Пенелопа Круз: «Без юмора никак – могут начаться галлюцинации»

[Стиль жизни] [Интервью][Легенды кино]
3730
Пенелопа Круз рассказала о работе над фильмом Педро Альмодовара «Я очень возбужден».

Боитесь летать, ищете во всем знаки судьбы? Пенелопа Круз снялась у Педро Альмодовара в комедии «Я очень возбужден» – фильм про сломавшийся в воздухе самолет и аэрофобию, но ее это не смущает. Испанка, которая в июне родит второго ребенка Хавьеру Бардему, рассказала Marie Claire, как она преодолевала мистический страх.

Я хорошая - просто меня легко вывести из себя

«Эта женщина не отпускает от себя совсем не домашнего Хавьера Бардема, она не может быть скучной», – с такими мыслями я ждала начала интервью с Пенелопой Круз в миланском отеле Bulgari. Мне кажется, у Круз есть связи – она умеет договариваться с высшими силами, чтобы те продолжали сыпать на нее счастье. Я бы взяла у нее мастер-класс испанской магии – о том, как они там «попадают в поток». Она, предупреждая мой вопрос, резко говорит: «Я не суе­верна! Продолжайте». Я спрашиваю деликатнее, чтобы не обидеть добрую католичку. Она смягчается. «Но я стараюсь не думать о плохом. И меня не покидает ощущение, что Бог меня благословил, – она вдруг засмеялась, наверное, вспомнила что-то забавное. – Мне самой странно не бояться просыпать соль. У меня семья от такого мгновенно сходит с ума. Солонку перекидывают с края на край, что-то куда-то пересыпают, стряхивают. А теперь представьте: мы обедали все вместе, каждый вечер, с детьми – это было регулярное шоу!»

Понимаю, у меня дома это тоже шоу. У Пенелопы на лодыжке татуировка с какой-то вязью. Она ловит мой взгляд и объясняет: «Это мои любимые числа – 883. Я верю, что они приносят мне удачу. Все лучшее, что случалось со мной, так или иначе связано с этими числами. В это я тоже верю. А еще у меня было кольцо, которое передавалось в моей семье из поколения в поколение. Но его украли. Это было очень обидно».

«Во время балетных классов я так стирала пальцы на ногах, что трескались ногти. Но я этого не замечала»

Ей везло с мужчинами, режиссерами, сценариями. Но эт о не мешает ей все равно оставаться очень напряженной. Про таких американцы говорят – worrying kind. «Я работаю с этим, стараюсь справиться с желанием все держать под контролем. После фильма “Вики Кристина Барселона” многие думают, что я истеричка, и боятся со мной связываться. Но я совсем не такая! Я хорошая – просто меня легко вывести из себя». Я спрашиваю, кто она по гороскопу. (Надо бы мне уже выучить, какой знак за каким идет, но я верю в соль и черных кошек и при этом равнодушна к гороскопам.) Если Лев, то Львы вспыльчивые. «О нет! Какой из меня Лев? Я – Телец. И, скорее всего, поэтому я чудовищно упрямая. Спросите любого, кто со мной работал». Я спрошу Альмодовара. Я вообще о многом хочу спросить этого удивительного человека. В мае вышел его фильм «Я очень возбужден» – у его любимой актрисы Пенелопы Круз там маленькая роль, она играет девушку, работающую на летном поле. Вместе с ней там Антонио Бандерас. Как только прозвучало имя Альмодовара, лицо Пенелопы Круз расцвело – видимо, не только у меня и всех (!) моих подруг он идеальный спутник для одинокого вечера с телевизором и коробкой печенья. «Я доверяю Педро безоговорочно. С ним я готова на всё. Даже на крошечную роль. Он так прописывает персонажей, так тонко, что вместе с ним я пойду на любой риск».

Педро Альмодовар, Пенелопа Круз и Антонио Бандерас на съемках фильма "Я очень возбужден". Педро Альмодовар, Пенелопа Круз и Антонио Бандерас на съемках фильма "Я очень возбужден". Фотография архивы пресс-служб

Напоминаю, Пенелопа Круз – испанка, а эти люди очень суеверны. Участвовать в истории, где самолет терпит крушение, а экипаж развлекает паникующих пассажиров песнями и танцами? Круз в сценарии смущает только то, что к тому моменту она свое дело в фильме уже сделала: «Если бы я не была актрисой, я стала бы танцовщицей, балериной. Ведь я танцевала почти 17 лет. Я обожала это. Я сама себя пытала, сама себя мучала. Я так стирала пальцы на ногах, что трескались ногти, а я этого даже не замечала. Если вы когда-нибудь занимались классическим балетом, вы знаете, как это трудно. Но самый дорогой подарок, который мне делали на Рождество, – это розовая балетная пачка. Я не снимала ее даже не улице. На всех фотографиях того времени я такая серь­езная! Я всегда очень серьезно относилась к балету». Не знаю, показалось мне или нет, но в глазах Пенелопы Круз появилась грусть по ее балетному прошлому. А, окажись она в подобной ситуации, нашла бы она в себе силы танцевать и петь? «Ой, это трудный вопрос, я не уверена, что готова это обсуждать. Все-таки мы, южане, очень трепетно относимся к вопросам жизни и смерти, соблюдаем все ритуалы и церемонии». А когда придет время смерти, будет ли она о чем-то жалеть? «У меня было очень счастливое детство. Да и вообще все время, которое я провела с семьей, с братом, с сестрой, – очень счастливое. Сейчас я сама мама и жена. А все остальное не имеет значения, поэтому мне не о чем будет жалеть, я уверена».

Пенелопа Круз Пенелопа Круз в календаре Campari 2013, снятом на тему суеверий. Фотография Campari

Я зря затронула эту тему, теперь мне хочется задать ей какой-то легкий вопрос. Не бывает ли у нее ощущения, что она живет в сказке? Пенелопа Круз замотала головой и сказала то, что я давно хотела услышать от кого-то ее уровня: «На красную ковровую дорожку можно выходить, только когда у тебя все в порядке с чувством юмора. Я всегда стараюсь смеяться над собой в глубине души. Меня пугают те, кто относится к такому серьезно. Я помню, как было весело с Джонни Деппом, когда мы были на премьере “Пиратов”. Он – как я. И не только в глубине души. Джонни веселится вслух, всех комментирует, не стесня­ется. Мы тогда хохотали как умалишенные. Нет, без юмора никак – могут начаться галлюцинации». Вот и я все время говорю своим друзьям и знакомым: «Если не знаешь, как себя вести, улыбайся».

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love