Только не опаздывай: как всегда приходить вовремя

[Life&Love] [Работа над собой]
1257
О том, как при необходимости приходить вовремя, рассуждает психолог Екатерина Игнатова.

Когда я договариваюсь с моей подругой Леной, хозяйкой небольшой сети бутик-отелей, я обычно прихожу как минимум на четверть часа позже и беру с собой книжку. Поэтому, когда Лена появляется спустя еще примерно полчаса, я на нее не особенно злюсь. Я уже привыкла. И я знаю, что когда Лена появляется на пороге, сразу с ней заговорить не удастся: она говорит как минимум по двум трубкам и параллельно пишет e-mail на Blackberry. Согласна, это никуда не годится, но я ее искренне люблю. И у меня есть подозрение, что, возможно, Ленины отношения со временем неисправимы – за последние двадцать лет нашей дружбы она ни разу (!) не приходила вовремя. Психология, правда, считает иначе. Отношения со временем у нас формируются не тогда, когда мы рожаем ребенка и отчаянно пытаемся совместить карьеру, семью, друзей и фитнес, а очень рано – где-то в возрасте от трех до шести лет (считается, что именно в этот период закладываются основы личности и наши фундаментальные представления о жизни). Психологи говорят, что, разобравшись, что именно нами движет, можно, по идее, поменять наши отношения со временем. Тем более что времени не существует – оно, в отличие от дождя и такси, условность, придуманная людьми. Зачем мы вообще начали подсчитывать минуты и часы? Чтобы как-то структурировать свою жизнь, чтобы договариваться о сроках и чтобы играть с этими величинами по своему усмотрению. В психоанализе, например, есть мнение, что Человек Опаздывающий именно что заигрывает со временем, прячется за него, как за щит, или использует его как меч. 

Вопрос № 1: хочу ли я туда идти?

Иногда даже с очень обязательными людьми случается невозможное – они не успевают оказаться в нужное время в нужном месте. Но у них есть убедительное алиби – пробка, затянувшиеся переговоры, заболел ребенок или еще что-нибудь. А бывают ситуации, когда форс-мажор становится системой: гений пунктуальности начинает хронически опаздывать на работу или на встречи с определенным человеком. Не сознательно – но что-то постоянно случается, хватает за ноги, ложится у порога, не дает идти. Мистика? Может быть, но, скорее всего, вы просто не хотите идти на эту работу или видеть конкретное лицо. Бессознательное саботирует процесс, и мы начинаем все делать в два раза медленнее, заведомо неправильно планируем время, беремся за лишние дела, едем не той дорогой и т.п.

Взять, например, мою приятельницу Машу. Девушка крайне педантичная, дочь хирурга и учительницы, она с некоторых пор начала регулярно приезжать на работу в лучшем случае в пол-одиннадцатого. Начало рабочего дня в Машиной компании – 9:30, и до последнего времени она всегда была там в это время как штык. А тут по утрам стали случаться напасти: убегала собака, пропадали юбки, туфли, ключи и бутерброды. Один раз она даже поцарапала чужую машину и была вынуждена два часа разбираться с хозяином и милицией. Маша мне пожаловалась, что у нее не так давно сменился начальник. Этот новый человек с лицом маньяка и несвежим запахом изо рта был явно не силен в управлении, страдал переменами настроения, требовал «то, не знаю что» и постоянно был всем недоволен. Понятное дело, ее опоздания его сильно расстраивали. А Маша, в свою очередь, оттягивала встречу с человеком, который был ей неприятен и которого она, скажем честно, боялась – примерно так же, как некоторые девушки боятся крыс (вроде бы безвредное животное, но непонятно, чего от него ожидать). 

Вопрос № 2: о чем я думала?

