Яркая Мексика: что обязательно стоит увидеть в этой стране

[Стиль жизни] [Путешествия]
257
Мексиканские национальные цвета через призму очков Михаила Рябова
1/10
Школьный парад у Церкви святого Михаила.
Школьный парад у Церкви святого Михаила.фото Михаил Рябов
Медная ванна в номере отеля Casa de Sierra Nevada.
Медная ванна в номере отеля Casa de Sierra Nevada.фото Михаил Рябов
фото Михаил Рябов
 Церковь Богоматери здравоохранения (Nuestra Sen˜ora de la Salud).
Церковь Богоматери здравоохранения (Nuestra Sen˜ora de la Salud). фото Михаил Рябов
 Вход в дом как вид искусства.
Вход в дом как вид искусства.фото Михаил Рябов
Отель Casa de Sierra Nevada.
Отель Casa de Sierra Nevada. фото Михаил Рябов
 Мексиканские кузнецы могут выковать дерево.
Мексиканские кузнецы могут выковать дерево. фото Михаил Рябов
фото Михаил Рябов
 Вход в дом как вид искусства.
Вход в дом как вид искусства.фото Михаил Рябов
 Букет с основными цветами Мексики.
Букет с основными цветами Мексики. фото Михаил Рябов

Правильный гуакамоле готовят под деревом авокадо, срывая спелые плоды с его веток. Их совсем не надо держать среди яблок, чтобы они стали мягче, как принято у нас. Мякоть авокадо нарезается крупными кубиками и бережно перемешивается в «мексиканском блендере» – ступке из черного вулканического туфа, у которого стенки как терка. Ни в коем случае нельзя превращать все в однородную маслянистую кашицу. Для соуса вам понадобятся еще лук и перец. И всё. Cовместное приготовление гуакамоле в баре отеля Maroma в Канкуне было полезной частью дегустационного сета, организованного шефом ресторана. Дегустировать, помимо соуса, предстояло текилу. Видов у нее, по степени выдержки, было как минимум три: bianco, gold и не помню... Но я хорошо помню, что томаты в гуакамоле не добавляют. Это жульничество, возможность сэкономить на авокадо. Красный цвет не смешивают с зеленым. Получается некрасиво.

Триколор – зеленый, белый и красный, именно в такой последовательности, – основные цвета Мексики. Bandera, или флаг по-испански, – самый популярный у туристов способ употребления текилы: сначала выдавить зеленый лайм, потом опрокинуть белую текилу и запить красной сангритой «кровушкой»(исп.), напитком из томатного сока с добавлением мякоти фруктов и спе­ций. И помните, не смешивать! Местные пьют текилу небольшими глотками, не запивая и без соли. Питейные места у суровых мексиканцев выглядят как детские игровые комнаты в торговых центрах: везде разбросаны игрушки, трещотки, головоломки, по стенам висят расшитые сомбреро и гитары – Диснейленд 18+!

Сан-Мигель-де-Альенде – город в самом центре Мексики, у гор Сьерра-Мадре. Место, где живет душа страны и еще 70 тысяч жителей. На гербе города – сердце. Забавно, что именно здесь, под мексиканским сердцем и солнцем, как и 400 лет назад, любят селиться иностранцы. Рай для экспатов – так называют Сан-Мигель. Совсем недавно доступная по ценам местная недвижимость скупалась американцами и европейцами. Сейчас цены заметно выросли, но все равно значительно ниже московских. Уважаемые климатические иммигранты, ознакомьтесь, вам это может понравиться: sanmiguelrealestate.com; allendeproperties.com; colonial-realestate.com. Обратите внимание: цена включает участок земли и обстановку в доме. Не забывайте делить квадратные футы на 11, чтобы получить квадратные метры. 

1/10
Бассейн в отеле Casa de Sierra Nevada.
Бассейн в отеле Casa de Sierra Nevada.фото Михаил Рябов
Гордость дома – его сад.
Гордость дома – его сад. фото Михаил Рябов
фото Михаил Рябов
 Ресторан «Бугенвиллея» в Сан-Мигеле.
Ресторан «Бугенвиллея» в Сан-Мигеле. фото Михаил Рябов
Здесь любят жуков. Мексиканцы на них ездят и их едят.
Здесь любят жуков. Мексиканцы на них ездят и их едят. фото Михаил Рябов
фото Михаил Рябов
Собор La Parroquia виден отовсюду в городе.
Собор La Parroquia виден отовсюду в городе. фото Михаил Рябов
Городская прачечная работает уже 350 лет.
Городская прачечная работает уже 350 лет.фото Михаил Рябов
К сожалению, вывески не продаются.
К сожалению, вывески не продаются. фото Михаил Рябов
 Один из 1500 видов кактусов.
Один из 1500 видов кактусов. фото Михаил Рябов

