О чем говорят футболисты...

[Стиль жизни] [Интервью]
220
В июне Россия впервые принимает у себя ЧМ по футболу. Известные дамы, по просьбе Marie Claire, выбрали своих фаворитов из списка национальной сборной, вызвали на разговор, а потом обсудили их между собой.
Артем Ребров, Александр Самедов, Кирилл Панченко и Федор Кудряшов

Тет-а-тет (О женах и не только)

Татьяна Геворкян ─ Александр Самедов

Телеведущая ─ полузащитник московского «Спартака», чемпион России, обладатель Кубка России, финалист Суперкубка России, участник чемпионата мира 2014 года и чемпионата Европы 2016-го

Татьяна Геворкян и Александр Самедов

Татьяна: Саша, у меня брат младший, ему сейчас 17 лет. В начальной школе он тоже играл в футбол. Дико мечтал стать известным футболистом. И, знаешь, в какой-то момент перестал учиться вообще. Говорил: «Зачем мне это надо? Я же футболистом собираюсь стать!» Вот что бы ты ему, восьмилетнему, ответил?

Александр: Если ответить честно, то школа никоим образом мне не помогла. Именно в карьере. Спортивное, футбольное мышление – оно у каждого свое. Но учиться нужно! Думаю, твой брат в 17 лет это понимает.

Вы, футболисты, как рок-звезды. У вас толпы фанатов... Которые при малейшем вашем промахе запускают жесткий хейтерский механизм. Тебя критика может сломать?

Можно сломаться. Но это спорт. И это бизнес. Нужно быть психологически устойчивым.

У футболистов культ семьи, совершенно точно. Вокруг вас много красивых девушек крутится, но вы все как один рано женитесь. А ведь вся жизнь впереди!

Смотри: когда в юном возрасте ты становишься успешным, появляются первые деньги, тебя начинает кружить. В таком городе, как Москва, возникает море соблазнов. В определенный момент я понял: надо как-то себя успокоить. И встретил Юлю. Нам было по 19 лет. Мы поженились. Уверен, семья помогла удержаться. Я знаю случаи, когда некоторых свобода затягивала. Это быстро и плохо заканчивается. Сейчас, когда мне 33 года, я тебе прямо скажу: семья для меня на первом месте.

А что, на твой взгляд, делает женщину и мужчину счастливыми в браке?

Послушай, я бы мог рассказать тебе сказку, и, поверь, получилось бы красиво. Но семья – это очень сложный организм. Должны выкладываться оба – и муж, и жена. Тогда все будет хорошо.

Все звезды шоу-бизнеса работают ведущими. А вот ты мог бы провести мероприятие?

Мог бы, но стою дорого, никто не тянет. Если серьезно, мне было бы тяжело. По жизни я скромный и даже скучный. Вот честно. «Санёк-то у нас весельчак!» – про меня тебе такое точно никто не скажет.

Саша, а если бы тебе предложили прямо сейчас нарушить любое свое правило, что бы ты сделал?

Поспал бы до 12. Ведь встаю в 7:20. И знаешь, что я сделаю первым делом, когда завершу карьеру? Нажарю себе целую сковородку картошки!

О’кей, а каким будет твой второй шаг?

Над этим я еще всерьез не думал. Вот первое дело доведу до конца – там и мысли появятся…

Наталья Туровникова ─ Артем Ребров

Дизайнер, DJ ─ вратарь и вице-капитан московского «Спартака», чемпион России, серебряный призер чемпионата России, обладатель Суперкубка России

Артем Ребров и Наталья Туровникова

Наталья: Артём, что это такое – ЦСКА и «Спартак»?

Артем: Команды – ЦСКА, «Спартак».

Это соперники! Я вот болею за ЦСКА. Ты играешь за «Спартак». Давай разберемся. Мне безумно любопытно­. Я попала тут как-то на вашу игру в «Химки» и ошалела от того, что происходит с болельщиками. Стенка на стенку!

Ты знаешь, я не воспитанник «Спартака». У тех, кто воспитывался в «Спартаке» с академии, со школы, ЦСКА – самый принципиальный соперник. Понятно, что «Динамо» – принципиальный, «Зенит» – принципиальный, но ЦСКА по­че­му-то самый принципиальный. Ты можешь проиграть весь чемпионат, но если обыграешь ЦСКА, тебе всё простят. Думаю, что это во многом зависит от фанатского движения.

Скажи, пенальти – это страшно?

