Что такое харассмент по-русски и как с этим можно (и нужно) бороться

[@Work] [Карьера][Отношения]
2475
Ситуация с домогательствами в России не сдвинется с мертвой точки до тех пор, пока мы не прекратим задаваться вопросом «Кто виноват?» и не спросим себя «Что делать?». Харассмент – это серьезная и деликатная проблема, решать которую нужно не пустыми возмущениями, а как взрослые люди – с помощью конкретных шагов.

Социологи почти единодушно признают сексуальную свободу благом для человечества, но, как известно, свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Сегодня мы имеем полное право прямо проявить к кому-нибудь интерес, и этот «кто-то» имеет точно такое же право нам отказать. Так работает равноправие – ценность, к которой мы стремимся вот уже много лет.

Проблемы начинаются тогда, когда ухаживания становятся навязчивыми и неприятными – в этот момент мы и говорим о домогательствах. Или – как это теперь принято называть – харассменте.

Публичную дискуссию вокруг домогательств на рабочем месте впервые подняли голливудские актрисы. Они добились многого: организовали движение Time’s Up и нашли последовательниц по всему миру. В определенный момент эта дискуссия дошла и до России, но, как это часто происходит со всем «пришедшим с Запада», все разговоры о харассменте разбились о наши суровые реалии. Почему? Одни говорят – не та почва, другие – не тот менталитет, третьи – не те законы. Правда, как обычно, кроется где-то посередине.

Мы поговорили с юристом Михаилом Юсубовым и выяснили, почему в России доказать факт домогательств так сложно (но все же возможно), а также попросили рекомендации у психолога Анны Карташовой, как найти в себе силы, чтобы пойти против системы и суметь восстановить справедливость.

Как оказалось, в этом вопросе вашими лучшими друзьями должны стать Уголовный и Гражданский Кодекс, решительность и, как ни странно, банальная адекватность.

Шекспир никогда не работал в офисе

Человеческие отношения – бездонная область для изучения и психологических исследований. Люди нравятся друг другу ­­– и это нормально. Люди хотят друг друга – и это тоже нормально. Временами романы случаются и в офисах – и с этим тоже ничего не поделаешь, ведь именно здесь мы, как правило, проводим большую часть дня.

Все, однако, становится сложнее, как только у человека возникает иллюзия того, что корпоративная среда идеально подходит для поиска партнера или еще хуже – для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Деловая этика в этом случае часто уступает место хорошо отработанным механизмам ухаживаний, а шекспировский завет «в её «уйди» звучит «не уходи»» начинает играть совершенно новыми смыслами.

Как показывают исследования, большие начальники подвержены этой иллюзии особенно сильно. В контексте скандала с Харви Вайнштейном мы уже вспоминали о работе профессора социальной психологии Калифорнийского университета Дачера Келтнера, который эмпирически доказал, что большие боссы в принципе склонны конвертировать свое влияние в извращенное сексуальное поведение. В этом плане начальники куда охотнее считают, что они сексуально привлекают всех без исключения, а значит, отрицательный ответ для них – это не более чем прелюдия к чему-то более пикантному.

Такое поведение нам известно под вполне себе расхожим термином «злоупотребление властью».

По большому счету неважно, кем будет ваш «развратный» босс – мужчиной или женщиной, стариком или юнцом, голливудским продюсером или директором местечкового завода. Желание домогаться – это то, что закреплено в психологии некоторых (подчеркиваем!) людей, находящихся у руля. И россияне здесь не исключение – по крайней мере, портал Superjob еще в 2015 году отмечал, что около 9% сотрудников российских компаний жаловались на харассмент (отметим, что в те времена если кто и знал о Вайнштейне, то только киноманы).

С тех пор, однако, социологических опросов на эту тему в нашей стране не проводилось.

Что такое харассмент по-русски

Впрочем, процент, полученный Superjob в 2015 году, на первый взгляд, не кажется таким уж значительным. И если вы все еще считаете, что подобные домогательства на рабочем месте – это не про вас и уж точно не про всю Россию, то вы… формально правы.

Все дело в том, что в нашей стране просто за настойчивые ухаживания не наказывают, и более того – даже не считают их харассментом. «Термин «сексуальное домогательство» не принято употреблять в российском праве,– комментирует юрист Михаил Юсубов, специалист юридической фирмы Prime legal LLC. – Но фактически он охватывается понятием, содержащимся в статье 133 УК РФ, которой предусмотрена уголовная ответственность за понуждение к действиям сексуального характера».

Ключевое слово здесь – «понуждение». Нет понуждения – нет и преступления.

Вероятно, вся соль проблемы кроется в том, что сам термин «харассмент» – западный, и там он, как объясняет эксперт, обозначает «любое действие, направленное на притеснение или ущемление чести и достоинства». Соответственно, и «сексуальное домогательство» в Европе и США – это не только понуждение или приставания, но и преследования, нерабочие предложения и даже намеки!  

