Утраченные сокровища Империи: самые красивые тиары Романовых (и где они сейчас)

[Стиль жизни] [Династии][Украшения]
85776
Показываем самые драгоценные образцы ювелирного наследия российской императорской семьи и рассказываем, что с ними произошло после свержения монархии.

Судьба тиар российской императорской фамилии, как, впрочем, и других украшений Романовых, сложилась незавидно – если не сказать трагически. Некоторым образцам русского ювелирного искусства повезло: одни попали в частные руки практически невредимыми, другие нашли для себя новых хозяек голубых кровей (например, британскую королеву Елизавету II), а на одну из них даже может взглянуть любой желающий, оказавшийся на выставке Алмазного фонда.

Фото, сделанное советской комиссией в 1920-х годах при оценке ювелирами драгоценностей царской семьи. Многие из них бесследно утрачены

Впрочем, дошедшие до наших дней тиары и диадемы российских императриц и великих княгинь – это лишь крупицы утраченного драгоценного наследия Романовых. Многие украшения императорской семьи – а их было немало – были разобраны и распроданы советским правительством на аукционах или же бесследно утрачены. Всегда богато украшенные, помпезные, по-своему трактующие европейскую моду, – романовские тиары было практически невозможно спутать с украшениями других королевских домов: неслучайно многие такие убранства впоследствии получили романтичное название tiare russe или же более неудобное для европейцев – kokoshnik. Так же до сих пор величаются даже современные тиары, которые по форме напоминают традиционный русский головной убор.

Так как же трактовали европейскую моду на тиары придворные ювелиры Романовых? Показываем на примере самых красивых и величественных царских диадем.

Tiare russe

Художественный портрет Николая II, его жены и его матери. На Александре Федоровне и на Марии Федоровне - типичные образцы русской тиары

Так что же такое классическая русская тиара, которая вдохновляет коронованных особ и ювелиров по всему миру вот уже не одно столетие? Сами по себе, такие диадемы представляют собой гибкие ободки, из которых будто рассеиваются бриллиантовые «лучи». На Западе такой вид тиар иногда называют франж – дословно «бахрома». Но, строго говоря, суть их одна и та же.

Главная прелесть таких украшений в их универсальности: русские тиары создавались таким образом, чтобы их можно было носить и самостоятельно, и нашивать на кокошник, и надевать как ожерелье. Считается, что такие тиары вошли в моду при дворе Николая I. Сегодня убранства, выполненные по образу и подобию tiare russe, можно найти практически во всех монархиях мира – от монакской и до японской.

Императрица Мария Федоровна в русской тиаре
И ее невестка - императрица Александра Федоровна, также в русской тиаре, несколько отличающейся по рисунку "лучей"

Говоря о том, каким модным влиянием обладала российская царская семья, нельзя не рассказать об истории появления собственного «кокошника» у британской королевской семьи. Известное убранство, в котором часто можно видеть Елизавету II, впервые было подарено английской принцессе Александре Датской – будущей королеве Великобритании. Это был подарок от группы придворных аристократок, желающих удивить принцессу Уэльскую по случаю ее серебряной свадьбы с наследником престола. Когда же Александру спросили, что бы она хотела получить, Ее Высочество рассказала об очень модной тиаре, которую носят в России, – о кокошнике.

Александра знала, о чем говорит: такие кокошники носила ее родная сестра – российская императрица Мария Федоровна.

Императрица Мария Федоровна в русской тиаре. Фрагмент портрета (худ. И.Крамской)
И фото принцессы Александры в ее "Кокошнике" от Garrard

Для британской принцессы ее собственную tiare russe изготовили в Garrard. Если взглянуть на портреты двух сестер в бриллиантовых кокошниках – будущей королевы Англии и российской императрицы, то можно еще раз удивиться, какой же силой обладают гены монарших особ. Впрочем, Александра Датская все равно носила свою тиару, скорее, на подобие коронета, чем традиционного кокошника. Досадную ошибку будут исправлять уже Мария Текская и ее потомки.

