Королевские драгоценности Элизабет Тейлор

[Life&Love] [Династии][Украшения][Знаменитости]
16587
О богатой коллекции украшений королевы Голливуда слагали легенды еще при жизни актрисы. Каждый экземпляр в ней – отдельное произведение искусства, однако в шкатулке Элизабет Тейлор можно было отыскать и образцы редчайшей исторической ценности.

Ее не зря называли «королевой Голливуда»: блистательная Элизабет Тейлор не только держала собственный двор по обе стороны Атлантики и очаровывала весь мир, но и владела… собственной сокровищницей.

Ее высокий статус в обществе всегда поддерживали драгоценности – кричащие, массивные, эксклюзивные и знаменитые на весь мир. У актрисы была даже собственная тиара, которая венчала все это великолепие из браслетов, брошей, подвесок и колец (всего, по оценкам, ─ более 250 предметов). Убранство из бриллиантов и платины Элизабет подарил ее третий супруг Майк Тодд, и хотя госпожа Тейлор не была монаршей особой, она нисколько не стеснялась выходить в свет в экстравагантном украшении. Сохранились даже архивные фотографии, на которых Элизабет, в той самой тиаре, ведет беседу с принцессой Маргарет – причем, что интересно, сама сестра королевы в тот вечер отказалась от диадем, коих в ее распоряжении, конечно же, было куда больше.

Элизабет Тейлор и принцесса Маргарет на премьере фильма Staircase, 1969 год

И, кстати, о Маргарет. Широко известен и другой прелюбопытный эпизод, случивший между актрисой и Ее Высочеством. В ходе разговора прямолинейная Маргарет бросила взгляд на знаменитое кольцо Элизабет, в котором сиял 33.19-каратный бриллиант, и вдруг сказала: «Это самая вульгарная вещь из всех, что я когда-либо видела».

– Хотите примерить? – не растерялась актриса.

– Да, пожалуйста, – согласилась Маргарет, которая, надев кольцо, еще долго рассматривала камень в лучах света.

Сколько длился этот волшебный момент, точно неизвестно. Но, видимо, прошло достаточно времени, чтобы торжествующая Элизабет подытожила: «Вот видите? Теперь уже не так вульгарно, верно?».

Элизабет Тейлор демонстрирует свое знаменитое кольцо, полученное от Ричарда Бертона, 1968 год

Ювелирная коллекция актрисы состояла из высококачественных изделий, сделанных лучшими ювелирными домами мира ─ от Bvlgari до Cartier. Все они, конечно же, поражали своей красотой, чистотой камней и филигранностью исполнения. Однако Элизабет Тейлор могла похвастаться и кое-чем еще, ведь помимо просто очень дорогих драгоценностей, в ее шкатулке можно было найти настоящие жемчужины ювелирного наследия человечества. Актриса владела  парой-тройкой драгоценностей, прямо или косвенно связанными с самыми известными монаршими династиями в мире. Как Элизабет Тейлор дала вторую жизнь наследию Романовых, Тюдоров и Виндзоров – рассказываем.

Изумруды Великой княгини Марии Павловны

Элизабет Тейлор в изумрудной полупарюре (в комплект входят серьги, ожерелье, кольцо и брошь) на премьере фильма "Блоха в ее ухе", 1968 год
Ожерелье Элизабет Тейлор от Bvlgari, выставленное перед аукционом Christie's, 1 декабря 2011 года

Знаменитую изумрудную полупарюру Элизабет Тейлор от Bvlgari часто называют «Гарнитуром Великой княгини Марии Павловны», однако причины для этого у каждого свои. Одни полагают, что такое название используется просто для удобства, так как драгоценный сет, подаренный Элизабет Ричардом Бертоном, очень напоминает исторические украшения русской аристократии. Другие же считают, что название полупарюры должно восприниматься буквально, так как отчасти эти украшения действительно связаны с наследием Романовых. И вот почему.

По одной из распространенных версий (ее придерживается, например, профессор философии и известный автор Диана Морган), сет хоть и был сделан в Bvlgari в 1960-х годах, некоторые (но не все!) камни в нем ранее принадлежали Великой княгине Марии Павловне. Как известно, во время Революции ей удалось спасти большую часть своих украшений. Какие-то драгоценности она продала из-за нужды в деньгах, остальные же она распределила между своими детьми (читайте также: «Утраченные сокровища Империи: самые красивые тиары Романовых (и где они сейчас)»).

Ожерелье Элизабет, выставленное в Музее Виктории и Альберта, 2014 год

Изумрудная коллекция Великой княгини перешла ее сыну Борису, который, впрочем, очень быстро пожелал продать драгоценности матери. С предложением он было обратился к испанскому королю Альфонсо, но тот лишь посмеялся над Романовым, заявив, что время, когда монаршие дома могли покупать такие экстравагантные драгоценности, – давно в прошлом. Отчасти испанский правитель был прав: в конце концов, изумрудами Марии Павловны так и не заинтересовались в Европе. Зато они очень быстро нашли себе новых хозяек в США.

