Парфюмерное путешествие в Марокко

[Красота] [Ароматы][Вкус жизни][Гид по миру]
674
Beauty-редактор Marie Claire Иван Безуглый вспоминает любимые ароматы, посвященные самой благополучной стране Магриба: ее городам, пустыне, океану, людям и явлениям, которые там происходят.

У меня с Марокко давняя любовь – спокойная, обоюдная, без истерик и обязательств. Мы не выясняем отношения друг с другом: соскучились – увиделись, не смогли встретиться – ничего страшного. Это означает лишь одно, что в следующий раз будет еще теплее и долгожданнее. Все началось с первой рабочей командировки в Марракеш (лето 2007 года) и пока закончилось ноябрьским отпуском в Танжере. За девять лет нам удалось много чего услышать, увидеть и узнать друг про друга. У этой страны особенный аромат. Здесь всегда и везде пахнет песком, мятой, кожей и специями. В зависимости от конкретного населенного пункта могут присоединиться солоноватый морской бриз, убаюкивающие благовония, опьяняющий флердоранж или ослиная моча. Окружающий цвет также переменчив: от выцветшей охры и терракоты до ослепительной белизны и синевы. Неизменным лишь остается голос невидимого муллы на верхушке мечети, нараспев приглашающий несколько раз в день всех мусульман к намазу.

Марракеш — сердце Марокко, хоть и не его столица, красное и жаркое. Здесь от изобилия голова идет кругом. В глазах рябит от пестрой керамики, разноцветных джеллаб с кисточками на капюшонах, пирамид из специй и сухофруктов. Едва оставив городскую площадь с ее навязчивыми заклинателями змей, певцами-гнауа и прочими фокусниками-шарлатанами, добровольно теряешься в запутанных лабиринтах рынка «сук». Выбравшись из-под навесов на спасительный солнечный свет, сгибаясь под тяжестью скупленных в азарте торга латунных подносов, глиняных тажинов и сумок из пахучей верблюжьей кожи, хочется все бросить и уехать на первом попавшемся такси до ближайшего оазиса. Хотя бы до завтра, так как противостоять завлекающей силе Марракеша способа пока не придумали. Именно таким – эксцентричным, прямолинейным и очаровательным – кажется мне сырой и ортодоксальный аромат < strong>Marrakech Intense от < strong>Aesop. Бородатый красавец-парфюмер Барнаб Фийон заявляет, когда «жар и страсть утихнут, в шлейфе можно услышать аромат знаменитой виллы Оазис». Той самой, где долго и, по большей части, счастливо жили Ив Сен Лоран с Пьером Берже.

Слева: восточно-цветочный аромат Marrakech Intense, Aesop с нотами жасмина, нероли, розы, сандала, гвоздики, кедра, бергамота и кардамона. Справа: Ив Сен Лоран и Пьер Берже на вилле Oasis на территории Сада Мажорель в Марракеше.

Касба (или цитадель) – это ограниченное стенами крепостное сооружение внутри старого города. Касба всегда находится на возвышении, пряча внутри на одной из своих переплетающихся улочек, которые не берется идентифицировать ни один GPS, обязательную резиденцию короля. Исторически сложилось, что в касбе также жили высокопоставленные чиновники, военные и их семьи. В касбе Танжера, в одной из таких резиденций сейчас открыт гостевой дом Nord Pinus. Всего пять атмосферных сьютов, но все как один с захватывающим и берущим за душу видом на Гибралтарский пролив. С наступлением темноты, когда морская соль и фимиам оседает закоулках медины, и кажется, что на улицу вот-вот выйдет бледнолицая героиня Тильда Суинтон из фильма «Выживут только любовники», в воздухе растекается безнадежно красивый и величественный аромат Casbah от Robert Piguet.

Слева: восточно-пряный аромат Casbah, RobertPiguet с нотами ладана, табака, дягиля, ветивера, черного перца и мускатного ореха. Справа: Касба в Танжере.

