Бенедикт Камбербэтч – о своих ролях в кино и женщинах

[Life&Love] [Знаменитости][Интервью][Кино]
5165
Пока все без ума от «Шерлока» и ожидают выхода на экраны «Игры в имитацию», мы будем смотреть на актера в роли Джулиана Ассанжа в фильме «Пятая власть».

Говорят, что у человека нет вто­рого шанса произвести первое впечатление. Не думаю, что Бенедикт Камбербэтч волновался об этом, когда мы с ним встретились впервые на студии Вad Robot Productions в Санта-Монике. Сначала меня осмотрела Кэрон, публицист Бенедикта Камбербэтча. Приятная элегантная англичанка аккуратно разведала о характере будущего интервью, а через несколько минут представила Камбербэтчу как родную и тактично оставила нас наедине. С этой минуты я могла спокойно погрузиться в сложную речь Бенедикта, наслаждаясь его «кашемировым» баритоном и внимательно вслушиваясь в пижонский британский английский. Я его понимала – не без труда. В Калифорнии так красиво не говорят. Я пыталась вставить что-то остроумное или хотя бы не слишком банальное, чтобы поддержать иллюзию, что и ему со мной интересно. Но Бенедикт, похоже, в этом не нуждается. Он просто получает искреннее удовольствие от теплого вечера, океанского бриза... У него очень своеобразная манера держаться, одеваться, преподносить себя, просто общаться. Но не такая, как в кино, где он всегда будто подмороженный. На самом деле он веселый – сам над собой шутит, сам смеется. Действительно оригинальный, штучный экземпляр – мне такие нравятся. Дома, ночью, когда я перед зеркалом пыталась говорить, как он, поймала себя на том, что он мне нравится еще больше, чем днем.

MC: Бенедикт, откуда появляются звезды?

Камбербэтч: Вы меня ни с кем не перепутали?

MC: Нет, если вы тот самый Бенедикт Камбербэтч, который сыграл астрофизика Стивена Хокинга. 

Камбербэтч: Ок. (Глубоко вздыхает и смотрит в окно на небо.) Звезды... Новые звезды образуются из газа и пыли в процессе поглощения или слияния галактик. А старые умирают – они не вечны.

MC: Браво! Зачетный ответ. А откуда берутся кино­звезды?

Камбербэтч: Вы меня ни с кем не перепутали? (Смеется.)

Для классических британских актеров в Голливуде, похоже, снова зажгли зеленый свет. Само понятие «британский актер» подразумевает, что человек играл Шекспира еще в школьном театре, у него хорошее образование, аристократические манеры и импозантная внешность. Таким был Лоуренс Оливье. Такие же Энтони Хопкинс, Гэри Олдмен и Дэниел Дэй-Льюис. Камбербэтч прекрасно вписывается в эту компанию. Его родители – актеры Тимоти Карлтон и Ванда Вентэм – до сих пор снимаются в кино. Они познакомились на съемках фильма «Семейная вражда», а все актерские романы, как известно, начинаются на съемочной площадке. Ванда была замужем и растила дочь, но в результате развелась с мужем-бизнесменом, вышла замуж за Тимоти и в летнюю ночь 1976 года родила Бена. Родители решили дать ему лучшее образование в мире, и в 8 лет послали учиться в Хэрроу (входит в тройку самых престижных британских школ наряду с Итоном и Винчестером). «Родители платили за это, вылезая из кожи вон», – качает головой Бенедикт (сейчас обучение в Хэрроу стоит 30 тысяч фунтов в год, не считая дополнительных расходов на насыщенную культурную и спортивную программу).

В Хэрроу ставили более 30 спектаклей в год (в Итоне вообще 40), но это не значит, что учеников готовят в актеры. На сцену пускают не всех – нужно же еще заниматься освещением, подбирать музыку. Бену захотелось проверить, есть ли у него мамин талант, – проверять пришлось на женской роли феи Титании в шекспировской пьесе «Сон в летнюю ночь». В Хэрроу за это не дразнят – естественно, что в школе для мальчиков не нашлось девочки на роль феи. А у 13-летнего Бена тогда был мягкий бархатный голос. Учитель по актерскому мастерству написал подробный отчет об этом спектакле, Бена назвал своим лучшим учеником и оповестил об этом не только руководство школы, но и родителей. Они ужасно расстроились и стали еще сильнее уговаривать сына готовиться в Кембридж или Оксфорд. К концу учебы в Хэрроу вывешивают списки с рекомендациями, кому какой университет больше подойдет. Это двери в высшее общество.

«Родителям я пообещал, что стану юристом, – сказал Бенедикт. – Они настаивали – хотели мне спокойной, предсказуемой, независимой жизни». Представляю их шок, когда они узнали, что их Бенедикт поступил в Манчестерский университет, причем даже не на юридическое отделение, а на театральное. «Родители решили подождать какое-то время, пока у меня пройдет дурь, – вспоминает Бенедикт. – Я пригласил их на студенческий спектакль "Амадей" по пьесе Питера Шеффера, в котором я играл Сальери. После окончания спектакля папа мне сказал: "Ты играешь лучше меня. Оставайся в театре, обещаю помочь, чем смогу". Я от отца ничего подобного даже ожидать не мог».

Английские театры имени Камбербэтчу не сделали – зато сериал BBC «Шерлок» дал ему огромную армию верных поклонниц, называющих себя Cumberbitches («Камберсуками»), – они ходят на все его премьеры. Вслед за «Шерлоком» Бенедикт участвует в самых громких кинопроектах 2014 года: «Пятая власть» (где он в роли Джулиана Ассанжа), претендент на «Оскар» фильм «Август» (кроме него там Мерил Стрип, Джулия Робертс и Юэн Макгрегор), еще один претендент на «Оскар» драма «12 лет рабства» Стива Маккуина, вторая часть трилогии «Хоббит» Питера Джексона (он отвечает за мимику и голос дракона Смау­га), историческая картина «Игра в имитацию» (он в роли математика Алана Тьюринга, разгадавшего шифровальный код Enigma во время Второй мировой).