В России, однако, ситуация совсем иная. «Сами по себе пристальные взгляды или прикосновения не могут рассматриваться как понуждение, – говорит Михаил Юсубов об отечественных реалиях. – Если целью намеков, шуток, прикосновений и поцелуев является желание склонить против воли к сексуальным действиям, то подобное деяние является преступлением. Если же работодатель настойчиво писал и делал непристойные предложения, но при этом никаких угроз не выдвигал или не старался использовать какую-то зависимость (финансовую, должностную), то подобные действия нельзя отнести к преступным».

Что в этом случае будет считаться угрозой? По сути все то, что попадает под формулу «сделай, что я говорю, иначе я…». Далее может идти все, что угодно: «уволю тебя», «сокращу зарплату», «создам тебе условия хуже». «Сексуальное домогательство признается таковым, когда основано на шантаже, угрозе уничтожением, повреждением или изъятием имущества, либо на использовании материальной или иной зависимости», – резюмирует эксперт, ссылаясь на 133 статью УК.

Когда достоинство дороже рабочего места

Далеко не все отечественные компании могут похвастаться своим этическим Кодексом. Еще меньше – тем, что в их Кодексе прописано положение о домогательствах на рабочем месте. Не проявляют активности и профсоюзы, а внутренние расследования если и проводятся, то либо малоэффективны, либо просто не предаются широкой огласке.

Словом, решить проблему без привлечения властей невозможно – вот и приходится уповать на законы, по которым, однако, вашего обидчика нельзя будет привлечь к ответственности за то, что он просто называет вас Натусик, а не Наталья Александровна, похотливо вас рассматривает или позволяет себе погладить вас по коленке.

С другой стороны, никто не запрещает вам попробовать решить конфликт на месте. «В любом случае нужно будет прояснять ситуацию с начальником, выходить с ним на разговор, – считает Анна Карташова, практикующий психолог и руководитель собственного Психологического центра на Волхонке. – Если Вы – хороший работник, и Вас наняли именно для исполнения рабочих обязанностей, шансы на благоприятный исход высоки».

В этой ситуации эксперт советует меньше всего переживать за потерю места. Скорее всего, как только ваш обидчик поймет, что ваше общение вышло за рамки двусмысленных намеков, и вы не собираетесь отвечать ему взаимностью, он сам почувствует себя в неудобном положении. «Вы можете сказать, что Вы довольны работой, и очень не хотите ее терять, но – если начальник не изменит свое поведение – Вы готовы к этому исходу. Других вариантов нет. Уверенность в своих силах найти другую работу (в том, что Вы стоите на рынке труда своих денег) – это то, что позволяет справиться с любыми страхами потери конкретного места», – уверена психолог.

Часто активисты оправдывают жертв харассмента тем, что униженным женщинам стыдно признаться в том, что их домогались. Не исключаем, что это действительно так, но, к сожалению, реальность такова, что придется делать выбор и мужаться. «Обращаться в правоохранительные органы – это единственная нормальная реакция на преступные действия, – полагает Анна Карташова. – Как минимум скажите, что при следующей попытке шантажа или угрозе, Вы так и поступите. И сдержите свое слово».

Ваши действия

Напомним, что в Госдуме текст законопроекта о харассменте безуспешно пытаются проработать как минимум с 2014 года, тогда как проект федерального закона о запрете половой дискриминации (официально называется «О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации») лежит здесь аж с 2003 года.

Зная все это, легко войти в положение жертв домогательств, считающих, что уволиться с работы – это самый легкий путь, но тогда дискуссию о харассменте можно заканчивать там же, где ее когда-то начали. Культурного и социального сдвига не произойдет до тех пор, пока не установится тенденция, в авангарде которой должны будут встать все те, кто решился защитить себя с помощью тех слабо проработанных статей, которым российское законодательство располагает на сегодняшний день.

Как это сделать, рассказываем в подробной инструкции от юриста Михаила Юсубова.

Определитесь со способом

Пока законодатели гадают, в категорию каких преступлений относить домогательства – гражданских или уголовных, вы можете защитить свои права с помощью обоих Кодексов. Например, если ваш обидчик понуждал вас к интиму, шантажируя или угрожая увольнением – открывайте Уголовный Кодекс, ищите там статью 133 (о ней мы уже рассказывали выше) и идите в полицию.

Впрочем, есть и другой путь. «Если излишняя настойчивость причиняет моральные страдания, то работник может попытаться предъявить иск о защите достоинства личности» – утверждает Михаил Юсубов. Этот иск пройдет по статьям 150 и 151 Гражданского кодекса. Здесь уже никакое понуждение к сексу доказывать не нужно: достаточно, чтобы суд признал, что вам были причинены физические или нравственные страдания, когда ваш начальник, коллега или клиент решил посягнуть на вашу личную неприкосновенность. С этим иском вы пойдете уже в суд.

Соберите доказательства

«Чем больше доказательств у вас будет, тем лучше, – заявляет Михаил Юсубов. – Однако стоит помнить, что доказательства, полученные с нарушением закона, не принимаются судом или следствием».