Пенальти? Ну, когда Халк подходит, неприятно. Но страшнее бьющему, потому что, если вратарь отобьет, все ему будут аплодировать – он красавец. Если он пропустит, то ему никто ничего не скажет. А вот если нападающий не забьет, то все скажут, что он ошибся. То есть у вратаря, в принципе, ситуация проще. Тут страшен только Халк…

Кстати, а как ты попал на ворота?

Папа рассказывал: смотрит в окно, на улице все дети как дети – бегают с мячом, «а мой в этих воротах сидит». Само собой получилось. Склонность.

Лень. Есть такое понятие в спорте?

Лень? Есть. Бывают люди ленивые, но очень целе­устремленные. Они лишний раз попу, извините, свою не поднимут, но все равно будут в стену биться. Одному из ста эта дверь открывается. Слушай, стесняюсь спросить: что у тебя за рисунки на руках?

Это у меня краска. Я рисую татуировки. Временные. А в этот раз просто измазалась краской, честно говоря. Чтобы вопрос был (смеется).

Понятно. Видишь, я не упустил. Я внимательный.

Музыку ты любишь?

Люблю, но я не фанат.

А я диджею время от времени. Немножко.

Тяжелая жизнь. Ночная.

Очень! Как у вас, у футболистов, насчет клубов?

У нас? Допустим, моя жена активно молодость провела. Но она понимает мою работу. Мы не можем себе позволить выбраться лишний раз в клуб. Но вот когда карьера закончится…

Имей в виду! Denis Simachёv Shop & Bar. У нас там весело. Я только там играю. Раз в месяц, просто в удовольствие, чтобы не угорать, потому что иначе сложно.

Хорошо. С женой когда-нибудь приду!

Аврора ─ Кирилл Панченко

Телеведущая ─ нападающий московского «Динамо», чемпион России, обладатель Суперкубка России, двукратный победитель Футбольной национальной лиги, сын Виктора Панченко

Кирилл Панченко и Аврора

Аврора: Кирилл, когда я готовилась к разговору, конечно, изучала твой Instagram. Одна фотография меня поразила. Я даже отпрянула от экрана – там была сфотографирована твоя нога после операции. Ты сам это выложил?

Кирилл: Сам, конечно. А кто же еще? Чтобы знали, что в реальности не все так просто.

Я почему об этом спрашиваю? Мы часто видим, как на поле во время игры происходит столкновение. Вот игрок лежит, чуть ли не умирает от боли. Проходит меньше минуты, он встал и побежал. И как-то не веришь. Думаешь: «Ну и чего ты там корчился? Чтобы чуть-чуть передохнуть?»

Я понимаю вопрос. Ты намекаешь на футбольные хитрости. Например, одна команда активнее атакует, больше владеет мячом. И где-то кто-то из игроков задумал сбить темп. Но поверь, когда футболист получает серьезную травму, это видно сразу всем.

Что ты делал, пока лежал в больнице? Читал, смотрел кино, сериалы или чатился с друзьями?

Нет, я был с семьей. Они всегда меня поддерживают: супруга Яна и дочь Кристина. Я, если честно, не любитель сериалов, чатов. Я больше за живое общение.

Раз уж зашел разговор про Яну, расскажи, как так случилось, что ты женился совсем юным – в 23 года.

В 21.

Да ладно! Это вообще детский сад. Только тебе разрешили покупать спиртное, и ты сразу женился!

Любовь с первого взгляда. Шаг был осознанный. Дети у нас уже потом появились, сначала жили ка­кое-то время для себя. И вот уже семь лет в браке.

Скажи, где бы ты хотел жить, если не в Москве?

Москва мне нравится. Но я люблю спокойные города. Например, испанская Марбелья. Очень хорошее место. Уютное.

Марбелья, между прочим, не только маленький, уютный, но еще и очень дорогой городок.

Понятно. Москва тоже не дешевый.

Кстати, какой ты в отношении денег? Транжира? Или, наоборот, такой скопидом, любишь подкопить?

Хорошо, что у меня есть семья. Был бы я один, наверное, гулял бы на широкую ногу. Потому что я человек не жадный. Но от бессмысленных трат меня семья удерживает.

Лаура Джугелия ─ Федор Кудряшов

It-girl, основатель Peopletalk ─ защитник казанского клуба «Рубин», серебряный призер чемпионата России, входит в список лучших игроков чемпио­ната России по итогам последних двух лет

Лаура Джугелия и Федор Кудряшов

Лаура: Федор, у меня к футболу особенное отношение, мы дружим семьями с Сашей Кокориным.

Федор: Значит, за «Зенит» болеешь?

