Джинни Рометти: история первой женщины-CEO в истории компании IBM

[@Work] [Истории успеха]
1019
В прошлом году CEO IBM заняла десятую позицию в списке «Самых могущественных женщин» Forbes – даже несмотря на то, что процесс переориентации компании со столетней историей получается не таким быстрым и гладким, как хотелось бы.
Джинни Рометти

Рометти довелось побывать не только в лестных рейтингах, ее называли среди худших CEO мира, критиковали за затяжные полосы убытков. «Рост и комфорт несовместимы, – считает Джинни. – Закройте глаза и честно ответьте на вопрос, какие моменты жизни научили вас большему, закалили характер, заставили искать и находить скрытые ресурсы? Я гарантирую, что все они были связаны с кризисом и риском. Чувствуете тревогу, начиная новое дело? Это хороший знак. Если хотите расти как человек и лидер, состояние дискомфорта должно стать привычным и, простите за тавтологию, комфортным. Принимайте вызовы, приветствуйте риск, потому что это в любом случае сделает вас лучше».

Безвыходных ситуаций не бывает

Вирджиния Мари Никосия, которая настолько привыкла сокращать себя до Джинни, что не изменила этой привычке даже в должности CEO, родилась в Чикаго. Ей было около 16 лет, когда папа внезапно ушел из семьи, оставив жену-домохозяйку с четырьмя детьми без средств к существованию. Гордость никогда бы не позволила маме Джинни обратиться за пособием, если бы безденежье не грозило потерей дома. «Мама для меня стала примером человека, который не позволял никому и ничему определять, кто она, кем ей быть, на что она способна, – вспоминает Джинни. – Да, нам нужно было сперва найти краткосрочное решение, мы обратились за социальной помощью, получали продукты по талонам. Но вечерами мама, которая до замужества успела закончить только среднюю школу, возвращалась к учебе. Она получила профессию, нашла работу администратора в частной клинике, отказалась от пособия сразу же, как только стало возможно. Пока мама работала, я присматривала за братом и сестрами, ходила на родительские собрания, водила их по секциям».    

Джинни Рометти выступает с речью на третьем дне Mobile World Congress, 26 февраля 2014 год

Обязанности «заместителя» мамы не помешали Джинни с отличием закончить школу и получить стипендию от General Motors (читайте также: «Обязательно ли быть отличником, чтобы быть хорошим предпринимателем?»). В то время — сейчас этой практики больше не существует – крупные производители помогали девочкам и детям из этнических меньшинств получить высшее образование по профилю компании, чтобы впоследствии обеспечить себе большую свободу в выборе квалифицированных специалистов. От получателей стипендии требовалось проходить у благодетелей практику на летних каникулах, но условия устраиваться именно туда после выпуска никто не ставил.

Мама Джинни не могла оплачивать колледж, поэтому дети искали иные пути к высшему образованию. Получить поддержку GM Джинни посоветовал школьный учитель. Она так обрадовалась возможности получить место в университете Northwestern, что не испугалась слов «информатика» и «электротехника» в названии курсов. «На этих занятиях я была единственной девушкой, — говорит Рометти. — После выпуска, хоть это было и необязательно, пошла работать в General Motors, потому что чувствовала себя в неоплатном долгу перед ними. Мне нравилось, чем я там занималась, но к тому времени я влюбилась в технологии и хотела искать способы их применения не в одной конкретной, а во многих различных областях».

Джинни Рометти с супругом Марком Энтони Рометти, 2016 год

Найти новую работу Джинни помог супруг — инвестиционный банкир Марк Энтони Рометти, за которого она вышла в год окончания университета. «Отец одного из друзей Марка работал в IBM, и Марк предложил позвонить ему, — рассказывает Джинни. — Мы женаты почти 40 лет, но я до сих пор не могу расплатиться с мужем за эту идею».

Поступай как мужчина

В 1981 году Джинни стала системным аналитиком и инженером в IBM. За десять лет, переходя с одной технической должности на другую, она добралась до департамента консалтинга. «Группой руководил прекрасный человек, которого я считаю ментором, — вспоминает Рометти. — Однажды он сказал: “Я иду на повышение и предлагаю тебе занять мое место”. Честно скажу, я перепугалась до смерти. Черт возьми, это же по-настоящему серьезно, топ-уровень. В голове сразу зашуршали мыслишки, что слишком рано, я не готова, мне нужно еще несколько лет.... Я замялась, начала мямлить, в конце концов попросила ночь на размышление. Дома, как обычно, выложила все мужу — для нашей семьи нормальный ход беседы заключается в том, что я выдаю информацию как из пулемета, а Марк кивает, поддакивает или хмыкает, показывая, что он не заснул и все слышит. И вот я дохожу до драматического места, где мне предлагают должность, а я прошу время подумать. И тут Марк вдруг вклинивается с вопросом: “Как считаешь, мужчина на твоем месте повел бы себя так же?” Двух мнений быть не могло — нет, конечно, нет. Когда на следующий день я зашла к начальнику сообщить, что согласна, он сказал: “Больше никогда так не делай, поняла?”».

Джинни во Фрнакфурте, 11 сентября 2019 года

Джинни усвоила урок и впредь не колебалась, принимая новый ответственный пост или инициируя амбициозный проект — такой как приобретение консалтинговой фирмы PriceWaterhouseCoopers или разработку плана переориентации с выпуска аппаратного, программного и связующего обеспечения  для персональных компьютеров и серверов на облачные вычисления, искусственный интеллект, когнитивные компьютерные системы. «Величие компании определяется тем, насколько в ногу со временем она движется, — говорит Джинни Рометти. — IBM переосмысливала цели и задачи не раз и не два. В начале прошлого века мы выпускали автоматические машины для нарезания сыра и мяса, затем — часы, после нашим главным продуктом стал System/360 mainframe, и далее со всеми остановками. Учитывая, какая на рынке технологий жестокая конкуренция, мы неплохо справляемся с переходом от разработки технологий для добывания информации к технологиям ее обработки и наиболее эффективного использования. Если бы меня попросили описать главный сегодняшний фокус IBM одним выражением, я бы сказала – big data».