Касабланка – моя самая большая любовь. Особенно на фоне того, что люди, едущие в Марокко, почему-то изначально считают ее не интересной. В этом месте я готов гомерически хохотать до тех пор, пока не сжалюсь и не приоткрою им, несчастным по незнанию, завесу в мир прекрасного – от посещения мечети-небоскреба на океане, где ходят босиком и на цыпочках до поиска всех главных, белых, архитектурных сокровищ города. И это не считая знаменитых сладостей в районе Хубус и улиток в пряном бульоне, которыми лакомятся местные по вечерам прямо на набережной. Бурлящий от своей значимости белый город, расположившийся на Атлантике, умеет быть хрупким и трогательным, особенно на рассвете. Как запах ароматической свечи Casablanca Lily, Ormonde Jayne. Первые данные о цветах лилии восходят к временам Древнего Рима, когда их употребляли в пищу и использовали в медицине. Являясь священным символом, лилия была обязательным атрибутом богинь Венеры, Дианы и Юноны. Легенда гласит, что когда Юнона кормила сына Геракла грудным молоком, пара капель упали мимо. Молоко, которое попало в небо, превратилось в Млечный Путь, а молоко, упавшее на землю, проросло белыми лилиями. Из всех лилий, именно сорт «Касабланка» считается у цветоводов самым завидным и обожаемым.

Слева: растение Lilium Casa Blanca. Справа: свеча с насыщенным цветочным ароматом Casablanca Lily включает масла лилии, иланг-иланг и бергамота (все свечи Ormond Jayne состоят из дорогих масел и эссенций, а также секретных ингредиентов, замедляющих процесс горения).

Уарзазат с его пейзажами, крепостями цвета карамели, уникальным природным освещением и идеальным климатом в свое время «соблазнил» кинематограф. Здесь снимали «Марокканского всадника», «Али-Бабу и 40 разбойников», «Лоуренса Аравийского», «Жемчужину Нила», «Гладиатора», «Небесное королевство» и многие другие фильмы. Марка Comme des Garcons пошла традиционно другим путем и выбрала город в герои за другие заслуги. В парфюмерной линии Series 3 Incense ароматы посвящены пяти религиям – католицизму, православию, индуизму, буддизму и исламу. Запах последнего, как раз, и отображен в мирном и медиативном аромате Ouarzazate. Он пахнет розами в местных каньонах, финиками и хной по берегам реки Драа, маренным деревом касбы Телуэт и ладаном из мечети, куда нам с вами никогда не попасть.

Слева: восточно-древесный аромат Series 3 Incense: Ouarzazate, Comme des Garcons с нотами мускуса, ванили, ладана, кашмерана, гуаяка, аниса и красных ягод. Справа: город Уарзазат.

Шарги – это юго-восточный обжигающий ветер, который приходит в Марокко в последние два месяца лета. Начинается он внезапно, повышая за пару часов температуру воздуха до 50 градусов. Дует шарги из пустыни Сахара, принося с собой угнетающий жар, красную пыль и желтый песок. Ветер всегда усиливается после полудня, слегка ослабевая ночью, активен скачкообразно (2 или три дня подряд, затем небольшой перерыв). По ощущениям напоминает горячий фен в лицо. Адепт Марокко и парфюмер Серж Лютанс не отказал себе в удовольствии выразить почтение природной стихии. Аромат Chergui и вправду получился горячим, властным и текстурным, колючим от безжалостно нападающих песчинок, но прекрасным в своей реалистичности.

Слева: восточно-пряный аромат Chergui, SergeLutens с нотами табака, меда, сандала, амбры и сена. Справа: «Песчаная буря в пустыне», акварель, Гу Юань, 1995 год.

Легендарный стилист и влиятельный обозреватель моды – Диана Вриланд – всегда обожала Марокко с его красками, запахами и людьми. Все 60-е она провела в Марракеше в поисках вдохновения. Именно с оглядкой на нее туда перебрался и Ив Сен Лоран.  Александр Вриланд – внук Дианы и создатель парфюмерной марки Diana Vreeland – вспоминает годы, проведенные там с бабушкой: «Она была патологически романтична и пыталась романтизировать все вокруг. Бабушка была уверена, что в школу я добираюсь на ослике или верблюде, и мне совсем не хотелось ее расстраивать, что на самом деле это ржавый автобус. Я переехал из Марокко в Европу десятилетним мальчиком, но уже тогда мне было понятно, что я лишился праздника из запаха и вкусов». Один из трех ароматов коллекции Outrageous – Daringly Different – он посвятил тем волшебным временам. Получилось правдиво, ярко и безумно: как будто вы обули замшевые бабуши, накинули восточный кафтан и отправились на базар пополнять запасы зиры.

Слева: Диана Вриланд дома в Марракеше, 60-е годы. Справа: кожаный аромат Outrageous: Daringly Different, Diana Vreeland с нотами ириса, розы, уда, бобов тонка и кожи.