Теперь – да. Всю жизнь болела за «Динамо», а потом, когда Саня перешел в «Зенит», соответственно, мы теперь всей семьей «зенитцы». Слушай, а что делать? Друг все-таки. Но сама я больше хоккеем увлекаюсь, потому что у меня брат – хоккеист.

А я вот даже не стою на коньках. Мое первое свидание с женой прошло на катке, и они с подругой отыгрались на мне по полной.

Вы с женой 14 лет вместе, да? Это для меня вообще фантастика. Я в браке 3,5 года, и мне уже кажется, что это вся жизнь. Даже не помню, как было по-другому. Твоя жена в интервью говорит, что ты очень верный и преданный. А недостатки есть? Ты ревнивый?

Настя ревнивая, я тоже ревнивый. Разница в том, что она это всегда показывает, а я в себе держу. Она мне даже иногда в упрек это ставит.

Скажи, а ты ранимый человек?

Смотря кто пытается ранить. Близким людям меня легко задеть. Первая реакция – обида. Но потом анализ. Если слова в мой адрес оказались правдой, я пойму.

А ты вообще плачешь иногда?

В кинотеатре. Смотрел фильм «Лев», и в финале, когда герой встретился с мамой, слезы накатились.

Обалденное, кстати, кино. Скажи, у тебя ведь сыну четыре года. Хочешь, чтобы он стал футболистом?

Хочу, но не буду ему навязывать.

У меня племянник пошел в пять лет в футбол. Он в Барселоне сейчас живет. И, кстати, с сыном Месси ходит в одну спортивную школу. Причем Месси реально готовит сына в футболисты: каждый день сам отвозит его на занятия, сам забирает. Ты как к Месси относишься?

Я уважаю Месси. Хотя мне больше импонирует Роналду, потому что Месси – он талантлив с рождения. А Роналду добился своего через труд.

Через десять лет где ты себя видишь?

Точно не тренером. Не мое. С моим характером я поубиваю своих футболистов.

На чей концерт ты бы купил билет?

На концерт Басты. У меня супруга была в «Олимпийском», ей понравилось.

Ты с ним не знаком? Слушай, мне кажется, он с удовольствием лично тебя пригласит.

Я не против. Главное, чтобы время было.

Между нами, девушками («Они нас убьют, когда все это прочитают»)

Татьяна Геворкян , Лаура Джугелия, Аврора и Наталья Туровникова

Тайм первый: нападение и защита

Аврора: Так, девушки. Давайте обсудим парней. Не знаю, как ваши, а «мой» был классный. 

Лаура Джугелия: А я скажу – классный «мой»! Такой милый, такой красивый. Такой хороший.

Наталья Туровникова: «Мой» класснее!

Татьяна Геворкян: Послушайте, вы что, пришли проверить, классные они или не классные? Вы же не вещь в магазине выбираете! Для меня, например, было очевидно, что Саша обаятельный.

Аврора: Конечно, Таня, пришли проверить! Вот что мы знаем о футболистах? По моим ощущениям, в среде девушек модных и интеллектуальных футболисты не в почете. Веселятся с самыми красивыми девчонками мира, устраивают вечеринки с ящиками шампанского Cristal, просаживают состояние в Каннах...

Татьяна Геворкян: Аврора рассуждает как замужняя «правильная» девушка. На самом деле футболисты – очень лакомый кусочек для охотниц за богатым и успешным мужем.

Аврора: Соглашусь наполовину. Все-таки девушки делятся на две категории: те, кто считает, что футболисты лакомый кусочек, несомненно. И те, кто считает, что от футболистов нужно держаться подальше.

Наталья Туровникова: А девочки, которые смотрят футбол, – ты считаешь, нет таких девочек?

Аврора: Не знаю. Мне кажется, девочки смотрят футбол из-за футболистов, а не из-за игры.

Наталья Туровникова: Нет, так смотрят футбол геи. А девочки, настаиваю, иногда смотрят футбол из-за футбола. Я, например!

Аврора: О’кей, у нас у всех разный опыт. Я, например, вообще не знаю, кто за кого играет, где и как. Но я знаю, кто на какой тусовке появляется. И если это мероприятие типа того, которое было в прошлом году в Монако, когда Кокорин с Мамаевым зажгли в клубе, – уж об этом я точно буду наслышана.

Наталья Туровникова: Футболисты, между прочим, зарабатывают деньги потом и кровью. Но об этом вообще не принято говорить, да? 