Джинни заняла пост CEO в 2012 году, когда IBM познакомила мир с Watson — компьютером на основе искусственного интеллекта, возможности которого были продемонстрированы с помощью телешоу Jeopardy!, американского аналога «Своей Игры». «Мы считаем, что в будущем наиболее ценными станут технологии, не нуждающиеся в программировании, — говорит Джинни. — И агрессивно работаем в этом направлении. Все современные девайсы программируются, кто-то должен сказать им, что делать. Watson собирает различную информацию, осмысливает, учится на основе анализа полученных данных. Со временем мы научим искусственный интеллект помогать нам принимать верные решения во всех областях, где сейчас с этим проблемы в силу недостатка систематизированной информации. Например, в диагностике и способах лечения онкологических заболеваний». 

Джей Ли, вице-президент Samsung Electronics Limited и Джинни Рометти в Sun Valley, штат Айдахо, 7 июля 2016 года. Каждый июль некоторые из самых богатых и влиятельных бизнесменов мира из сферы СМИ, финансов, технологий и политики собираются в Sun Valley Resort для проведения эксклюзивной недельной конференции.

Без страха перед упреками

Джинни сохранила пост президента, CEO и председателя совета директоров IBM даже после того, как поставила анти-рекорд по количеству бесприбыльных кварталов. «Слушайте, темпы трансформации нашей компании отражают происходящее во всей индустрии, — невозмутимо объясняет Рометти. — Нужно перестроить концепцию так, чтобы в центре оказались data и cloud, изменить подходы к работе и достать откуда-то людей с набором совершенно новых навыков, способных ее делать».

По ее мнению, правительство и крупные корпорации должны вместе решить проблему нехватки кадров — и чем быстрее, тем лучше, потому что соответствующих задачам рук и голов Джинни не хватает уже сейчас. Она подняла эту тему во время выступления в Конгрессе США, обратившись с просьбой реформировать Акт о Высшем Образовании. «Искусственный интеллект изменит рынок труда на 100%, — предупредила она конгрессменов. — Новые умения понадобятся всем, от рабочего на заводе до CEO чего угодно. Появятся и станут очень востребованы профессии, которых раньше не было. При растущем уровне безработицы в технологических компаниях остаются открытыми сотни тысяч вакансий. Мы не можем их закрыть, потому что соискатели не обладают нужной квалификацией. Надо объяснить людям, что среднего образования больше недостаточно, чтобы получить хорошее место, потому что самые большие зарплаты еще долго будут в области компьютеров и IT — разработках искусственного интеллекта, кибер-безопасности, компьютерного дизайна, программного обеспечения. Какой смысл внедрять все более сложные технологии, если мы не успеваем готовить специалистов, способных их обслуживать?»

Генеральный директор Samsung Янг Сон, Джинни Рометти и бывший генеральный директор Cisco Systems Джон Чамберс покидают Президентский дворец Елисейского суда после саммита " The Technology for Good" в Париже, 23 мая 2018 года

Тема женских карьер волнует Джинни не меньше, хотя так было не всегда. Она утверждает, что в IBM у нее никогда не возникало ощущения, что к ней относятся как-то иначе из-за ее пола. «Я стала первой женщиной-CEO в истории компании, но мне было важнее признание моих способностей, вклада в развитие дела, — говорит Джинни. — Мне казалось, педалирование гендерной темы уводит в сторону от того, что действительно имеет значение. Я села в это кресло потому, что смогла себя проявить как профессионал. Точка. Так я много лет отвечала людям на вопросы, считаю ли себя вдохновителем и примером для женщин. Однако со временем я осознала, что влияние, власть, успех делают тебя ролевой моделью в любом случае. И стала более терпимой к обсуждению аспектов именно женской карьеры. Женщинам нужны ролевые модели. Они должны смотреть на кого-то и думать: “Это возможно, и я тоже смогу туда подняться”. Трудно ставить цель, не видя кого-то, кто сумел ее достичь или хотя бы показал путь».

Свой стиль руководства она описывает как тихий: Рометти не любит повышать голос и никогда в жизни не испытывала желания швырнуть чем-нибудь в нерадивого сотрудника. Но к ней в кабинет лучше приходить подготовленным как на экзамен — чем меньше ей нравится доклад, тем больше вопросов она задает. «У меня есть возможность выпустить пар за пределами офиса, — открывает Джинни секрет олимпийского спокойствия и лучезарной улыбки. – Мои любимые занятия — плавание с аквалангом и поездки в гольф-клуб с мужем — обеспечивают отдых, расслабляют, но не дают нужной энергетической разрядки. Поэтому, исходя из своих нужд и настроений, я добавила к ним бокс».

У Джинни нет детей, но это не значит, что она не понимает сложностей совмещения ответственной высокооплачиваемой работы с их воспитанием. Она ввела уникальное правило: если кормящая мать отказывается от декрета, компания организует доставку к ней домой бутылочек со сцеженным грудным молоком. «Конечно, это не единственное, что мы делаем для сотрудниц, — рассказывает Рометти. — Я стремлюсь удержать женщин на рабочих местах и в рабочем тонусе, помогая им во всех трудных жизненных ситуациях, будь то проблемы в браке, с детьми или престарелыми родителями. Когда женщина увольняется или делает долгий перерыв в карьере, вернуть ее назад очень трудно».

Фото: Getty Images, Legion Media

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2019
Dualism