Сегодня ворота домов ведут в приемные покои роскошных отелей, ресторанов, галерей. Художественные мастерские и антикварные лавки, танцевальные залы и библиотеки – заглянуть хочется всюду. Колониальности противостоит «мурализм» – революционное граффити, монументальные фрески на стенах – мексиканский вклад в мировое искусство. Многофигурные композиции пропагандистско-патриотического характера и обязательно с Фридой Кало среди действующих лиц. Родоначальники жанра – коммунисты Диего Ривера и Давид Альфаро Сикейрос – остались бы довольны. Здесь эти росписи встречаются только во дворах у общественных зданий. Уже в тридцатых годах прошлого века весь город святого Михаила был объявлен национальным памятником. В сороковых в нем стали селиться художники. Они и открыли школы Bellas Artes и Instituto Allende, работающие по сей день. Американцы называют Сан-Мигель «мексиканской Флоренцией», городом искусств.

В детстве я представлял себя среди этих холмов, скачущим за разгадкой тайны безголового всадника Майн Рида. Сейчас цокот копыт по мостовой издают лишь конные экскурсии по городу. Богатые дома плантаторов времен колонизации, цветная штукатурка фасадов, рельефная резьба ворот с дверными молотками, лепнина, кованые решетки, горгульи, украшающие водосточные трубы, и бесчисленные фонтаны... Здание не считается законченным, если у него нет фонтана. Многоярусные, встроенные в стену, стоящие отдельно в саду или на перекрестках, они журчат и дают прохладу. Но главное богатство каждого дома спрятано от гуляющих глаз. Это внутренний двор. Непременно с меблированной арочной галереей, за которой круглогодично зеленый, увитый бугенвиллеей, благоухающий жасмином цветущий палисандровый сад.

Несмотря на культурно-исторический багаж, Сан-Мигель не превратился в туристический этнозаповедник. Здесь живут рядовые свято-мигельцы. Их многочисленные дети ходят в обычные древние школы. Места лошадей в хоздворах заняли джипы. Трудолюбивые грузовички развозят газовые баллоны по домам и кухням. Работники коммунальных служб чинят и прячут провода под плитами тротуаров. На городской площади-прачечной, построенной еще при испанцах, в открытых купелях идет большая стирка. На несколько кварталов растянулся рынок. Не утруждающие себя изучением английского торговцы сбывают выпечку, экзотические дары своих огородов, текстиль, ковры, серебряные украшения, старую мебель и самое настоящее искусство. Ботанический сад забит студентами. В той его части, где на огромном дереве гнездятся аисты, влюбленные парочки забывают про стыд. Здесь места для поцелуев­. Приходить сюда одному – плохая примета: останешься на всю жизнь без пары.

1/7
 Некоторые кактусы используют в пищу.
Некоторые кактусы используют в пищу. фото Михаил Рябов
 Скульптура из бумаги.
Скульптура из бумаги. фото Михаил Рябов
 Работа Herve Di Rosa «Сувенир из Mексики».
Работа Herve Di Rosa «Сувенир из Mексики». фото Михаил Рябов
Дорога на рынок прямо по лестнице.
Дорога на рынок прямо по лестнице. фото Михаил Рябов
Расписной потолок в художественной школе Сан-Мигеля.
Расписной потолок в художественной школе Сан-Мигеля. фото Михаил Рябов
 Вход в дом как вид искусства.
Вход в дом как вид искусства.фото Михаил Рябов
 Галерея Педро Фридберга с его работами.
Галерея Педро Фридберга с его работами. фото Михаил Рябов

В период своего расцвета, 400 лет назад, Сан-Мигель был пунктом сбора драгметаллов для испанской короны. Отсюда серебро и золото Нового Света отправлялось в Старый. Как и тогда, здесь нет светофоров. Никто не проедет на красный и не заснет на зеленом. Дорожных знаков тоже нет. Нет ДТП, хотя машин хватает. «Старбакс» на главной площади лишен вывески: надпись над дверью мимикрирует под артефакт времен конкистадоров. Реклама под запретом. За всем следит строгое Юнеско. Идеальные декорации для фильма. На тротуаре – марьячи в сомбреро, перебирая струны, ищут внимания и чаевых. Я вспоминаю фильм «Десперадо». Мой гид морщится. Режиссера Родригеса он не жалует, слишком конъюнктурно и кичливо выглядит родная Мексика в его фильмах. Здесь ценится вкус потоньше.

Время задаться вопросом, отчего женщины Мексики настолько же прекрасны, насколько непривлекательны в своей массе ее мужчины, да простит меня Пабло, шеф ресторана отеля Maroma Resort & Spa, обладатель гордого римского профиля. Девушки в баре обсуждают, кто из них уже зафрендил его на Фейсбуке. Пабло прекрасно знает о своей чарующей уникальности. Он обходителен с девушками, и те охотно едят только что им лично пожаренных кузнечиков и личинок жуков. Еще и нахваливают: «Белковая диета!»