Елизавета II в "Кокошнике" королевы Александры

Сложно посчитать, сколько именно таких тиар было в коллекции Романовых. Если взглянуть на портреты двух последних императриц, а также на фото изъятых большевиками царских драгоценностей, то можно увидеть, как минимум, две такие диадемы: одну с более острыми «лучами» и вторую – с более округленными. Возможно, каждая императрица владела собственными образцами. Что случилось с этими тиарами после Революции, точно неизвестно: возможно, их функция трансформера сослужила им плохую службу, ведь таким образом их было легче разобрать и распродать по частям.

Диадема Марии Федоровны

На западе ее еще любят называть «русской подвенечной тиарой», и неспроста – именно в ней выходили замуж несколько поколений императорских невест, начиная со второй половины 19 века. Девушки надевали эту треугольную диадему вместе с императорской венчальной короной и прочими украшениями, выдававшимся им специально к свадьбе. В своем роде это была уникальная традиция: в то время как европейские невесты приветствовали разнообразие (например: «Свадебные тиары британской королевской семьи»), русские доводили преемственность своих подвенечных образов до абсолюта.

Впрочем, изначально эта тиара изготавливалась совсем не как подвенечное украшение. Ее условным годом «рождения» считают 1800 год, создателем – Якова Дюваля, а первой владелицей – Марию Федоровну, супругу императора Павла I. Как пишет в одной из своих книг искусствовед Лилия Кузнецова, изначально диадема также была украшена свисающими у висков нитями – на манер древнерусских рясн. Чистейшие бриллианты разного калибра и огранки были привезены из Индии и Бразилии, а их совокупный вес составлял около 1000 карат!

Великая княжна Мария Павловна в диадеме Марии Федоровны после венчания с Вильгельмом, герцогом Сёдерманландским, 1908 год
Венчание Николая II и принцессы Александры, 1894 год

Центральный ряд представляет собой подвижно свисающие бриолеты, резво качающиеся при малейшем движении головы. Впрочем, главным «героем» украшения остается всего один, солирующий бриллиант нежно-розового цвета весом в 13.35 карат. Изначально редкий экземпляр был вставлен в основание, на дне которого располагалась цветная фольга – излюбленный прием ювелиров тех лет, за счет чего бриллиант казался кроваво-красным. Лишь много лет спустя был обнаружен истинный цвет камня, уловить который неподготовленному глазу едва ли легко.

Этой диадеме очень повезло: она удачно пережила Революцию, и сегодня является ценнейшим экспонатом Алмазного фонда в Кремле. Взглянуть на нее можно и сегодня. Опыт уникальный, учитывая, что диадема Марии Федоровны – единственная оригинальная тиара Романовых, находящаяся в России (по крайней мере, официально).

«Колосья»

Оригинальная диадема с колосьями - фото сделано в 1927 году специально для аукциона "Кристи", на котором было продано множество фамильных украшений Романовых

Еще один шедевр, сделанный мастерской братьев Дюваль для императрицы Марии Федоровны – к тому времени уже вдовствующей. Эта диадема была одной из любимейших у Ее Величества – что, впрочем, немудрено: убранство отличалось не только оригинальностью, но и филигранностью исполнения. Композиция состояла из шести изящных золотых колосков, стремящихся к центру, между которыми буквально прорастали витиеватые, будто кружевные, стебли льна. Стоит ли даже говорить, что рисунок поражал своей реалистичностью.

Вся тиара была полностью инкрустирована чистейшими бриллиантами, а в ее центре красовался огромный, 37-каратный, лейкосапфир – прозрачный, с едва различимым золотистым оттенком. Как нетрудно догадаться, этот камень символизировал солнце.

