Вслед за Биллом Гейтсом: Сафра Кац – самая высокооплачиваемая женщина-CEO в мире

[@Work] [Истории успеха][карьера]
505
Ее можно было бы смело назвать Королевой digital-технологий, но сама она – будучи гендиректором второй крупнейшей IT-компании в мире – предпочитает оставаться в тени. Мы рассказываем о Сафре Кац – о женщине, не боящейся идти против трендов и знающей, как пробудить к себе интерес, ничего о себе не рассказывая.
Сафра Кац - еще со-президент компании Oracle - на конференции Women's Business Conference, 11 мая 2010 года

На сайте крупнейшей IT-компании Oracle.com биография ее генерального директора Сафры Кац умещена в пять коротких строчек, где в основном перечисляются все ее предыдущие должности. Здесь действительно есть что упомянуть: член совета директоров с 1999 по 2001 годы, президент компании в 2004, следующие четыре года – финансовый директор, с 2014 – генеральный директор. Но на этом и все. Никаких подробностей личной жизни, никакой истории успеха, ни слова о блестящем образовании. Женщина, отдавшая компании Oracle 18 лет и почти столько же не покидающая списки Forbes, добродушно улыбается посетителям сайта и не дает ни единого намека на то, как стать такой же успешной, как и она.

Правда, вины айтишников, создававших сайт второго крупнейшего производителя программного обеспечения в мире (после Microsoft), здесь нет. Умная, привлекательная и успешная предпринимательница, Сафра Кац могла бы стать любимой героиней глянца и бизнес-изданий, а также ролевой моделью для миллионов женщин. Будучи великолепным оратором, она могла бы давать мастер-классы по бизнесу (как, например, Илон Маск) или же писать книги (как Билл Гейтс или Иванка Трамп). Но пиар для нее – это не интервью и модные фотосессии, а выступления на саммитах, экономических форумах и, что немаловажно, внутренних корпоративных мероприятиях. Там она, как правило, рассказывает о том, как должен функционировать бизнес в 21 веке, инспирирует работников Oracle на саморазвитие – но, опять же, ни слова не говорит о собственном опыте.

Серый кардинал

Надо сказать, что и фотография приветливо улыбающейся Сафры, красующаяся на странице ее профайла, – это уже большой успех отдела маркетинга, который, как говорят, потратил немало времени и сил на то, чтобы уговорить миссис Кац на снимок. За всю свою карьеру в Oracle женщина прилежно и ответственно исполняла роль серого кардинала, помогая ее генеральному директору Ларри Эллисону, ведь, как ей казалось, истинное руководство и публичные лидеры – это не одни и те же люди. Привычку избегать публичности Сафра Кац сохранит и после 2014 года, когда Ларри Эллисон передаст ей и ее коллеге Марку Херду CEO-посты, а сам перейдет на должность председателя совета директоров и директора по технологиям.

Сафра Кац и Марк Херд - будущие гендиректоры компании, 19 сентября 2010 года

Новая должность Сафры – это во многом благодарность честолюбивого Ларри той, кто никогда не стремился его затмить (поговаривают, что за избыточное тщеславие Oracle покинул не один исполнительный директор). Что же до Кац, то у нее, конечно же, были амбиции, но несколько другого рода. «Ее больше заботил рост наших акций, а не возможность покрасоваться на глянцевой обложке», – вспоминает один из бывших членов совета директоров Джозеф Грандфест в комментарии изданию Fortune, который уже в 2009 году прочил Сафру на должность следующего гендиректора – сразу после того, как с ее подачи Oracle инициировал триумфальный захват компании Sun Microsystems (которая, среди прочего, к примеру, разработала технологию Java – ту самую, которая используется для разработки приложений на Android). 