Увы, в перечень таких незаконных доказательств входит больше, чем, возможно, хотелось бы жертве – здесь эксперт указывает и на скрытые камеры, и на аудиозаписи, и даже на электронную переписку. «Дело в том, что Конституция РФ гарантирует каждому тайну телефонных и иных переговоров, – поясняет Михаил Юсубов. – Соответственно, если кто-либо записывает такие переговоры, а затем предает публичной огласке, то тем самым он нарушает гарантию, закрепленную в Конституции РФ».

Впрочем, специалист также отмечает, что единого мнения здесь нет, и некоторые российские суды вполне готовы принять и такие улики: «Некоторую ясность в данном вопросе внес Верховный суд РФ, указавший на законность записи, сделанной участником разговора и связанной с договорными или деловыми отношениями.

Вместе с тем, когда речь идет о сексуальном домогательстве, то подобный разговор явно нельзя отнести к деловым отношениям. В связи с чем, вопрос до настоящего времени остается открытым, но попытаться сделать аудиозапись или зафиксировать переписку все-таки следует».

Найдите свидетелей

Ими могут стать любые люди, которые знают об обстоятельствах вашего дела (кроме священников, судий и, естественно, ваших адвокатов). В то же время Михаил Юсубов не советует забывать о том, что ваш обидчик тоже может собирать доказательства и привлекать свидетелей: «Как вы понимаете, при наступлении определенных обстоятельств (или под угрозой их наступления) некоторые работники могут поручиться за своего руководителя».  

Стоит ли равняться на США?

В вопросах харассмента на работе российские законы все еще нуждается в серьезных доработках. Вместе с тем, едва ли депутаты когда-нибудь допустят, чтобы понятие «сексуальные домогательства» трактовалось в нашей стране так же широко, как, допустим, в Штатах.

«Наверное, в какой-то степени США стали жертвой своих прецедентов, – предполагает юрист, – поскольку проблема сексуального домогательства стоит достаточно остро, и нередки злоупотребления со стороны «жертв», которые сами способствовали возникновению таких «домогательств»».

О чем говорит эксперт, можно понять, припомнив один лишь только конец 2017 года, когда несколько десятков мужчин в Голливуде – актеры, продюсеры, режиссеры, фотографы – лишились своих должностей после односторонних заявлений местных киноактрис (читайте подробнее: «Почему движение против домогательств – это война женщин против мужчин»). Никакого следствия и суда над ними не производилось – и, возможно, это тот самый случай, когда прецедентная система права оказала прямое влияние на ценностные ориентиры общества.

В России же все-таки будут смотреть еще и на саму потерпевшую (или потерпевшего) и на ее (его) поведение. «Например, если жертва сама принимала активное участие в поддержании разговора и переписки, то вряд ли она сможет рассчитывать на положительный исход дела», – подчеркивает юрист.

Тут, однако, возникает еще один вопрос. Что делать, если жертва – из наивности или из страха (основные аргументы голливудских актрис) – вдруг ответила на ухаживания?

Ответ – опять-таки ­– кроется в формулировках законов. Где есть страх – там есть и понуждение, а это может спокойно попасть под статью 133 УК РФ. А вот наивность или малограмотность, по словам эксперта, в суде весомым основанием не будут. В этом случае все, что вам останется – это сделать работу над ошибками и впредь находить в себе силы пресекать неприятное поведение коллеги или начальника на корню. «У каждого из нас бывали в жизни обстоятельства, когда мы были слабыми, или поддались на манипуляцию, или не нашли лучшего решения… Это грустно, но это – факт. Никто из нас не совершенен. Наши ошибки – это наш жизненный опыт, из них надо делать выводы, чему-то учиться, как-то меняться», – советует психолог Анна Карташова.

В любом случае, будете ли вы обращаться в органы или нет, помните, что вы имеете полное право бороться с дискриминацией на рабочем месте и защищать свою личную неприкосновенность – как на уровне компании, так и на уровне государственной власти (почему это важно, мы объясняли еще здесь: «Это сексизм: как современное общество унижает женщин»).

Но только так.

«Нередки случаи распространения сведений о сексуальных домогательствах в целях ухудшения деловой репутации. Как правило, суд оценивают такие сведения критически, если они не могут быть подтверждены, – утверждает Михаил Юсубов, опираясь на практический опыт своей компании. – Мы не беремся оценивать объективность выводов судов – возможно, подобные иски и содержали в себе какую-то долю правды. Мы лишь хотим показать, что не следует обращаться в компетентные органы в целях злоупотребления правами, по формальным основаниям или при отсутствии доказательств, что так часто встречается в повседневной практике».

Одним словом, не стоит использовать свою привлекательность или сексуальность, чтобы наказать неугодных или подняться по карьерной лестнице. Все равно законно вы этого не добьетесь. По крайней мере, не в России.

Эксперты:

Михаил Юсубов – юрист, специалист юридической фирмы в Москве «Прайм Лигал».

Анна Карташова – практикующий психолог, специалист факультета психологии МГУ им. Ломоносова, руководитель собственного Психологического центра на Волхонке.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2018
IQ