У истоков почти каждого мексиканского рода всегда найдется испанец и завоеванная им индианка. Креолы, или «новая раса», как называют себя мексиканцы, рождены в крови и страсти. Прошедшие огонь и воду завоеватели-миссионеры, часто считавшиеся­ жуткими головорезами у себя на родине, выбирали себе в любовницы самых привлекательных туземок. Думаю, в этом и есть «секрет красоты» расы красавиц и чудовищ. Дэнни Трехо и Сальма Хайек только подтвердят мои слова. Старый Свет помимо золота, серебра и текилы получил в приданое кукурузу, фасоль, томаты, какао, авокадо, перец и много всего полезного, а за поведение был награжден сифилисом.

Девочка и ее casa Фотография Михаил Рябов

Небольшая землянка на пляже накрыта шалашом-пирамидой с таинственными символами. Индейская баня – темаскаль. Внутри по кругу циновки. В центре – площадка для камней, которые пока лежат в костре снаружи. Вокруг костра, взявшись за руки, стоим мы в белых гостиничных халатах. Уверен, со стороны мы выглядим сектой. На груди у каждого золотом вышит наш девиз: «Maroma Resort & Spa». Шаман трубит в раковину и приглашает всех зайти в землянку. Его помощник ухватом заносит раскаленные камни. Дверь осторожно закрывается. В темноте камни светятся, и мы видим, как шаман сыплет на них что-то, по запаху напоминающее канифоль, бормочет и льет воду с травами. Его монотонный голос рассказывает нам о нашей матери-земле, о молодой жене, сидящей рядом, о ее брате, помогающем нам с камнями. Мы в пароварке. Когда я стал всмятку, дверь открылась. Свежий воздух и шум волн вернули мне чувства. Ненадолго. Пришло время «второй двери». Все по-новой... Теперь мы по очереди должны пожелать что-нибудь миру... Получается неловко и похоже на тост. Затем нам раздают трещотки, мы пугаем злых духов, мычим, держимся за руки, говорим на языке майя с пернатым Кетцалькоатлем. Дверей было четыре. На первый раз достаточно. Шаман сказал, что он проходил 16 дверей, после чего увидел свое тотемное животное – оленя. То, ради чего мы это делали, ждало нас за дверью. Нежнейший и живой океан. Блаженство...

1/9
фото Михаил Рябов
Ацтекский суп с тортильями.
Ацтекский суп с тортильями.фото Михаил Рябов
фото Михаил Рябов
Церковь San Francisco.
Церковь San Francisco.фото Михаил Рябов
 Мачете.
Мачете. фото Михаил Рябов
Мурализм – мексиканское граффити.
Мурализм – мексиканское граффити.фото Михаил Рябов
Служба быта. Святомихайловский металлоремонт.
Служба быта. Святомихайловский металлоремонт.фото Михаил Рябов
 Работа Педро Фридберга, художника-сюрреалиста из немецко-еврейской 
семьи, родившегося во Флоренции и бежавшего с семьей в Мексику в 1940 году.
Работа Педро Фридберга, художника-сюрреалиста из немецко-еврейской семьи, родившегося во Флоренции и бежавшего с семьей в Мексику в 1940 году. фото Михаил Рябов
Уличные библиотеки популярны у старшего
Уличные библиотеки популярны у старшего фото Михаил Рябов

ОТЕЛИ

Канкун, ривьера-майя

Maroma Resort & Spa

Шикарные бунгало в лесу, тихий пляж, чистейшая карибская вода, уединение плюс волшебное спа. Лучшее место на Ривьера-Майя, чтобы забыть об обычной жизни и настроиться на Мексику.

maromahotel.com

Сан-мигель-де-альенде

Casa de Sierra Nevada

Отель-музей. Роскошно декорированные номера в великолепной усадьбе 17 века в квартале от главной площади. Maravilloso! Легендарный ресторан и бар продолжают отель напротив через узенькую улицу.

casadesierranevada.com 

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ Сан-мигель-де-альенде

Церковь Святого Михаила Архангела La Parroquia Одна из самых известных церквей в Мексике. 17 век. Видна отовсюду в городе. В 1870-х годах ее фасад был полностью перестроен строителем-самоучкой Сеферино Гутьерресом, вдохновлявшимся изображениями европейских церквей с почтовых откpыток.

Casa del Mayorazgo de la Canal Дом богатого горнопромышленника 18 века. Сейчас здесь отделение банка, интерьер можно осмотреть в часы его работы. Внутри часто проходят выставки.

La Iglesia de San Francisco Архитектура этой церкви – результат смешения вкусов разных эпох. Последними добавлены неоклассический бело-голубой черепичный купол и колокольня.

El Oratorio de San Felipe Neri Церковь 18 века. Замечательна своими многочисленными куполами разных размеров и форм.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love