Принцесса Диана: «Я резала вены уже во время медового месяца»

[Life&Love] [Принцесса Диана][Династии]
45098
Впечатляющие подробности медового месяца принцессы Дианы и принца Чарльза в 1981 году из первых уст.
Диана и Чарльз во время своего медового месяца

Спустя 10 лет после свадьбы Диана сделала записи, которые легли в основу скандальной биографии «Диана. Ее подлинная история» Эндрю Мортона. Диана потребовала от автора только одного: держать в тайне ее участие в создании этой книги. До самой гибели леди Ди в августе 1997 года Мортон держал свое слово. Однако теперь, спустя 20 лет, стенограмма записей принцессы (а это порядка девяти аудиокассет) стала частью переизданной биографии. И, прямо скажем, эта многочасовая исповедь оказалась еще более шокирующей, чем литературный пересказ Мортона.

Диана и Чарльз в Балморале, где прошла заключительная часть их медового месяца.

По воспоминаниям Дианы, худшие дни медового месяца ждали ее сразу после свадьбы. Пара отправилась в Бродландс, семейное поместье лорда Маунтбеттена, покойного дяди принца Филиппа, отца Чарльза. Здесь новобрачным предстояло провести первую часть медового месяца.

Диана и Чарльз отбывают в Гибралтар для продолжения медового месяца на королевской яхте «Британика».

«Знаете, это был просто мрак. У меня было столько надежд, и они рухнули через два дня».

«Мы прибыли в Бродландс. Вечером второго дня прибыли книги Ван Дер Поста, которые он не читал (Лоренс Ван дер Пост – южноафриканский философ и исследователь, которым восхищался и с которым близко дружил принц Чарльз). Семь книг – все они пришли в наш медовый месяц. Он (Чарльз) читал их вслух, и мы должны были обсуждать их и анализировать за ланчем каждый день.»

Королевская яхта «Британика», август 1981 года, перед тем, как на ее борт ступили Диана, Чарльз и много почетных гостей.

Вторая часть медового месяца Дианы и Чарльза прошла на борту королевской яхты. Оттуда были сделаны знаменитые снимки пары, ставшие частью истории о сказке, которой не было (читайте: Принцесса Диана: «Накануне свадьбы я сказала, что не могу выйти за Чарльза»).

Никто и подумать не мог, что та улыбающаяся молодая женщина по четыре раза на дню переживала приступы жестокой нервной булимии, а по ночам в кошмарах ей являлась соперница.

Принц Чарльз и принцесса Диана в свой первый день на борту королевской яхты «Британика», август 1981 год

Если вы думаете, что «медовый месяц на яхте» означает романтическое плавание вокруг живописных островов вдвоем с любимым (и небольшим штатом прислуги, дабы не отвлекаться на быт), то ошибаетесь также, как ошибалась Диана.

Диана и Чарльз на королевской яхте в медовый месяц.

«Яхта была полна высокопоставленных гостей, 21 офицер и еще 256 человек. Ужины во фраках, важные особы за столом, и пока все ели, в соседней комнате играл военно-морской королевский оркестр. Каждый вечер мы с Чарльзом должны были развлекать высшее общество на «Британии», так что, времени на себя вообще не было. Я поняла, что с трудом с этим справляюсь».

Чарьз и Диана на борту королевской яхты

«К этому моменту моя булимия была уже абсолютно неконтролируемой. Приступы повторялись по 4 раза в день. Все, что я могла найти, я тут же сжирала и через пару минут меня тошнило, - это изнуряло меня. Ну и, конечно, это провоцировало перепады настроения, только что ты была счастлива, и вот уже угрюмо прячешь глаза».

«Помню, я выплакала все глаза в наш медовый месяц. Все было неправильно, и я так устала от этого».

Третья часть медового месяца прошла в Балморале шотландской резиденции Королевы.

«Прямо с яхты мы отправились в Балморал (королевская резиденция в Шотландии). Все были там, чтобы приветствовать нас. И тут меня накрыло окончательно».

«Мои сны были кошмарны. По ночам мне все время снилась Камилла. Она стала моей одержимостью».

«Я не доверяла Чарльзу – думала, он звонил Камилле каждые 5 минут посоветоваться, что ему делать с его браком.

Пытаясь мне помочь, Чарльз подослал ко мне Лоренса Ван дер Поста. Но тот не смог меня понять. Мне делалось все хуже и хуже.

Диана и Чарльз на прогулке в Балморале, сентябрь 1981 года

Чарльзу все время хотелось гулять – ему нравились долгие пешие прогулки по окрестностям Балморала. Его понимание «наслаждения» заставит вас смеяться – он считал, что нет ничего приятнее, чем сидеть на вершине самого высокого холма в Балморале и читать мне Лоренса Ван дер Поста или Карла Юнга. Но вы имейте в виду, что я не имела ни малейшего понятия о психических силах или о чем-то подобном. И я не думаю, что это могло мне помочь.

Чарльз и Диана на прогулке по окрестностям Балморала, октябрь 1981 года

Тем не менее, мы ходили, читали, я вышивала свой гобелен, и Чарльз блаженствовал и был счастлив – настолько все это было прекрасно для него.

Чарльз восхищался мамой, трепетал перед отцом, а я всегда была для него третьим человеком в комнате. Никогда не было такого: «Дорогая, хочешь выпить?» Всегда было так: «Мамочка, Вы хотели бы выпить? Бабушка, Вы хотели бы выпить? Диана, а ты?» Ладно, нет проблем. Но меня нужно было сразу предупредить, что это нормально, потому что я-то, по глупости, всегда думала, что жена стоит на первом месте.

Диана с Чарльзом и Елизаветой II на мероприятии в Балморале, осень 1981 год
Принцесса Диана на одном из мероприятий осенью 1981 года

Моя бабушка, леди Фермой (близкая приятельница королевы-матери) всегда мне говорила: «Дорогая, вы должны понимать, что их чувство юмора, их образ жизни – другие, и я не думаю, что они вам подойдут». Когда я не пригласила ее на свадьбу, для нее это стало ударом.

Мы оставались в Балморале с августа по октябрь. Я была настолько подавлена в те дни, что даже пыталась порезать запястья лезвием. И все время шел и шел дождь. Я все худела и худела. Люди начали комментировать: «У вас выпирают кости». К октябрю я была в очень плохом состоянии.»

«К октябрю я была в очень плохом состоянии». Принцесса Диана в октябре 1981 года

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2017
Princess