Наглядно: глава Oracle и член совета директоров Sun объявляют о запуске совместного предприятия в 2006 году
2010 год, незадолго до окончательного поглощения: логотипы Oracle и Sun объединены в один

Вообще идея поглощений стала одним из самых ярких маркеров карьерного пути Сафры. Ранее Ларри Эллисон не признавал и не принимал подобный способ роста, предпочитая заниматься исключительно внутренним инвестированием. Все изменилось в 2003 году, когда Кац убедила босса присмотреться к набирающей вес компании PeopleSoft, занимавшейся производством программного обеспечения для организаций. Oracle сделала конкуренту предложение ценой в 5 миллиардов долларов, после чего последовали долгие 18 месяцев информационной войны и сделка уже за 10 миллиардов. Это был очень агрессивный захват – не свойственный IT-индустрии, но при этом весьма успешный. Теперь компания получала новые технологии, новые идеи и дополнительный капитал. Осознав всю выгоду от подобных слияний, Oracle быстро подсядет на иглу и с тех пор станет поглощать одну многомиллиардную корпорацию за другой – что к 2014 году обеспечит ей 30%-ную долю глобального рынка программного обеспечения.

Волчица с Уолл-стрит

Сафра на благодарности не претендовала – несмотря на то, что уже в первый год ее работы в Oracle (сюда она пришла в 1999 году) компания сократила свои расходы на 1.2 миллиарда долларов, увеличив чистую прибыль на 35%.

Сафра Кац выступает на ежегодной конференции Oracle Open World, 19 сентября 2010 года

Цифры – это единственное, чему доверяла Сафра при принятии бизнес-решений. Выходица из еврейской семьи, выпускница престижной Уортонской школы бизнеса и ко всему прочему доктор юридических наук, однажды она сказала сотрудникам Oracle: «Я пришла к вам с Уолл-стрит, и вы никогда не увидите, что я работаю в Power Point. Потому что по-настоящему хорошая презентация может получиться только в таблицах Excel. Если в ней нет цифр и подсчетов, то мне все равно, какой вы гениальный стратег – я не буду ее рассматривать».

Ларри Эллисон «найдет» девушку с Уолл-стрит в 1999 году, когда та, будучи управляющим директором инвестиционного банка Donaldson, Lufkin & Jenrette, обитала в Калифорнии. Отправиться представлять интересы нью-йоркского банка в Кремниевую долину Сафра пожелала сама. Здесь сыграли две ее самые важные амбиции: во-первых, это позволяло ей быть ближе к своим основным клиентам, а, во-вторых, здесь жил ее супруг – тренер Гал Тирош. В семье Сафры правило «за каждым великим мужчиной стоит великая женщина» работало в точности до наоборот. Кац делала карьеру, пока ее муж сидел дома с двумя их малышами. Их обоих это устраивало, и как всего однажды признается женщина в 2000 году, именно Гал помог ей стать такой успешной, ведь именно благодаря ему, ей не приходилось «пропускать собрания, если нужно было забирать детей из яслей».

Она придет в Oracle на довольно расплывчатую должность старшего вице-президента. Расплывчатую – прежде всего потому, что первые два года у нее даже не будет собственного кабинета. Ее рабочее место будет находиться за небольшим круглым столиком рядом со столом Ларри. А остальным работникам она будет казаться новым первоклассным персональным ассистентом, которая автономно помогает Ларри выполнять его работу в 80% случаев. В оставшихся 20% – она спросит его о его собственных пожеланиях (и выполнит их). Чего же желает сама Кац, никто не знал. О ее увлечениях и хобби до сих пор ничего неизвестно – она точно занимается филантропией, но, что до частной жизни, то здесь о ее пристрастиях остается только гадать.

2000 год: совещание совета директоров Oracle. Справа в центре: гендиректор Ларри Эллисон. На заднем плане - Сафра Кац

 «Долгое время никто из нас не имел ни малейшего представления о том, каковы ее обязанности», – рассказывает Рэй Лейн, исполнявший в то время обязанности президента компании. Один из исполнительных директоров как-то даже напрямую спросит ее, что она здесь делает. «Я здесь, чтобы помогать Ларри», – ответит Сафра. 

«Значит ли это, что вы забираете его вещи из стирки?», – пошутит ее собеседник. Но женщина не рассмеется.

