Почему мы так любим 1920-е?

[Кино]
194
Безумные вечеринки и легкое отношение к роскоши – это время «Великого Гэтсби».

«Зачем ехать туда, где мне не пригодится боа?» – глупая фраза из сериала про отчаянных домохозяек сидит в моей голове уже давно. Я произношу ее каждый раз, как муж спрашивает: «А не слишком ли ты нарядилась?» Конечно, я редко надеваю боа, почти никогда, но почему-то именно этот аксессуар из 1920-х кажется мне главным маркером роскоши. «Секс, наркотики, рок-н-ролл» – замените рок-н-ролл на джаз, и перед вами очень точная картина эпохи. Смелые девушки-флапперы во главе с Зельдой Фицджеральд, кокаин и саксофон. And all that ja-a-a-a-azz. Кстати, термин «эпоха джаза» придумал Фрэнсис Скотт Фицджеральд. И кстати, именно Зельда сделала его писателем – она сказала, что прекращает с ним спать, и не выйдет за него, пока его не начнут публиковать.

Секс, кокаин и саксофон – перед вами эпоха джаза.

Когда в начале прошлого года пошел слух о том, что выйдет фильм «Великий Гэтсби», 1920-е вышли на подиум. Миучча Прада обогнала всех – в фильме про очень декоративное время девушки одеты в Prada и Miu Miu. Вместе с ней над фильмом работала Кэтрин Мартин (Catherine Martin), оскароносный голливудский костюмер. Они придумали целый мир из струящегося шелка, кристаллов, пайеток, меха и перьев, в который так органично вписалась Кэри Маллиган (Carey Mulligan) – играет Дэйзи. Кэтрин Мартин описала этот мир так: «Мода того времени находилась в противоречивом состоянии. Кто-то тянулся к образу привилегированных богачей из “Лиги плюща”, а кому-то больше по душе была сложносочиненная Европа с ее декадентством. Мне кажется, нам удалось учесть интересы всех». Кстати, это не первая работа Прады в кино – она уже делала костюмы для База Лурмана (Baz Luhrman) к «Ромео и Джульетте» (Лурман, в свою очередь, был креативным консультантом выставки «Скиапарелли и Прада» в музее Метрополитен в Нью-Йорке).

«Великий Гэтсби» – очень театральный фильм, потому что вся эпоха грешила излишней театральностью. Слишком сильно худели, пудрились и подводили глаза. Слишком экзальтированно вели себя. Женщины устраивали истерики, мужчины окружали себя гаремом и при этом способны были всю жизнь положить на алтарь одной, совершенно особенной. К сожалению, эпоха безудержного веселья и расточительства – «ревущие 1920-е» – закончилась в 1929 году биржевым крахом и Великой депрессией. The party is over.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАпрель 2017
Star & Fashion Issue