве новомодных сериалов («Папа» снят по заказу гигантов Sky и HBO), тут все вертится вокруг одного персонажа. Драматургия в определенных местах проседает, что понятно: держать зрителя на нерве восемь часов гораздо сложнее, чем два с небольшим. Но если дьявол прячется в деталях, то, черт возьми, куда он здесь запропастился? Декорации, включая Сикстинскую капеллу и папскую библиотеку, воспроизвели на киностудии «Чинечитта» с ювелирной точностью. Ни один из эпизодов не был снят в Ватикане – официально Ватикан отказался от сотрудничества. Но быт Святого Престола описан в сценарии на уровне качественного инсайда.

Папы Пия XIII не существует, его тоже придумали. Он харизматик, много (и сексуально) курит, пьет вишневую «Коку» на завтрак, ни черта не хочет соблюдать вековые традиции, регулярно шокирует паству провокационными кейсами и время от времени ставит под сомнение существование Господа. Как же он похож на обычного человека… Но стоит понтифику встать на колени, как сам Бог спускается ради его воли – так решил Соррентино.

Никто не скажет вам правду, пришлось ли стоять на коленях самому режиссеру, прежде чем его озарила мысль пригласить на роль Папы Джуда Лоу. Выбор наверняка рандомный. Но точный. Именно этот выбор делает Соррентино гением. И да, это лучшая роль Джуда Лоу. Никто за 27 лет не смог раскрыть его круче. Мой главный вопрос лишь в том – что ты будешь делать дальше, David Jude Heyworth Law?

Интервью: Lex Martin / The Interview People
Фото: кадры из сериала «Молодой Папа»

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России