Аврора: Я начала с негатива, чтобы вас завести, девочки. Согласна, многие считают футболистов такими lucky-ребятами, бегающими по полю. Мало кто задумывается, что футбол – жесткий спорт, можно травмироваться так – не то что бегать, ходить не сможешь.

Татьяна Геворкян: А фанаты! Самые агрессивные фанаты у футболистов. Когда кумиры выигрывают – их носят на руках. Но стоит допустить промах, я даже не говорю про загубленную игру, ты становишься объектом ненависти. На тебя обрушивается поток. Аврора, представь, мы с тобой на мероприятии выходим на сцену, а зал скандирует: «Дура кривоногая, вон пошла, коза!»

Аврора: Не представляю вообще. Ужас.

Лаура Джугелия: Наташка, вообрази, ты трек в «Симачеве» не так свела, а тебе сразу «Давай!» летят. Ты уходишь, а они продолжают веселиться.

Наталья Туровникова: Полстадиона орет за тебя, полстадиона – против. И все это в ажиотаже. На нервах. После этого можно завязать с футболом в принципе.

Лаура Джугелия: Но мне «мой» Федя сказал, что ему в лицо никто гадости не говорит. В основном пишут в соцсетях. Адский троллинг.

Аврора: Ну, «твоему» Федору еще попробуй скажи в лицо гадость, у него репутация лютого защитника.

Лаура Джугелия: Это да. Он на работе – настоящий зверь. В прошлом году во время игры Федору сломали нос. Но он так хотел сыгать в Лиге чемпионов, что решил выйти на поле. Перебинтованный. В маске Зорро. Я смотрела – просто блокбастер какой-то.

Тайм второй: дерби на шпильках

Лаура Джугелия: Интересно, как футболисты восстанавливаются после игры? Личный психолог, что ли, у каждого?

Татьяна Геворкян: Саша сказал, что у него нет психолога. Хотя зря, это правильная международная практика. Из-за того, что футболисты находятся под постоянным общественным прессингом, они излишне загоняют себя в рамки. Я попросила Сашу рассказать про свой авантюрный поступок, можно из детства. Он смутился – говорит, не может вспомнить. Не верю я в это! Я вот могу сказать – я в детстве на чужом огороде подсолнухи воровала и еще цыплят. Дети есть дети. А футболисты зажаты, они заложники репутации.

Наталья Туровникова: Зато футбол приучает их с детства к ответственности и дисциплине. Вы заметили – ребята сегодня себя проявили как настоящие мужики. Даже в маленьких поступках.

Татьяна Геворкян: Все, до меня дошло! Наташа, ты мне прямо открыла глаза.

Наталья Туровникова: А что дошло-то?!

Татьяна Геворкян: Почему они все так рано женятся!

Аврора: «Мой» Кирилл встретил свою будущую жену в 19 лет. Через два года сделал ей предложение. Рано!

Лаура Джугелия: «Мой» в 17. Уже семь лет в браке, вместе. Счастливая семья и все такое.

Татьяна Геворкян: «Мой» тоже давно женат. Думаю, дело в ответственности, их с детства приучают ее не бояться. По сути, футболист – типичный трудоголик. Но ведь трудоголики бизнесмены и карьеристы поздно женятся. У них нет времени ни на что, в том числе на личную жизнь. А у футболистов иначе. «Я красивый, я богатый, могу тусовать до 50 лет, но выбираю семью, потому что я не боюсь ответственности». Вот это супер! У большинства мужиков ответственность сегодня где?

Наталья, Лаура, Аврора (хором): В «Тиндере»...

Дополнительное время: на стороне соперника

Аврора: Еще я бы заметила, что женщины рядом с футболистами примерно одного типа – хранительницы очага. Мы знаем историю, когда одна известная очень девушка (теперь она стала певицей) попыталась связать свою судьбу с известным футболистом. Оба горели на работе. И ничего у них не вышло. Получается, если женщина играет по их правилам – хорошо. А если нет – то, как бы, «извини, дорогая».

Наталья Туровникова: Но у женщин то же самое. Не будет мужик играть по ее правилам...

Аврора: Вероятно, в их семьях вообще мало игры, там усложнять не принято.

Лаура Джугелия: Он зарабатывает деньги. Пришел домой – расслабился. Дома все готово, кипит, шипит, дети под присмотром, все чисто...

Татьяна Геворкян: У Саши немного другая ситуация. У него есть семейный бизнес – ресторан, которым занимается жена Юля. Крепкий союз, основан не только на детях. Но соглашусь с Авророй, у игроков некоторых команд случается мода на определенный типаж женщин. Помню, я была в конце 2000-х на Кипре. Там сборная Англии в это время играла матч. Мы жили в одном отеле. И я обалдела. Там было очень много Бекхэмов и много Викторий: все девушки в темных очках, со стрижками, парни – все в татуировках.

