Сочельник: страшные истории о привидениях

[Et cetera] [Мистика]
151
Вы верите в привидения? Наши герои тоже не верили, пока не обнаружили призраков у себя дома. «Мари Клер» записала их рассказы, а заодно выяснила, что делать, если у вас дома вдруг начался полтергейст (в Сочельник такое бывает особенно часто).

Коммунальный дух

Фотография Getty Images

Ксения, домохозяйка, 34 года

После школы я поступила в институт в другом городе и поселилась в студенческом общежитии – оно было квартирного типа. Шестнадцатиэтажная свечка, на каждом этаже по четыре квартиры. Мне достались кровать, тумбочка и встроенный шкаф-пенал в большой секции двухкомнатной квартиры на последнем этаже. Предполагались четыре соседки по блоку. Впрочем, соседи довольно быстро куда-то рассосались – кто на практику, кто в мужское общежи­тие к любимому. Ночевала я почти всегда одна в пустом блоке. С одной стороны, я, с детства привыкшая к собственной комнате в огромной родительской квартире, отсутствие соседей воспринимала как неожиданный бонус. Но спустя некоторое время поняла, что ночевать одной не так заманчиво... Животный, необъяснимый, какой-то потусторонний страх наползал на меня каждую ночь.

Тогда, в 17 лет, я была довольно самостоятельной и рациональной девушкой и боялась понятных вещей – цыган, пьяных, неожиданной беременности... Этот новый страх был иной природы. Ночью в пустом блоке явственно ощущалось чье-то присутствие. Обычно это происходило так: я лежала в постели, стараясь заснуть. Страх поднимался от кончиков пальцев ног, шел выше по ногам, немели руки, живот, страх давил на грудь и немым криком застревал в горле. Нужно бы­ло изо всех сил сдержать этот крик, зажмуриться, перетерпеть несколько жутких секунд, и все заканчивалось, страх отступал. Мне казалось, что если крикну, то пропаду (хотя позднее узнала, что нечистую силу нужно отпугивать, ругаясь матом). Иногда ночью в ухо будто кто-то тихонько свистел и по ногам пробегало необъяснимое тепло. Я ничего не видела, но чувствовала, что в комнате кто-то есть. Я понимала, что рассказать об этом никому не смогу, и не только потому, что не поверят, – мне было страшно сформулировать этот страх, назвать его своим именем. Как будто если сказать «привидение», то оно материализуется и нужно будет предпринимать какие-то решительные действия – например, круг вокруг себя мелом чертить, как в «Вие», или святой водой брызгать. В общем, расписаться в собственном безумии. Для начала я купила бутылку коньяка и стала лечить нервы, выпивая каждый вечер немного «для храбрости».

В зимнюю сессию друзья попросили меня приглядеть за кошкой. Ночью обезумевшее от страха животное, поджав уши, топталось у меня на груди, издавало жуткие утробные звуки и смотрело на меня огромными светящимися глазами. Кошке как будто тоже было страшно. Через пару дней она выскочила в открытую дверь и больше не возвращалась. Вскоре я получила очередное доказательство того, что в моем чертовом блоке никто долго не задерживается. К подруге по общежитию приехала мама, и ее соседка напросилась ко мне на пару дней. Я с радостью согласилась. Она переночевала одну ночь, рано утром исчезла, а вечером следующего дня явилась пьяная. «Мне придется у тебя сегодня еще раз переночевать, я и подготовилась», – сказала она. Я не стала ее ни о чем расспрашивать, она сама начала путаный разговор. Из него следовало, что «комната эта плохая, жить в ней никто не хочет, в некоторых блоках по шесть человек живут, а этот почти всегда пустой. Несколько лет назад в этом стенном шкафу девочка повесилась». Через несколько дней я уехала на каникулы к родителям, а когда вернулась, сня­ла квартиру. В общежитии я больше не появлялась (спасаясь бегством, оставила в той комнате кучу вещей, включая телевизор). С тех пор у меня появился странный навык – я «чувствую» жилище. Сразу интуитивно определяю – будет мне хорошо в этом месте или нет. И это чувство меня пока ни разу не подводило.

