Самая неформальная (и грустная) рождественская открытка принцессы Дианы

[Life&Love] [Династии][Принцесса Диана]
23435
Принцесса Диана всегда любила разного рода выходки, позволявшие ей забыть о ее королевском статусе. Так, однажды в Рождество леди Ди решила в очередной раз подчеркнуть: принцесса Уэльская – не самый любимый ее титул.
Принцесса Диана, 1987 год

Единая цветовая гамма, природа или уютная гостиная, теплые свитера и джемперы, улыбки детей, – традиционные рождественские открытки, которые принц Чарльз и принцесса Диана отправляли от имени своей семьи во второй половине 80-х, на первый взгляд, кажутся образцовыми фотокарточками. Некоторые уже догадывались, что этот брак долго не протянет, но, по крайней мере, чувство семейного единения принц и принцесса Уэльские умели играть неплохо (читайте также: «Самые трогательные рождественские королевские открытки прошлых лет»). Впрочем, стоит нам обратить внимание всего лишь на одну из тысячи одинаково «счастливых» открыток и прочитать подпись к ней, как тут же станет ясно: эта очаровательная улыбающаяся женщина на фото уже давно не чувствует себя частью королевской семьи.

Типичная открытка от Дианы и Чарльза: портрет Уэльских вчетвером и подпись. Принцесса, как правило, подписывалась просто «Диана». Но однажды Ее Высочество подписала открытку по-другому

Уникальным снимком одного из экземпляров, отправленного самой Дианой около 30 лет назад, поделился фанат королевской семьи Дэвид Батлер в своем Twitter. «Очень необычно видеть, как Диана подписывает рождественскую открытку своим прозвищем!», – прокомментировал фото молодой человек.

Итак, читаем пожелание, прикрепленное к фотографии: «Желаем вам Счастливого Рождества и Нового года. С большой любовью от нас четырех. Датч и Чарльз». Что? Кто такая Датч?

Очевидно, что Датч – это и есть Диана. Но откуда такое странное прозвище? Спустя 20 с лишним лет после гибели леди Спенсер, многие уже не считают это секретом. Диана присвоила себе столь странное имя еще в детстве, яро настаивая на том, чтобы ее семья, одноклассники и друзья называли ее именно так. А вот любимое многими прозвище «Ди» сама девушка на дух не переносила. Вот что, к примеру, утверждала в 2005 году писательница Беатрис Гормли в биографии принцессы: «Обычно Диана была дружелюбной и доброжелательной, но не когда ее называли Ди. «Скажи это еще раз, – предупреждала она одноклассников, – и ты умрешь! Я герцогиня. Датч»».

Диана, примерно 1967 год
Диана, лето 1970 года

Собственно, Датч – по-английски Duch – это производное от слова «duchess», то есть «герцогиня». Известно, что это прозвище будущей принцессы Уэльской очень нравилось ее семье, которая изначально планировала выдать Диану не за Чарльза (он был «уготован» старшей сестре Саре), а за принца Эндрю. Тогда же в семействе Спенсеров понимали, что, выйдя замуж за среднего сына Ее Величества, Диана станет герцогиней. Так и родилось емкое прозвище Датч (читайте также: «Семейство Спенсеров: кто стоит за трагедией принцессы Дианы на самом деле»).

Одноклассники, кстати говоря, тоже быстро привыкли к пожеланию Дианы. Правда, королевские титулы и ее будущее замужество здесь было не при чем. Как писала все та же Беатрис Гормли, однажды в школе Riddlesworth Hall, где училась Диана, ученики ставили любительский спектакль. Будущую «королеву сердец» тоже позвали в труппу, но так как девочка была очень застенчивой и боялась выступать перед большой аудиторией, ей досталась роль… деревянной куклы (Dutch doll).

«У деревянной куклы не было слов, – пишет Беатрис. – Диана прошлась по сцене, демонстрируя скованные движения, как у куклы. Зал разразился аплодисментами. Так прозвище Датч прилипло к ней еще крепче».

Принцесса Диана поздравляет с Рождеством юных пациентов больницы Great Ormond, 1987 год

Позже принцесса Уэльская сама признавалась биографу Эндрю Мортону, что имя Датч перекочевало и в ее взрослую жизнь. Диана вспоминала разговоры с друзьями и сестрами, неизменно употребляя именно это прозвище. Например, описывая свои отношения с Сарой Фергюсон, реальной супругой принца Эндрю и настоящей герцогиней (интересно, что у Сары тоже есть прозвище – Ферги), леди Ди говорила: «Она всегда повторяла: «Ты не должна волноваться, Датч. Все будет хорошо. Давай я сделаю это, давай я сделаю то…»». Производным от «герцогини» Диану называли и ее сестры. Вот, к примеру, что, по воспоминаниям принцессы, они сказали ей накануне до свадьбы, когда Диана внезапно заявила, что не может выйти за Чарльза: «Не повезло тебе, Датч, ваши портреты уже на всех чайных салфетках, так что, слишком поздно, чтобы отступать».

Датч и Ферги общаются на матче по поло, 1 июня 1983 года

Словом, для принцессы Уэльской, очень дорожившей и гордившейся своим прошлым, это прозвище было так же дорого, как, скажем, фамильная тиара Спенсеров, которую Диана до известного момента носила практически постоянно. В нем копились и приумножались все ее детские воспоминания, надежды, убеждения – все то, чем она определяла себя сама до замужества с принцем Чарльзом. Вот почему это очень короткое прозвище, которым Диана подписала случайную рождественскую открытку, так наглядно иллюстрирует ее самоощущение внутри королевской семьи, которое после рождения принца Гарри ухудшилось во сто крат. Оно позволяло ей хоть на долю мгновения вернуться «к истокам», когда она еще не была ни принцессой, ни замужем за нелюбимым мужчиной, ни одной из самых знаменитых женщин в мире.

Подписывая эту рождественскую открытку, она была всего лишь Датч – той самой девчонкой, готовой растерзать любого, кто назовет ее просто «Ди».

Фото: Getty Images, Twitter (@DavidIs6), Rex, Legion-Media

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2019
Art of Start