MC: Сначала Хокинг, потом Тьюринг. Еще был компьютерный гений Стивен Эзард в фильме «Последний враг». Ученые что, все на вас похожи?

Камбербэтч: Обижаете, я не разделяю своих персонажей на ученых и неучей. (Смеется.) Кстати, просто ученый – это неинтересно, их работу все равно никто не понимает. Но в фильме «Последний враг» поднимаются актуальные вопросы личной свободы и государственного контроля. А мне пришлось научиться одновременно печатать на чем-то вроде компьютера и говорить, а это ужасно трудно. Я с компьютерами не дружу, вообще понятия не имею, как они работают. Предпочитаю экшен компьютерным гикам.

MC: Так ведь Ассанж, основатель WikiLeaks, – самый что ни на есть компьютерный гик!

Камбербэтч: Я был на дне рождения, когда мне позвонил мой агент. Помню, мне даже пришлось выйти из квартиры на лестничную клетку, где слышимость была лучше. Он сказал, что мне предлагают роль Ассанжа. Я ответил: «Здорово!» Раньше я играл большие роли в маленьких фильмах и маленькие роли в больших. И вот впервые мне предложили и то и другое вместе. Это было одно из тех предложений, от которых невозможно отказаться. (Смеется.)

MC: Вам удалось пообщаться с Ассанжем?

Камбербэтч: Он проигнорировал все мои просьбы о встрече. За день до съемок, когда я примерял парик, от него пришло письмо по электронной почте на 10 страницах, в котором он просил меня не сниматься в этом фильме. Он предсказывал, что реальная история создания WikiLeaks будет обязательно извращена и мое участие окажется­ аморальным. Его позицию можно понять, так как сценарий был написан по книге его бывшего коллеги Даниэля Домшайт-Берга. Их дружба разладилась из-за различия в подходах к методам работы. Себя Джулиан называл политическим беженцем. И тут я засомневался: получалось, что я собираюсь играть реального человека, который этого не хочет. Но, в конце концов, это же не документальный фильм, и его нельзя использовать в суде в качестве доказательства вины или невиновности Ассанжа. Мне сейчас стыдно? Нет. Когда я смотрел готовый фильм, то в конце мне показалось, что на экране я вижу самого Ассанжа. (Смеется.)

MC: А что вам известно про личную жизнь Ассанжа?

Камбербэтч: Говорят, что его первая жена ушла от него, забрав маленького сына. И только через несколько лет Ассанжу при помощи его матери удалось получить возможность видеть ребенка. Из-за пережитого стресса Ассанж полностью поседел.

MC: Ассанж вынужден жить в посольстве Эквадора в Лондоне. Как вы думаете, разрешится ли как-нибудь эта ситуация?

Камбербэтч: Понятия не имею. Ситуация сложная, а я не юрист. Решение будет приниматься за закрытыми дверями и явно без моего участия. Не думаю, что кто-то из политиков поинтересуется моим мнением на том основании, что я сыграл Ассанжа. (Смеется.) Но мне бы хотелось, чтобы он мог продолжить начатое им дело.

Камбербэтч не женат. Каждую неделю ему приписывают новую любовь. Недавно в этом качестве засветилась русская модель Катя Елизарова. Но она сказала, что они с Камбербэтчем просто друзья. После того как пару лет назад они познакомились на вечеринке в галерее Serpentine, Бенедикт любезно согласился дать ей несколько уроков актерского мастерства – она готовилась к сценическому дебюту в театре Platform.

У него 12 лет был роман с актрисой Оливией Пуле (они познакомились в Манчестерском университете). В 2011-м они расстались, но не поссорились – Бенедикт пригласил ее в сериал «Шерлок». Знаете, что она о нем говорит? «Камбербэтч – точно такой же, как Шерлок. Настоящий интеллектуал, очень образованный, все схватывает на лету... Но, в отличие от Холмса, у него нет вредных привычек».

Общие друзья говорят, что Бенедикт и Оливия до сих пор любят друг друга, а расстались из-за того, что он хотел детей, а она или не захотела, или не смогла родить. Это не имеет значения. Важен только тот умопо­мрачительный факт, что длинный Бенедикт (у которого в школе было прозвище Огурец) с лицом, напоминающим рептилию, стал полноценным секс-символом. Недавно в Токио женщины встречали его плакатами «Бенедикт, я беременна, и это твой ребенок», причем плакатов было много. Возможно, мы просто недооцениваем его скромность и хорошие манеры – говорят, что этот критерий отошел на задний план при характеристике мужских достоинств, но теперь возвращается на заслуженное место.

Я спросила Камбербэтча, за что он любит или не любит своих персонажей и важно ли для него к ним хоть как-то относиться. Он ответил: «Для меня главное – это разнообразие. Я бросаю вызов самому себе, так как мне приходится делать то, чего я раньше никогда не делал. И это меня вдохновляет, – Бенедикт мечтательно прикрыл свои не существующего в природе цвета глаза и добавил: – У меня был очень напряженный, но и очень урожайный год, поэтому грех жаловаться. Я не знаю, кто первый заметил, что лучший отдых – это смена видов деятельности. С этим трудно не согласиться. Но пока что я наслаждаюсь».

Господи, если бы этот человек не был Камбербэтчем, я бы ни за что не стала поддерживать этот small talk! Он же зануда! Но он мне теперь снится – это просто невозможно!

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love