Моя бывшая коллега Света занята двадцать четыре часа в сутки, и никто не знает, спит ли она когда-нибудь или вместо этого подзаряжается от зарядки для айфона. Обычно у нее по семь-десять встреч на дню, и она, разумеется, никуда не успевает. Вся ее жизнь похожа на эстафету, где секундная передача палочки заменяет общение. Даже когда она разговаривает с одним человеком, то пишет sms-ку другому, ей в этот момент звонит кто-то третий, а на второй линии ждет четвертый. У Светы все роскошно в карьере – недавно она устроилась пиарщицей на центральный телеканал. Ее суета производит неизгладимое впечатление на работодателей, которые начинают думать, что она еще более успешна и востребована, чем есть на самом деле.

Таких, как она, в каждом офисе минимум по несколько штук. Они спешат, чтобы не думать о том, что у них не получается контролировать. Личная жизнь, проделки родственников – это все очень важно и при этом абсолютно стихийно, непредсказуемо. Поэтому девушки переключаются на много простых дел, которые можно сделать совершенно самостоятельно. Ну и что, что половину из них можно было и не делать? Зато они дают результаты, которые позволяют считать, что это ты управляешь жизнью, а не она – тобой. Но всегда можно себя проверить, задав вопрос: «Если бы я не думала о работе и о том, как до конца дня успеть еще на три встречи, чем были бы заняты мои мысли?» Они были бы заняты бесконечным внутренним диалогом с бойфрендом, который тоже много бегает и потому мало разговаривает? Ну так поговорите с ним – сначала про себя, а потом, потренировавшись, наяву. Это долго и не дает моментального результата – зато явно важнее, чем по дороге с работы заехать в магазин на другом конце города и купить такую зубную щетку, которая нигде больше не продается. 

Вопрос № 3: как будем извиняться?

Другая моя приятельница, юрист Марина, четко знает, когда можно опоздать, а когда нет. Если ее зовут на собеседование или на важные переговоры, она приходит минута в минуту или даже на 15 минут раньше. На свои любимые занятия пилатесом она тоже спешит, как на первое свидание. Улетая в отпуск, она обязательно окажется в аэропорту за два часа до вылета. Другое дело, если Марина встречается с друзьями или собирается увидеться с человеком, который в ней заинтересован больше, чем она в нем. В этом случае она непременно опоздает, да еще и устроит по такому поводу пару-тройку моно-спектаклей. Первый будет показан в том месте, откуда она выезжает. Зрители узнают, куда едет главная героиня и сколько именно времени придется подождать ее собеседнику. Второй спектакль будет дан томящемуся в ожидании – он узнает про отлетевший каблук и аварию, из-за которой весь город встал и не шевелится. Много слов, подкупающе-виноватое выражение лица и обещание никогда больше не опаздывать. В третий раз она подробно расскажет о своем опоздании вечером подруге – мол, какая я необязательная, вечно везде опазываю и ничего с этим поделать не могу, «это, наверное, не лечится». Секрет в том, что все это время она будет говорить – о счастье! – о себе. Разве выгодно Марине при таком раскладе приходить вовремя?.. Ведь тогда она получит в несколько раз меньше внимания, и не исключено, что ей придется гораздо дольше слушать другого.

Те, кому нравится рассказывать о себе байки и быть в центре внимания, проделывают и не такое. Они что-нибудь «случайно» роняют, разливают, ломают. Бессознательная цель их действий – не только обратить на себя внимание, но еще и получить психологическое «поглаживание» в виде прощения. Причина этой ребяческой манипуляции – душевная боль, которая сидит где-то глубоко внутри. История невеселая, но она не мешает вам бесноваться от манеры поведения таких людей. Не волнуйтесь, их можно перевоспитать – перестаньте быть для них мамой с папой, пусть ведут себя как взрослые. У вас выпрашивают прощение и заветное «да ничего страшного!»? Не извиняйте – сердито объясните, как трудно вам было ждать, как вы из-за них всюду опоздали. Поменяйтесь с манипулятором местами – пусть он раз в жизни почувствует, что другому человеку тоже может быть неприятно. 

Вопрос № 4: сколько времени?

Рано утром во дворах многоквартирных домов часто можно увидеть сцену. Мама тащит малыша в сад и приговаривает: «Давай скорее, ну что ты тащишься, как черепаха!» Она не знает, что воспитывает человека, который всю жизнь будет опаздывать.