Лаура Джугелия: Ну, наши другие все-таки...

Аврора: Да, у наших девушек как минимум у всех длинные густые волосы. Они женственные, ухоженные, все с хорошими фигурами.

Наталья Туровникова (с сожалением): Не видела среди них ни одной пацанки!

Лаура Джугелия (шепотом): Как вы думаете, то, что футболисты гулящие, – это стереотип?

Аврора: Конечно, гулящие! Все, но не «мой». «Мой» мне показался в этом смысле одуваном просто. Только про жену и говорит.

Анна Бурашова, главный редактор Marie Claire: Мы так и оставим в тексте: «мой» все время про жену говорит.

Лаура Джугелия: А «мой» вообще сказал, что его жизнь разделилась на части – до встречи с супругой и после.

Анна Бурашова: Наташа, ты сегодня почти молчишь. Скажи, каким ты увидела своего героя?

Наталья Туровникова: Артем сказал мне, что ему важнее всего обеспечить тыл детям. И он работает над этим. Слова мужика!

Аврора: А я спросила у Кирилла, какое качество в нем отмечают друзья. Он ответил: «Ну, все говорят, что я добрый». И это правда!

Наталья Туровникова: Добряк. По нему видно.

Аврора: Здорово, что он этого не стесняется­. Мужики в наше время хотят быть крутыми, брутальными, думают, что надо источать кричащую маскулинность, агрессию. Стесняются быть добрыми. А Кирилл не стесняется!

Наталья Туровникова: Футболисты свою маскулинность показывают на поле.

Лаура Джугелия: Да. И это очень круто.

Аврора: И второе качество, которое мне понравилось, – отсутствие понтов. При этом Кирилл выходит в топ высокооплачиваемых футболистов. Был транш, за него заплатили очень много.

Татьяна Геворкян: Сколько?

Аврора: 1,8 миллиона евро, по-моему.

Анна Бурашова: Так, о хорошем поговорили. А недостатки у футболистов есть?

Татьяна Геворкян: То, что они скрывают свои недостатки, – это и есть главный недостаток.

Лаура Джугелия: Нет, «мой» мне честно сказал: я очень упрямый. Бескомпромиссный. Если я что-то решил, упрусь – и все.

Анна Бурашова: Это не отрицательное качество.

Лаура Джугелия: Он считает, отрицательное, и в семейной жизни оно ему очень мешает.

Анна Бурашова: Это такой, знаешь, реверанс. Ответить о своей отрицательной черте так, чтобы все подумали, что эта черта на самом деле положительная...

Пенальти: «штрафной» в свою пользу

Лаура Джугелия: Еще мне кажется, что они все не приспособлены к жизни вне футбола.

Аврора: Я у «моего» спросила: вот ты сам что-то умеешь готовить? Он говорит: «Нет». Я не поняла: «То есть как? Подожди. А если ты окажешься­ вдруг где-то один? С голоду помрешь?» Он улыбается: «А я не оказываюсь нигде один. Дома жена все приготовит. А на сборах, на тренировках – кормят».

Наталья Туровникова: Слушай, ну останется он где-то один, пойдет в ресторан просто.

Аврора: А если ресторана нет?

Наталья Туровникова: Тогда придется забить в сковородку три яйца. Уверена, он справится.

Татьяна Геворкян: Аврора, можно подумать, сама ночует на кухне. Ты даже не помнишь, как оливье готовится, подсматриваешь в рецепт!

Аврора: Я-то хуже любого футболиста. В моем случае, что муж приготовит – тем и питаюсь.

Наталья Туровникова: Да нормальные пацаны, что мы к ним пристали! Мы с вами какую жизнь ведем? Общаемся в сфере кино, театра, шоу-биз­неса. Спорт видим чуть реже. Футболистов вот так близко – еще реже. А с ними рядом хотелось быть девочкой. Это чувство в нашей сфере – редкость.

Татьяна Геворкян: Это потому, что им с нами нечем мериться. Кто успешнее в карьере? У кого больше рейтинг? С женщинами они не играют, поэтому женщина для них не конкурент.

Наталья Туровникова: Гетерoсексуалы прям стопроцентные. Жаль, что я сегодня не в платье и не на каблуках.

Лаура Джугелия: Девочки... Они нас убьют, когда все это прочитают.

Фото: Илья Вартанян

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйМай 2018
Fun and Sun