Сафра станет глазами и ушами своего босса. К ней будут подходить работники, недовольные решениями Ларри по тому или иному поводу, в надежде на то, что женщина воспользуется своим влиянием на CEO и поможет им. Но тщетно. «Ей было просто все равно, если это противоречило принципам Oracle или желаниям Ларри. Она не собиралась менять его решений», – рассказывает старший вице-президент Ларри Хейджвуд. 

Но и подхалимства не было. Во время одного из собраний исполнительных директоров, на котором обсуждались будущие деловые партнерства Oracle с другими компаниями, Ларри Эллисон, поерзав с полчаса на стуле, предпринял попытку сбежать со встречи, сославшись на срочную работу. В этот момент, как вспоминает один из участников, Кац сорвалась со своего места и прямо у выхода из переговорной схватила босса за локоть. «Ларри, ты не можешь уйти. Это важно. И я знаю, что у тебя есть на это время», – мягко сказала Сафра. Ларри остался, а все остальные до самого конца собрания пребывали в ступоре: никто из них никогда не позволял себе так открыто возразить начальнику.

За выслугу лет

Годы шли, положение Сафры Кац в Oracle становилось все более оформленным. Спустя несколько месяцев после назначения Ларри повысит ее до исполнительного вице-президента, через два года посадит ее в совет директоров, а в 2004-ом – когда уже ни у кого не останется сомнений в том, что Сафра обладает реальной властью в Oracle – она станет со-президентом компании.

Сафра Кац - исполнительный вице-президент Oracle - на конференции, май 2003 года

Параллельно Кац исполняла обязанности финансового директора (наряду с Oracle успела поработать также в банке HSBC). В 2016 году она скажет: «В мире финансов привыкли смотреть назад, составляя отчеты о том, что произошло. Теперь речь идет о том, чтобы заглянуть в будущее. Мы говорим о планировании и интеграции. Роль финансового директора сегодня – быть партнером бизнесу».

Идея о том, что любой бизнес должен основываться на партнерстве – хоть и не нова, но Сафре, тем не менее, потребовалось много времени, чтобы переложить эту кальку на Oracle. Она пришла в компанию, когда та была максимально фрагментирована. «На ее месте существовало 70 маленьких компаний», – поделится Кац своими воспоминаниями со студентами Стэнфорда, где она до сих пор периодически читает лекции. Каждый работал исходя из собственных выгод. Укротить феодальную раздробленность могло только централизованное управление. Связующим звеном стали digital-технологии, которые в момент помогли наладить кооперацию между департаментами и их подотчетность центру. Это было большим противоречием царящему в конце 1990-х бизнес-подходу, по которому, наоборот, приветствовалось расширение власти на местах. Но Сафра нашла в себе смелость идти против тренда, и эта корпоративная культура царит в Oracle до сих пор. 

На конференции Open World - уже в должности финансового директора, 2006 год

Влияние Сафры на развитие Oracle становилось все более очевидным. Последовал интерес прессы, которая уже с начала 2000-х начала наперебой включать женщину в списки самых «успешных», «богатых», «предприимчивых» и так далее. Кац, однако, предпочитала отмалчиваться. «Пресса – вам не друг», – заявила Сафра в 2008, выступая перед студентами юрфака своей альма-матер в Пенсильвании. Спустя некоторое время уже в разговоре со своим пиар-отделом она выразится еще жестче: «Если журналисты вам докучают или делают необоснованные суждения, я даю вам свое официальное разрешение подойти к ним и сказать им идти куда подальше [в оригинале: «to go fuck themselves»]».

Чего, однако, Кац никогда не скрывала – в том числе и от прессы – так это того, что она ни в коем случае не претендует на должность генерального директора, занимаемую Ларри. Между тем, судьба совместно с самим Ларри распорядились иначе: в 2014 году глава Oracle, который готовился отметить 70 лет (37 из которых он руководил компанией) принял решение перейти с должности CEO на менее претенциозный пост директора по технологиям, разделив свои обязанности между двумя со-президентами – Марком Хердом и Сафрой Кац. Рынок тут же отреагировал на эту новость – снижением стоимости акций компаний на 2%. Но очень быстро пришел в себя. По итогам последнего квартала, например, чистая прибыль компании составила 2.2 млрд долларов – что на 21% больше показателей годичной давности.