Вообще, символизм тиары удивителен. Колосья и лен – знаковые богатства России, и, возможно, не существовало более уместного образа для ювелирных украшений дам из правящей династии.

Копия диадемы, получившая называние "Русское поле", которая сейчас хранится в Алмазном фонде

Говорят, что эта диадема очень ценилась императорской семьей, впрочем, спустя столетие уже новая власть не придала «Колосьям» какой-либо исторической или художественной ценности – и продала ее на лондонском аукционе «Кристи» в 1927 году вместе с другими царскими драгоценностями. Ее дальнейшая судьба неизвестна, однако в 1980 году советские ювелиры (В. Николаев, Г. Алексахин.) постарались воссоздать утерянное украшение – и создали реплику из золота, платины и бриллиантов, которая получила название «Русское поле». Эта тиара, конечно же, отличается от оригинальной: в ее центре сверкает золотистый бриллиант, рисунок кажется «крупнее», а общий размер убранства – меньше. И все же эта работа дает прекрасное представление о том, как выглядела первоначальная диадема Марии Федоровны. Полюбоваться на реплику также можно в Алмазном фонде.

Жемчужная диадема

Жемчужная диадема авторства ювелира К.Болина

Для удобства ее любят называть «Русской красавицей», однако это название не совсем корректно. Да, «Русская красавица» действительно существует – но, как и в случае с «Русским полем», она – только лишь реплика, искусно воссозданная ювелирами В. Николаевым и Г. Алексахиным в 1987 году. Впрочем, источник вдохновения советских мастеров вполне реален: им стала бриллиантовая тиара с подвесными жемчужинами, изготовленная по заказу императора Николая I для его супруги Александры Федоровны. Автором драгоценного шедевра, который в наши дни не может не вызывать ассоциаций с Кембриджскими «Узелками любви», стал придворный ювелир Карл Болин.

История этого убранства захватывающая: жемчужную диадему авторства Болина можно считать своеобразным символом тогдашней моды на все русское и нарочито национальное, буквально навязанной столичным модницам «сверху». По своей форме тиара напоминала типичный кокошник, а ее самым узнаваемым элементом стал стройный ряд из 25 крупных натуральных жемчужин, отобранных Болиным из «ненужных» коронных драгоценностей (в «Русской красавице» мы видим уже искусственный жемчуг).

Копия тиары Болина, изготовленная ювелирами Николаевым и Алексахиным. В настоящее время хранится в Алмазном фонде. Именно она и носит название "Русская красавица"

Убранство мгновенно стало числиться коронной драгоценностью, однако великолепие ее было столь велико, что предпоследняя российская императрица, Мария Федоровна (жена Александра III) в определенный момент даже стала хранить ее в своих покоях. Как пишет историк-искусствовед Лилия Кузнецова, диадема лишала дара речи даже иностранцев: так, по ее мнению, в начале 20 века именно этим венцом вдохновлялся дом Cartier, когда создавал собственный жемчужно-бриллиантовый кокошник, известный на весь мир.

Знаменитый кокошник от Cartier 1908 года, возможно, вдохновленный Жемчужной диадемой

В 1919 году Мария Федоровна бежала из России, прихватив с собой исключительно повседневные украшения. Самые же драгоценные образцы, включая тиару Болина, были присвоены большевиками и впоследствии проданы на аукционах – так, жемчужная диадема ушла с молотка «Кристи» в 1927 году. Считается, что украшение было куплено фирмой Holmes & Co., а затем перепродано 9-му герцогу Мальборо (двоюродному брату Уинстона Черчилля), который приобрел русскую тиару для своей второй жены Глэдис Мэри Дикон.