Богатые американские наследницы в то время готовы были скупать роскошные драгоценности чуть ли не на спор. Борис в конечном итоге продал изумруды матери ювелирному дому Cartier, а уже здесь специалисты изготовили из них великолепные украшения. Первой американкой, завладевшей романовскими самоцветами, стала Эдит Рокфеллер. Следующей обладательницей изумрудов Марии Павловны стала Барбара Хаттон, богатая наследница из семейства Вулвортов. Cartier переделывал для нее украшения с царскими камнями трижды: сначала они сияли в ожерельях, а уже потом перекочевали в замысловатую тиару в ориентальном стиле.

Великая княгиня Мария Павловна. Изумруды из костюма (в нижней части кокошника и в виде подвесок на груди) впоследствии начали свое долгое путешествие по США
Изумруды (огранка была изменена) позднее украсили тиару Барбары Хаттон от Cartier

Некоторые считают, что камни именно из этой тиары частично украсили драгоценности Элизабет Тейлор (сторонники теории утверждают, что огранка была изменена). Конечно, версия эта до сих пор вызывает вопросы (по крайней мере, в официальном провенансе аукциона Christie's, который занимался продажей украшений Тейлор, об этом не говорится ничего), но так или иначе, гипотеза интересная. Полупарюра стала одним из самых узнаваемых экземпляров в коллекции Элизабет, а после ее смерти ушла с молотка за более чем 23 миллиона долларов.

Жемчужина Перегрина

Элизабет Тейлор в историческом костюме и с жемчужиной Перегрина, 1969 год
Ожерелье с жемчужиной Перегрина, выставленное перед аукционом Christie's, 1 декабря 2011 года

Впрочем, если историю изумрудов Элизабет отследить все еще сложно, то некоторые другие ее украшения не вызывают вопросов. Одним из таких стала легендарная жемчужная подвеска, известная во всем мире как Перегрина или «Блуждающая жемчужина». Сегодня ее признают самой дорогой в мире – но не только благодаря Элизабет, ведь на самом деле за свою 500-летнюю историю эта жемчужина успела побывать в коллекциях самых известных королевских домов Европы.

Точная история находки до сих пор неизвестна. По одной из версии, она была найдена африканским рабом в 1513 году в Панамском заливе. По другой, это произошло на несколько десятилетий позже. Но, как бы то ни было, с одним спорить трудно: в те времена это была самая красивая жемчужина в мире. Ее вес составлял около 56 карат, а грушевидная форма поражала своей правильностью и изяществом. Неудивительно, что столь ценный экземпляр очень скоро попал в коллекцию будущего испанского короля Филиппа II, который сделал ее подарком своей невесте Марии I Тюдор ─ той самой кровавой Мэри, правившей Англией.

Мария I Тюдор
На портретах королева часто изображалась с любимой жемчужиной

Пожалуй, именно Мария придала жемчужине мировую известность. Вещица так полюбилась английской королеве, что украшение неизменно присутствовало чуть ли не на каждом ее портрете. После ее смерти подвеска стала частью королевских драгоценностей Испании и еще долгое время почиталась женами местных королей.

И все же жемчужину неспроста называют блуждающей: в конце концов, она навсегда покинула Испанию, когда, прихватив драгоценность, из страны бежал король Жозеф Бонапарт, старший брат Наполеона. Он же впоследствии передал Перегрину своему племяннику ─ будущему императору французов Наполеону III.

Элизабет Тейлор в Лос-Анджелесе, 1992 год
Перегрина, выставленная после смерти актрисы

Но и во Франции жемчужина оставалась недолго. За нехваткой денег император продаст ее герцогам Аберкорнам, у которых Перегрина будет находиться вплоть до 1969 года, пока ее не выставят на аукцион. Так драгоценность закончит свою аристократическую  историю: ее новым владельцем станет Ричард Бертон. Точнее, его дорогая жена Элизабет Тейлор.

Кстати, эта жемчужина обладает редчайшим талантом не только путешествовать по всему миру, но и… теряться. Известно, что еще в период владения Перегриной Аберкорнами вещица терялась дважды: в Букингемском дворце и в Виндзорском замке. Да и сама Элизабет Тейлор однажды умудрилась потерять ее в одном из гостиничных номеров (пропажа нашлась в пасти ее собаки). Все дело было в том, что 56-каратная жемчужина была слишком тяжелой для цепочек, на которых она висела. Так что решение Элизабет сделать Перегрину частью массивного ожерелья с рубинами отчасти диктовалось и практическими соображениями.

После смерти актрисы Перегрина также ушла с молотка Christie’s ─ за 11 миллионов долларов.