Ларри Эллисон, 2008 год

Трамп преткновения

По сути, с назначением на новые должности обязанности Херда и Кац нисколько не изменились. Первый по-прежнему занимается вопросами продаж, обслуживания и вертикальной интеграции продуктов компании. Сафре же подотчетны руководители производственного, финансового и юридического подразделений. Изменилась лишь их ответственность: если раньше эти двое отчитывались перед Ларри, то теперь они рассказывают о делах компании совету директоров.

Сафра Кац и Марк Херд, 2010 год

Сама же Сафра на сегодняшний день остается самой высокооплачиваемой женщиной-топ-менеджером в мире с доходом в 40.9 миллионов долларов за 2017 год.

В конце 2016 года миссис Кац вновь пошла против тренда, объявив о своей поддержке Дональду Трампу и став частью его переходной команды, несмотря на то, что большинство представителей IT-индустрию окрестили победу республиканца «катастрофой для инноваций». «Я собираюсь сказать избранному президенту, что мы с ним, мы рядом, чтобы помочь любым способом, каким сможем», – заявила Кац журналистам перед первой встречей с Трампом. Слова со-CEO Oracle привели к тому, что из компании со скандалом уволился один из ее наиболее уважаемых сотрудников, но сама Сафра продолжила гнуть свою линию, посчитав, что с новым руководством лучше договариваться, а не конфликтовать. 

С главой Tesla Motors Илоном Маском во время круглого стола лидеров IT-отрасли с Дональдом Трампом, 14 декабря 2016 года

Между тем, договориться, похоже, не получилось. Трамп продолжил вести протекционистскую политику «Buy American, Hire American», по которой с апреля 2017 ужесточились правила выдачи виз иностранным работникам. Как в таких условиях будет существовать компания Сафры, запланировавшая сотрудничество с Индией – неясно. Но одно очевидно: это стало большим разочарованием для женщины из семьи еврейских мигрантов, переживших Холокост, и сделавшей себе мировое имя в американском melting pot. (Читайте: Импичмент для президента: за что Дональда Трампа могут выгнать из Белого дома)

Сафра Кац во время командировки в Индию, 10 мая 2017 года

7 правил успеха Сафры Кац:

#1 Консенсус не всегда работает в периоды кризиса. Нужно иметь смелость идти вперед.

#2 Умение трансформироваться – залог успешного лидерства. Это, прежде всего, умение видеть события в перспективе, желание меняться и способность выстраивать грамотную коммуникацию.

#3 Сегодня руководить процессом и организовывать работу компании должны именно директоры по информационным технологиям. Их роль можно сравнить с работой дирижера симфонического оркестра. Каждый участник важен, но именно ИТ-директор обеспечивает слаженную работу.

Перед круглым столом с Дональдом Трампом, 14 декабря 2016 года

#4 В digital-технологии надо вкладываться – ведь они оптимизируют работу всей компании. Имплементация таких технологий в разные отделы помогает не только им самим эффективнее организовывать свою работу, но и обмениваться идеями и знаниями друг с другом, что в конечном итоге пойдет на благо всем.

#5 Люди говорят, что они любят изменения. Но на самом деле они любят, когда их кто-то меняет.  Сами же меняться, однако, не спешат. В этом смысле они, наоборот, боятся изменений.

#6 Всегда спрашивайте себя, действительно ли вы делаете все по максимуму – быстрее, дешевле, умнее. Если нет – думайте еще.

#7 Ларри нравится идея «есть корм своей собаки» (метафора в английском языке означает – использовать в собственной компании оборудование другой компании). Но я скажу так. Во-первых, никогда не ешьте собачий корм – это вредно для здоровья. Мы должны есть свою пищу – это правильно. Как мы можем отвечать запросам своих клиентов, если мы до сих пор не эволюционировали до потребления человеческой еды? (В ответ на энтузиазм босса использовать оборудование поглощенной Oracle компании Sun Microsystems).

Фото: Getty Images, Legion-media.ru, REX

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России