Глэдис, герцогиня Мальборо, в Жемчужной диадеме

Правда, в Великобритании убранство пробыло недолго – в конце 1970-х оно вновь было выставлено на торги, и на этот раз его владелицей стала сама… Имельда Маркос, Первая леди Филиппин. Считается, что Имельда не имела ни малейшего понятия о том, какой невероятной историей обладает эта вещица. Некоторые даже считали, что Первая леди разобрала тиару. Впрочем, сегодня известно, что «кокошник» цел и находится в Центральном банке Филиппин, ожидая, как говорят, очередного аукциона. Вернется ли прообраз «Русской красавицы» когда-нибудь в Россию?

Владимирская тиара

Владимирская тиара в ее оригинальном виде - с жемчужными подвесками

Не менее громкая и остросюжетная история охватывает и тиару, названную Владимирской. Это убранство знают многие, ведь сегодня его хозяйкой является чуть ли не самая знаменитая женщина в мире – британская королева Елизавета II, которая в свою очередь получила ценное убранство от своей бабушки, королевы Марии Текской, известной любительницы дорогих украшений. Но как же русская тиара попала в Англию?

Великолепное убранство, представляющее собой изящное переплетение из 15 бриллиантовых колец, в центре которых свисает по одной массивной грушевидной жемчужине, – это очередное творение мастерской Болина. Его придворным ювелирам в 1874 году заказал великий князь Владимир Александрович – сын императора Александра II – для своей невесты Марии Павловны в качестве подарка на свадьбу. По имени великого князя теперь и называют тиару – Владимирской.

Великая княгиня Мария Павловна во Владимирской тиаре, 1880 год

Мария Павловна обожала разного рода драгоценности, а ее двор был одним из самых богатых в России – что, как говорят, сильно беспокоило действующую императрицу, Александру Федоровну. К тому моменту, как грянула Революция, Великой княгине удалось скопить огромную коллекцию фамильных украшений. Их большая часть осталась в ее основной резиденции – Владимирском дворце. Однако делиться своими сокровищами с большевиками Мария Павловна, мягко скажем, не желала.

Придворные связи Великой княгини сослужили ей хорошую службу: видя отчаяние Марии Павловны, один из близких друзей ее семейства, антиквар и дипломат Альберт Стопфорд, который, как говорят, также тайно работал на британскую разведку, проник в покои княгини во Владимирском дворце и вывез из Петербурга в Лондон большую часть ее драгоценностей. В том числе и бриллиантовую тиару.

Мария Текская во Владимирской тиаре
...И ее внучка Елизавета II

После смерти Марии Павловны украшения отошли ее дочерям. Тиара досталась младшей Елене – на тот момент уже супруге греческого принца Николая. Дочь Елены, принцесса Марина, кстати говоря, станет женой герцога Кентского Георга, дав начало известной ветви Виндзорской династии, к числу которых сегодня принадлежат, к примеру, принцесса Майкл Кентская или же леди Амелия Виндзор. Однако до Кентских диадема так и не дойдет – испытывая недостаток в деньгах, Елена продаст Владимирскую тиару королеве Марии Текской.

Владимирская тиара с "Кембриджскими камнями" - изумрудами
Еще один способ носить тиару - совсем без подвесок

Британская монархиня, несмотря на приличную коллекцию драгоценностей, полюбит новую тиару сердечно: уже после покупки она принесет убранство в мастерскую Garrard & Сo, где жемчужины сделают съемными, а в качестве альтернативы для них подберут каплевидные изумруды – так называемые, «Кембриджские камни». После смерти Марии Текской тиара отойдет ее внучке – королеве Елизавете II, которая и носит ее до сих пор и с жемчужинами, и с изумрудами, и даже «пустой».

Большая бриллиантовая диадема с жемчугом

Императрица Александра Федоровна в Большой бриллиантовой диадеме

Вот уж где русский стиль проявился во всем великолепии. Всегда выигрышное сочетание бриллиантов и жемчуга, элементы популярного в 19 веке стиля lover’s knot и, конечно же, традиционная форма кокошника, – все это объединилось в роскошной Большой бриллиантовой диадеме. Она была изготовлена в начале 1830-х годов, предположительно, придворным ювелиром Яном Готтлибом-Эрнстом для императрицы Александры Федоровны, жены Николая I, – возможно, из старых украшений Марии Федоровны, завещавшей всю свою богатую коллекцию драгоценностей потомкам.