Брошь принца Уэльского

Элизабет Тейлор в эфире шоу Aspel and Companу, 1988 год. К ее груди приколота брошь принца Уэльского

Если у Элизабет Тейлор и была конкурентка по части одержимости драгоценностями, то это точно была герцогиня Виндзорская Уоллис, жена несостоявшегося короля Эдуарда VIII. Уоллис любила украшения страстно, обладая великолепным талантом смешивать в одном образе самые вычурные свои драгоценности и выглядеть при этом элегантно и уместно (читайте также: «Стиль Уоллис Симпсон: уроки элегантности от герцогини Виндзорской»).

Подобно мужьям Элизабет, герцог Виндзорский также стремился запечатлеть самые важные моменты его любви к Уоллис с помощью украшений. Одно из самых символичных Дэвид подарил Уоллис, еще пребывая в законном статусе принца Уэльского. В 1935 году госпожа Симпсон получила от наследника великолепную брошь из 18-каратного золота, выполненную в виде трех перьев, полностью инкрустированных бриллиантами. Это был геральдический символ, которым уже не одно столетие пользуются принцы Уэльские. Именно так наследник престола желал показать возлюбленной, что, несмотря на протесты в семье и в Парламенте, он женится на ней и, что важнее, обязательно сделает ее английской королевой.

Конечно же, этим планам не суждено было сбыться. Эдуард отрекся от престола, и с тех пор их принадлежность к королевской жизни подтверждали разве что дома со слугами и потрясающие украшения Уоллис. Брошь принца Уэльского оставалась при ней всю жизнь, но, кажется, ее главной поклонницей была отнюдь не герцогиня, а Элизабет Тейлор.

Герцогиня Виндзорская Уоллис и брошь принца Уэльского
Брошь принца Уэльского, принадлежавшая Уоллис, а затем Элизабет. Выставлена перед аукционом Christie's, 1 декабря 2011 года

Актриса и ее супруг Ричард Бертон водили тесную дружбу с Эдуардом и Уоллис, и, быть может, не было такой встречи между парами, чтобы Элизабет не похвалила брошь герцогини. Возникает вопрос: почему? Ведь в коллекции Уоллис были и куда более интересные образцы. Но, возможно, ответ кроется в символизме украшения. Известно, что Ричард и Элизабет часто сравнивали свою историю с романом Эдуарда и Уоллис. К тому же, сам Бертон был валлийцем, что тоже играло свою роль.

Сама Уоллис, в конце концов, даже дала Элизабет разрешение на то, чтобы сделать реплику украшения, но госпожа Тейлор так и не приняла этого предложения. Поворотный момент случился с 1987 году, когда после смерти герцогини ее украшения были выставлены на аукцион Sotheby's. Пожалуй, это была самая главная покупка в жизни Элизабет: желание актрисы получить брошь покойной приятельницы было столь велико, что ей удалось увести его прямо из-под носа принца Чарльза, который тоже участвовал в аукционе.

Тогда Элизабет поклялась, что будет носить королевскую брошь только в самых исключительных случаях. Драгоценность досталась ей за 620 тысяч долларов. После ее смерти она уйдет с молотка в два раза дороже.

Бриллиант Тадж-Махал

Элизабет Тейлор в 1992 году
Ожерелье от Cartier с бриллиантом Тадж-Махал, когда-то принадлежавшее Элизабет Тейлор и индийской аристократии. Выставка перед аукционом Christie's, 1 декабря 2011 года

Массивный бриллиант в форме сердца с надписями на фарси стал, пожалуй, самым экзотичным украшением в коллекции Элизабет. И да, к знаменитому мавзолею в Индии этот камень имеет самое непосредственное отношение. Считается, что в 17 веке это украшение принадлежало падишаху Империи Бабуридов Шах Джахану, который получил его от отца и преподнес затем своей самой любимой жене Мумтаз-Махал (именно в память о ней и построен Тадж-Махал).

Ювелирный дом Cartier приобрел камень в начале 20 века, поместив его в массивный каркас из золота и рубинов. Особого внимания заслуживает золотой «шнурок» ─ ювелиры желали добиться максимального сходства с шелком.

Ричард Бертон позирует с подарком для супруги, 1972 год

Это украшение, как несложно догадаться, для Элизабет также приобрел Ричард Бертон, который впоследствии шутил, что ему хотелось бы подарить жене сам Тадж-Махал, но его было бы слишком сложно перевезти в США. Сейчас этот бриллиант также известен под названием «Сердце Тейлор». После ее смерти он был продан на аукционе Christie’s частному коллекционеру за более, чем 8 миллионов долларов. Впрочем, через некоторое время покупатель решил оспорить покупку, заявив, что на самом деле этот бриллиант не принадлежал Шах Джахану, а Christie’s… неожиданно пошел клиенту на встречу.

С тех пор аукционный дом судится с трастом Элизабет Тейлор, который, впрочем, утверждает, что Chrisitie’s не имели права рекламировать бриллиант как собственность индийских монархов, так как гарантий этому никто не давал. Так действительно ли камень имеет ту романтичную историю, которая была распространена при жизни Элизабет? Вопрос остается открытым.

Фото: Getty Images, Rex

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюнь 2019
Coming Out