К сожалению, отель Continental, построенный в Танжере еще в 1865 году и облюбованный в свое время Дега, Черчиллем и Керуаком, приходит в запустение. Заняв выгодное положение лицом к лицу со Средиземным морем, вооружившись издыхающей ностальгией, шармом и потускневшим величием, отель спасается разве что наплывом забредших гостей на террасу. Здесь в окружении буйной мозаики, разгорающихся углей в жаровнях, доносящихся благовоний из медины и свежей мяты в приторно сладком чае неторопливо встречаешь и провожаешь паромы в Тарифу, слушаешь крикливых чаек и предаешься воспоминаниям. Прямо как с ароматом La Fumee Maroc от Miller Harris, где захватывающая суматоха марокканского базара не спеша сменяется негой шелковых подушек и булькающим под боком кальяном на черносливе и кураге.

Слева: восточный аромат La Fumee Maroc, Miller Harrisс нотами сухофруктов, розы, ладана и древесины. Справа: отель Continental в Париже.

Вдохновением для аромата Sable Marocain от Phaedon стал традиционный для стран Магриба конкурс «Фантазия». Как правило, это показательные выступления конных наездников во время культурных фестивалей или свадебной церемонии. Название «Фантазия» было придумано больше для туристов, оригинальное же название lab el baroud переводится как «игра пороха». Перформанс включает группу всадников в традиционной одежде, которые скачут на лошадях по идеальной линии с одинаковой скоростью, паля в небо одновременно из нескольких мушкетов. Мастерство исполнения заключается в синхронизации движения лошадей по песку и серия выстрелов, которые будут услышаны как один залп. У аромата это получилось также виртуозно – несмотря на такие разные компоненты, так и норовящие быть затоптанными подковами копыт, запах выстреливает в самое сердце.

Слева: восточно-фужерный аромат Sable Marocain, Phaedon с нотами лабданума, имбиря, какао, ветивера и копайского бальзама. Справа: конная церемония в городе Уджда, Марокко.

Мечеть Али ибн Юсуфа в Марракеше является одной из исторически важных архитектурных сооружений. Она построена в честь одного из правителей Марокко, который по сегодняшний день чтят как одного из семи святых покровителей. Мусульмане почитали его за смирение, глубокую веру, праведный образ жизни и вечную любовь к своей жене – принцессе и поэтессе Тамиме. Несмотря на свою дерзость характера, принцесса была верной, открытой, мечтательной и самоотверженной девушкой. Именно эти черты ее характера так правдоподобно отразили в многоликом аромате Tamima («талисман» с арабского языка) парфюмеры из Moresque.

Слева: восточно-пудровый аромат Tamima, Moresque с нотами нероли, шалфея, розы, уда, эвкалипта и ванили. Справа: архивное фото берберской супружеской пары

Один из крупнейших рынков специй находится в Агадире. Тысячи видов специй влекут своим цветом, запахом или необычным видом из просторных тазиков, холщевых мешков и плетеных корзин. Суданский перец, острая на язык хариса, ярко-желтая куркума, хрупкий и кучерявый шафран, черноокий кумин, ароматный тмин, маринованный лимон, кориандр, кунжут, белый перец. Каждая доза продавец взвешивает отдельно и бережно упаковывает в скромный бумажный кулек. Я совсем не готовлю, что не мешает мне бродить по рынку и любоваться пряностями, что лишь только раззадоривает темпераментных старцев. Когда хочется обойтись без излишнего шума, я просто вдыхаю Noir Epices, Editions de Parfums Frederic Malle наедине с собой. Шума-гама ноль, а удовольствие то же самое. 

Слева: восточно-пряный аромат Noir Epices, Editions de Parfums Frederic Malle с нотами герани, апельсина, мускатного ореха, корицы, гвоздики и ванили. Справа: специи на рынке Агадира.

Не знаю как вам, но я, санкции там или нет, признаю только одни апельсины: те самые из далекого детства, с черным ромбиком на боку, сочные, сладкие и готовые вот-вот лопнуть брызгами сквозь пупырчатую кожицу. Мое сердце дрогнуло, когда я впервые попал в Марокко в 2007 году: апельсины тоннами висели на деревьях, падали на землю и там же догнивали, катились по дороге под колесами мотоцикла и никто их не ел. Я бережно собирал их в подол рубахи и хранил в своем номере Palais Rhoul до самого отъезда. Аромат Eau de Tarocco, Diptyque всколыхнул забытые эмоции. Он цитрусовый, но именно с тем сладким апельсином, который все детство упорно чистишь замерзшими на морозе пальцами.

Слева: Марокканские апельсины. Справа: фужерно-пряный аромат Eau de Tarocco, Diptyqueс нотами сладкого апельсина, болгарской розы, корицы и шафрана.

Фото: архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2017
Princess