Размер этой тиары поражает: 113 жемчужин разного размера и несколько десятков бриллиантов расположились на драгоценном каркасе высотой в полголовы.

Портрет императрицы кисти Н. К. Бодаревского
Вид диадемы сбоку

Александра Федоровна была первой хозяйкой диадемы, и, по иронии судьбы, последней владелицей тоже стала Александра Федоровна – только уже супруга Николая II. Императрице убранство пришлось особенно по душе – как, впрочем, и все нарочито «русское». При ней же украшение и приобрело мировую известность: так, именно оно венчало голову Ее Величества на открытии I-й Государственной думы.

Диадема, таким образом, безусловно, представляла большую историческую ценность – но не для всех. После Революции она пропала со всех радаров и, предположительно, была продана на аукционе (возможно, все на том же «Кристи» в 1927 году) – не исключено, что для того, чтобы найти покупателей, новые власти разобрали тиару на части.

Сапфировая тиара

История этой диадемы так же остросюжетна и интересна, как и история Владимирской, ведь она в свое время тоже принадлежала Великой княгине Марии Павловне, сумевшей, благодаря своей дружбе с английским дипломатом, вывезти свои сокровища из России.

Великая княгиня Мария Павловна в Сапфировом кокошнике. Портрет кисти Бориса Кустодиева

Массивный кокошник, туго усеянный бриллиантами и украшенный массивными сапфирами, – украшение фамильное, перешедшее в семью Великих князей из коллекции жены Николая I, Александры Федоровны. Некоторые считают, что это убранство – это, по сути, переделанная диадема Ее Величества, которую император преподнес ей в честь их восшествия на престол в 1825 году. По другому мнению, в массивный кокошник вошли лишь сапфиры из коллекции императрицы.

Так или иначе, часть драгоценностей Александры Федоровны перешла по наследству ее внуку, Великому князю Владимиру Александровичу, который и преподнес их своей любимой жене. Кокошник, фотографии которого дошли до наших дней, сделали (или переделали) в Cartier в конце 1900-х годов. Диадема стала частью роскошной парюры, в которую также входили серьги, ожерелье и брошь.

От гнева Революции эту драгоценную тиару также спас уже известный нам Альберт Стопфорд, тайно вынесший драгоценности Великой княгини из ее будуара. Но если новой владелицей Владимирской тиары станет (в конце концов) королева Великобритании, то сапфировый кокошник купит другая королева – румынская.

Королева Мария в Сапфировом кокошнике Марии Павловны, 1931 год
1925 год

По матери королева Мария была тесно связана с Романовыми. Когда разразилась Первая мировая война, румынская королевская семья переслала на сохранение в Кремль многие свои украшения (как, впрочем, и весь золотой запас своей страны). Как несложно догадаться, это была большая ошибка, цена которой оказалось слишком высока. После Революции новое правительство конфисковало королевские драгоценности.

Королева Мария потеряла практически все свои украшения, в том числе и старинные фамильные тиары. Конечно, у ее семьи было достаточно средств, чтобы компенсировать потерю, но, естественно, ни одна новая диадема не могла заменить Марии драгоценности, которые передавались из поколения в поколение. Тогда-то, скорее всего, у королевы Марии и ее родственницы Марии Павловны и возникла идея взаимовыгодного обмена. Первой нужны были фамильные богатства, второй – деньги. Так, сапфировый кокошник Великой княгини стал собственностью румынской королевской семьи.  

Королева Мария с тиарой почти не расставалась, передав ее впоследствии своей младшей дочери Илеане в честь свадьбы. Так кокошник и оставался в королевской семье, пока румыны не почувствовали грядущую войну и политические перемены в собственной стране. На этот раз отправить украшения на сохранение было решено в Великобританию.

