Полароиды Андрея Тарковского

[Стиль жизни] [Легенды кино]
445
Первый советский режиссер, который освоил свет и тени фотоаппарата Polaroid.

Похоже на творчество хипстеров, но нет – лондонское издательство White Space Gallery выпустило альбом «Белый, белый день», в котором собраны полароидные фотографии режиссера Тарковского – самого модного человека в СССР.

Идею снимать на «Полароид» он подхватил у Микеланджело Антониони в конце 1970-х. Младший сын Тарковского вспоминает, что моментальные снимки стали важной частью работы над «Ностальгией». «Он собирал материал для фильма и много фотографировал семью, Воробьевы горы, деревню под Рязанью, где у нас был дом, который он очень любил. Густой туман над рекой, сумерки, луна над крышей дома – все эти моменты из нашей жизни, запечатленные на снимках, стали основой видений и снов Андрея Горчакова, главного героя фильма (его сыграл Олег Янковский. – Прим. ред.). Даже фотографии, сделанные им в Италии, напоминают мне о России, и кажется, что он все время пытался найти там что-то похожее на русскую природу, на родные места, которые он никогда больше уже не увидит», – говорит сын Тарковского Андрей.

«Изображения – как облака из бабочек перед глазами того, кто смог постичь и почувствовать кратковременность жизни». Сценарист Тонино Гуэрра, друг Андрея Тарковского

Андрей Тарковский много фотографировал Италию, когда вместе со сценаристом Тонино Гуэррой (Tonino Guerra) путешествовал по стране в поисках интересной натуры для съемок «Ностальгии»: черепичные крыши, распахнутые ставни и холмистые пейзажи Тосканы. Гораздо больше пышных барочных соборов его привлекали величественные, старинные руины. «Ностальгию» он снял в полуразрушенном готическом аббатстве Сан-Галгано, недалеко от Сиены. А утренний туман, густой, как над рекой в любимой деревне Мясное, Андрей Тарковский нашел в итальянской глубинке Банья-Виньони. По дну огромного термального бассейна мучительно бредет Янковский с горящей свечой одна из финальных сцен «Ностальгии». Кстати, старый отель до сих пор работает и здесь так же туманно, как и в самом личном фильме Тарковского.

«Тарковский часто размышлял над полетом «времени» и желал только одного: остановить его – пусть даже и быстрым взглядом из моментальных полароидных изображений». Тонино Гуэрра

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАпрель 2017
Star & Fashion Issue