Интервью с дизайнером Lanvin Альбером Эльбазом

[Мода] [Интервью]
19
Самый обаятельный человек в fashion-мире – дизайнер Lanvin Альбер Эльбаз – говорит с Ольгой Зарецкой о неожиданных вещах: связи между едой и креативностью, сломанных руках, чувстве юмора у женщин, сексе и любви. Он нарисовал в ее блокноте свой собственный мир, который совсем не похож на реальный

Эльбаз в наглухо, даже на пуговицу под воротником, которой никто не пользуется, застегнутом черном тренче сидит в углу ресторана Barlotti в ЦУМе – а вокруг ни тени еды. Вообще никаких признаков того, что в мирное время здесь что-то готовят. Все убрали. Я уже много лет влюблена в этого человека – он добрый, танцует, шьет платья, которые мне идут (у меня рост 160 см и большая грудь, что требует портновского мастерства старой школы), у него все в порядке с чувством юмора, что для fashion-человека большая редкость. Но, кажется, он сейчас заплачет. В платье нет смысла, если его некуда надеть – оно существует для того, чтобы в нем have fun. Я спрашиваю у Эльбаза, что такое этот fun, а он, как будто не расслышав, начинает рассказывать мне историю – издалека.

– Я сижу на диете. Три недели назад начал все эти упражнения. И вот в Париже в субботу я иду вдоль Сены и думаю, думаю – о миллионе вещей, которые мне надо сделать. И это надо, и то. Споткнулся и упал, выбил локоть, и меня заковали в гипс на три недели. Так вот – это был не fun.

Ему приносят чашку кипятка и пакетик чая (ничего особенного, Grienfield, если не ошибаюсь), и он просит: «А можно, пожалуйста, еще чашку кипятка, и я поделюсь. Это потрясающая вещь – зеленый чай и л-о-т-о-с!» Надо было слышать, как он произнес это слово: «л-о-т-о-с».

– Я скажу вам: все, кроме гипса, было fun. Меня только что освободили. Теперь у меня и fun, и две руки. Только когда у вас одна рука, вы начинаете понимать, что на самом деле их нужно две.

Фотография Getty Images

– Но это же была левая. Кому нужна левая рука?

– Нужна, нужна! Хотя, впрочем, даже без правой можно обойтись. Девять лет назад в Лондоне я вышел пообедать – и сломал по дороге правое запястье. Почти два месяца не мог рисовать, а работать надо было. Пришлось все драпировать на моделях. Ну и ничего, за эту коллекцию мне дали премию CFDA – в моде это как «Оскар». Тогда сделал про жизнь вывод: все построено на совпадениях, и если что-то происходит, то неспроста. Сломал руку – сделал лучшую в своей жизни коллекцию. Видите тут карму?

Я вижу карму. А еще вижу, что при слове «рисовать» (а может, я просто сначала недооценила волшебное действие лотоса из пакетика) Эльбаз заметно повеселел. Он как маленький мальчик – с такой непосредственностью он размешивал этот чай в моей чашке. Что он делал, когда был ребенком?

– Рисовал женщин. Настоящих, с натуры, – чтобы сделать женщину, воображение не нужно, все уже сделано за тебя. Вокруг меня и сейчас одни женщины – в Lanvin их 95%. C вами так легко работать!

– Почему?

– Потому что вы очень прагматичные.

– О да!

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love