Бабушкино обещание

Фотография Getty Images

Анна, фоторедактор, 39 лет


Дело было так: я очень скучала по своей бабушке. Во-первых, меня назвали в ее честь. Во-вторых, она много возилась со мной в детстве, и я была очень к ней привязана. А перед ее смертью я была последним человеком, с которым она разговаривала по телефону. У меня в это время на руках была маленькая дочь Варя, которая орала с утра – у нее резались зубки. Вдруг от бабушки звонок: «Как дела? Как настроение?» Слышала она в свои 86 лет уже плохо, и я чего-то рявкнула в ответ, вроде: «Ба-а-а! Мне неког­да, отстань». На что она ответила: «Ну ладно, детка, потом позвоню». Но «потом» уже не было: после обеда она пошла­ вздремнуть и уже не проснулась. Честно говоря, я думаю, что она святая, раз ей послали такую смерть. Но червяк в моей душе ворочался страшно – я чувствовала себя виноватой. У меня даже ни с того ни с сего поднялась температура, но на похороны я все равно пошла. Прошло какое-то время. И вот однажды ночью у меня в комнате появилась моя бабушка – смешная, с завязанной на ночь косицей, в пышной байковой сорочке.

Проверила, закрыта ли балконная дверь (у нее еще при жизни был такой бзик – мол, залезет какой-нибудь насильник к такой красоте, любимой внучке). Тихо прошла мимо меня, ничего не сказала. Мне даже показалось, что она старалась меня не разбудить – как в жизни. Постояла около постели, посмотрела на меня – но мне было совсем не страшно! Ведь все это напомнило ее поведение в жизни, когда она у нас гостила. Так она постояла, что-то под нос пробормотала и исчезла. Дверь не открывалась, а ее уже нет. И она не растаяла, как в кино часто показывают, – просто была и нет. Я думаю, что пришла она по нескольким причинам. Она же обещала перезвонить – а человек она обязательный. И я действительно не закрыла балкон – а ей же сверху все видно! И вообще, в одной старинной англий­ской книге про привидения написано, что нельзя обещать что-то навсегда – если ты умрешь и не успеешь выполнить свое обещание, тебе тоже придется на землю возвращаться!

Бред ревности

Фотография Getty Images

Полина, менеджер по логистике, 28 лет


В домовых я верила всегда, потому что с детства ощущала их присутствие в своей квартире, особенно когда оставалась одна. Не знаю, то ли моя детская фантазия так разыгралась, то ли это было на самом­ деле, но домовенок часто громко топал, шаркал ножками, пыхтел, даже говорил что-то и постоянно воровал мои вещи и игрушки. Я его задабривала, прятала конфеты за шкаф, где, как мне казалось, он живет. За это на следующий день мне возвращалась потерянная вещица – пропажа могла оказаться где угодно, хоть под подушкой. С тех пор прошло много лет, я выросла, но история повторяется. У меня дома пропадают водительские права, документы, одежда, косметика, но конфеты я больше под шкаф не кладу. Поэтому документы приходится восстанавливать, а вещи покупать новые... Моя старшая двоюродная сестра тоже всегда ощущала присутствие домового и однажды ночью по дороге в туалет даже увидела его. Он отражался в зеркале. Небольшого роста и весь покрыт шер­стью, как обезьяна. Но ужаса не вызывал, наоборот, даже умилил – сидел себе, ногами болтал и смотрел, что наворовал.

А потом у нас был капитальный ремонт, и он пропал. А вот с моей подругой случилась более драматическая история. Она встречалась с молодым человеком, осталась у него ночевать, но он рано утром ушел на работу. Подруга проснулась в его постели в холодном поту от того, что чьи-то мохнатые руки ее душат. Кое-как собравшись с духом, она оттолкнула что-то небольшое, ростом с ребенка, и побежала включать свет, но в комнате уже никого не было. Одна она больше никогда там не оставалась, но когда ей случалось повздорить с бойфрендом в этой квартире, на кухне с полок тут же летели кастрюли и половники. Без нее в его квартире ничего странного не случалось. Когда они поженились и поселились в этом доме, моя подруга сразу завела котенка – он бросался на невидимую жертву, рычал, изгибался и загонял ее в угол. Постепенно злобный дух сошел на нет – наверное, котенок его выгнал.

Мужское внимание

Фотография Getty Images

Виктория, журналист, 33 года


Четыре года подряд я жила одна в старой квартире на Малой Морской улице в Петербурге. Я очень эту квартиру любила и всегда ощущала там себя в безопасности. Но в конце 2008 года там стали происходить странные вещи. Сам по себе зажигался свет, включался кондиционер, электрические лампочки взрывались, с прикроватной тумбочки ис­чезли два моих любимых кольца. Еще я стала чувствовать себя неловко, когда раздевалась, – словно кто-то невидимый за мной подглядывал. В конце концов я дошла до того, что стала спать в одежде. Человек я уравновешенный, рациональный, и от своей паранойи была в шоке. Или за мной действительно кто-то наблюдает? Мои страхи странным обра­зом подтверждались: подружка, кото­рая зашла ко мне в гости, внезапно разрыдалась без всякой причины. Еще она сказала, что чувствует в доме сильную негативную энергию. Потом я практически перестала спать. Помню, как три ночи подряд просыпалась от ужасного ощущения, будто кто-то – кажется, это был мужчина, – прыгает на мою кровать, колотит по мне кулаками и кричит мне в ухо, пытается перекатить меня с места на место и поднять в воздух за левую ногу. Свет трижды включался сам по себе. В последнюю ночь я в ужасе выскочила из кровати, отключила электричество и в ярости крикнула в пространство, чтобы меня оставили в покое. Той ночью больше ничего не случилось. На следующий день сестра умоляла меня приехать ночевать к ней, но при ярком свете дня ночные кошмары показались слишком смешными, чтобы воспринимать их серьезно.