Маленькие дети имеют довольно смутное представление о том, что такое время. Они также не очень понимают, как именно устроена взрослая жизнь, почему маме надо сейчас спешить на работу, впрочем, и сама «работа» для них совершенно абстрактное понятие. Мама объясняет, что на работе у нее пожар, землетрясение и люди ждут, поэтому надо торопиться. Ребенок улавливает только «надо торопиться». В кино на «Принцессу и лягушку» сегодня не успеваем, переносим все на завтра, но ребенка опять призывают поспешить, потому что надо успеть еще к врачу и в магазин. Он не понимает, почему, но запоминает: «Торопиться – правильно. Так и надо жить». Повзрослев, он организует свою жизнь так, чтобы можно и нужно было все время куда-то спешить. Назначает три встречи в разных концах города на ближайшие два часа, а на сложный день планирует вдобавок дантиста и пьянство с одноклассниками. Он спешит изо всех сил. Он никуда не успевает. У него нервный срыв – дантист рекомендует ему психотерапевта, который лечит мантрой «У меня есть столько времени, сколько мне нужно». После чего – при благополучном раскладе – пациент перечитывает свой ежедневник, расставляет приоритеты и переносит или отменяет те дела, которые все равно не успеет сделать. 

Вопрос № 5: сколько баллов по шкале Рихтера?

Опаздывать можно по-разному. Одно дело – прийти в гости на пятнадцать минут позже, другое – опоздать на самолет. Вы наверняка знакомы с тем, кто опаздывает по-крупному: секретарь в офисе переносит даты его билетов, везет ему забытый в туалете телефон со всеми контактами, извиняется перед принимающей стороной в командировке, куда он так мучительно добирается. Человек-катастрофа постоянно живет на грани между «пан» и «пропал». Время для него – еще один повод испытать судьбу (а также нервы своих друзей и коллег) на прочность. Таких людей психологи называют «пограничниками» – хорошее название, точно объясняет их жизнь на лезвии ножа, на границе дозволенного, на краю пропасти. У меня тоже есть такая знакомая, ее зовут Кати. Она наполовину русская, наполовину француженка, живет между Москвой, где у нее свой маленький бизнес, Парижем, где живут ее родители, и Лондоном, где у нее бойфренд. Никто не зовет ее Кати – только Disaster. Потому что ее все время приходится спасать: то она теряет документы где-то между Бордо и Ниццей и застревает там на неделю, то у нее крадут сумку (я бы тоже украла – она бросила ее на скамейке на вокзале и пошла покупать мороженое). Она не выходит на связь, ее мама сходит с ума. Перевоспитывать Кати и других «пограничников» – дело бессмысленное и неблагодарное, так как чаще всего они отрицают факт существования какой-либо проблемы. По их мнению, с ними все в порядке, а опоздание, грозящее сорвать запланированное за полгода мероприятие, – это пустяк, дело житейское. Бессознательно такие люди стремятся попасть в сложную ситуацию, потому что только в ней им комфортно. В экстремальной обстановке они чувствуют свое «я», которое в спокойной ситуации не видит необходимости высовываться. 

Универсальный ответ: в твоем распоряжении вечность!

Успевает всюду тот, кто никуда не спешит. Можно еще вспомнить совет писателя Андрея Синявского: «Хорошо, когда опаздываешь, немного замедлить шаг». Времени действительно нет – в том смысле, что без нас его не существует. Зато мы существуем – здесь и сейчас, со всеми нашими желаниями, которые мы стремимся реализовать. Некоторые желания для нас важнее всех остальных – как правило, мы в глубине души знаем, какие именно. Если договориться с собой и сконцентрироваться на них, деликатно игнорируя другие, у нас появится гораздо больше свободного времени. А для девушки, как известно, не проблема придумать, на что потратить – хоть время, хоть деньги. 

Источник фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюнь 2017
Fun & drive