Принцесса Илеана в Сапфировой тиаре

После окончания Второй мировой войны монархия в Румынии фактически доживала свои последние дни. Королевскую семью изгнали из страны. Принцесса Илеана с тиарой своей матери отправилась в США, где и продала ее неизвестному покупателю в 1950 году. Судьба ее с тех пор неизвестна.  

И еще несколько восхитительных тиар Романовых:

Диадемы с менее впечатляющей или изученной историей, но ничуть не уступающие прочим украшениям в величественности и красоте. Смотрим и любуемся.

Сапфировая диадема Марии Федоровны

Массивная тиара, изготовленная для супруги Павла I, переходила по наследству долгие годы. По словам Лилии Кузнецовой, украшение было создано все тем же Яковом Дювалем. Основной рисунок диадемы – лавровые листья, что относит нас к модному в тот период стилю классицизма. Украшение полностью инкрустировано бриллиантами, однако главными героями тиары остаются пять крупных сапфиров разной огранки. Вес центрального камня – 70 карат. Судьба тиары после Революции все еще не известна.

Лучистая диадема Елизаветы Алексеевны

Императрица Александра Федоровна в Лучистой диадеме Елизаветы Алексеевны

Необычная V-образная форма этой тиары относит нас к стилистике сказочной, особенно боготворимой в конце 19 века. Впрочем, сама диадема была сделана гораздо раньше – в начале 1800-х годов, и в те времена ювелиры предпочитали опираться на стиль ампир. Ее первой владелицей была императрица Елизавета Алексеевна, супруга Александра I. По свидетельству Лилии Кузнецовой, после ее смерти диадему слегка видоизменили, дабы не вызывать ассоциаций с прежней владелицей. После Революции лучистую тиару, скорее всего, продали.

Изумрудная тиара Александры Федоровны

Императрица Александра Федоровна в Изумрудной тиаре. Фрагмент портрета, худ. Н. Бодаревский

Изготовленная специально для супруги Николая II, эти тиара выполнена в довольно оригинальной для Романовых стилистике, вызывающей ассоциации не столько с русской ювелирной традицией, сколько с французской. Рисунок убранства представляет собой чередующиеся арки и банты.

Центральный изумруд для него был найден в далекой Колумбии и весил 23 карата. Тиара была трансформером, что, скорее всего, и предопределило ее судьбу после убийства царской семьи – в 1920-х годах изумрудный венец Александры Федоровны был продан.

Диадема Кехли

Александра Федоровна в Диадеме Кехли. Фрагмент портрета

Эту великолепную тиару, сапфирово-бриллиантовый рисунок которой часто любят сравнивать с праздничным фейерверком и с традиционными геральдическими лилиями, создали в другой ювелирной фирме при дворе Романовых – Кехли, названной по фамилии ее основателя.

По ней же теперь называют и эту тиару, изготовленную специально для последней императрицы России – Александры Федоровны. Диадема была частью большой парюры, однако после Революции ничто из драгоценного сета новые власти не пожалели – и продали все на аукционе в 1920-х годах.

Жемчужная диадема Марии Федоровны

Императрица Мария Федоровна в Жемчужной диадеме. Фрагмент портрета, худ. Ф. Флеменг

По своей форме это убранство напоминает, скорее, корону, чем тиару, а самым впечатляющим элементом в нем по праву считаются массивные продолговатые жемчужины.

Очень геометричный и лаконичный бриллиантовый орнамент редко встретишь в романовских драгоценностях. Если подключить воображение, то в рисунке можно угадать букву «М» – по имени императрицы Марии Федоровны, для которой украшение и изготавливалось изначально. Это убранство входило в состав драгоценной парюры, судьба которой после Революции пока остается загадкой.

Фото: Getty Images, Rex, Алмазный фонд России

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2018
Street de luxe