Всему должно быть объяснение, подумала я. И позвонила психологу. Психологиня заверила меня, что я не схожу с ума, и порекомендовала парапсихолога. Я решила все же пойти в церковь и рассказать о происходящем батюшке. «Добро­ всегда одерживает победу над злом», – сказал он. Я хотела было упомянуть про экзорцизм, но в последний момент постеснялась. Кто-то из знакомых посоветовал мне обратиться к некой Зоряне, медиуму и экстрасенсу. Мы встретились. Зоряна стала меня подробно расспрашивать. Были ли проблемы с электричеством? Пропадали ли вещи? Появлялись ли необъяснимые сквозняки или запахи? Были ли проблемы со сном, яркие сны, повторяющиеся головные боли, ощущение чьего-то присутствия? Про себя она сказала, что видела покойников всю сознательную жизнь. «Чаще всего умершие выглядят так же, как и живые люди. Иногда они похожи на водяные знаки, иногда на цветные или черно-белые фотографии, иногда на цветной кинофильм», – объяснила она. По ее совету я два дня подряд делала «энергетическую чистку»: окуривала квартиру шалфеем и благовониями, раскла­дывала черные камни обсидиана в изголовье кровати. Но гости не уходили.

Фотография Getty Images

Я вызвала Зоряну на дом. «Есть ли в квартире место, где бывает необъяснимо холодно?» – первым делом поинте­ресовалась она. Я отвела ее в спальню, где сам по себе включался кондиционер, и в кабинет, где даже в теплый летний день был дубняк. «Ага, вот и виновник, – сказала она, переступая порог кабинета. – Привет, что ты здесь делаешь? Ты же знаешь, что не можешь остаться», – обратилась она в пустоту. По словам Зоряны, это был мужчина – точнее, призрак покойного мужчины – по имени Петр, который умер достаточно молодым. Петр признался Зоряне, что «запал» на меня несколько лет назад, когда я летом устраивала для друзей вечеринку в одном из питерских кафе. Он выследил, где я живу, и с тех пор поселился у меня. За полчаса Петр «рассказал» Зоряне такие подробности моей жизни, о которых никто не мог знать: что я читаю вслух, когда пишу статьи, что у меня есть проблемы с суставами, из-за которых я перестала бегать по утрам.

Оказывается, Петр прикипел ко мне именно потому, что нашел «товарища по несчастью» – при жизни у него тоже были проблемы с ногами. Петр, как выясняется, еще и курил в моей квартире – я дейст­вительно часто жаловалась за запах табачного дыма, который шел откуда-то сверху, хотя мои соседи не курят. Зоряна терпеливо «переводила» ответы от Петра. В итоге она убедила призрака в том, что для него будет лучше, как она выразилась, «уйти в свет» – перейти в другое измерение, на высшие планы бытия. На помощь был вызван (!) дух его любимого дяди, который взялся сопровождать беднягу в этом путешествии. Но это было еще не все. Как выяснилось, это не Петр доставал меня по ночам, а кто-то – или что-то – другое. Зоряна медленно обошла мою спальню с хрустальным маятником на цепочке. Маятник медленно вращался по часовой стрелке, но когда медиум приблизилась к углу, резко дернулся в обратную сторону. «Это другой мужчина, – сказала она, – и он настоящий псих, маньяк, он преследовал женщин при жизни и продолжал это делать после смерти». Дух-маньяк сообщил меди­уму, что увидел меня на улице пару месяцев назад и выследил, где я живу. Негодяй хвастался тем, что безнаказанно лапал меня в моей постели, а еще подглядывал за мной, когда я принимала душ.

Я не могла все это слышать и вылетела из спальни. Где-то через час оттуда выглянула Зоряна и позвала меня. Она снова обошла комнату с маятником, который вначале остановился, а затем медленно пошел по часовой стрелке. Плохой энергии в комнате больше не было. Как сказала Зоряна, призрак маньяка был изгнан силой, с помощью неких «духов-помощников». Привидения меня больше не беспокоили.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАвгуст 2017
Top Level