Уоллис и Меган: в чем похожи (и чем отличаются) две американки из дома Виндзоров

[Life&Love] [Династии][Меган Маркл]
19231
Звездный биограф Эндрю Мортон в своем новом эссе – о том, как по-разному обошлась судьба с двумя разведенными американками, которых угораздило влюбиться в виндзорских принцев (и почему это хорошо).

Когда Меган Маркл будет с важностью идти к алтарю Капеллы св. Георгия 19 мая, отвлекитесь от хора и прислушайтесь – бьюсь об заклад, что вы услышите недовольное фырканье под землей. Оно будет принадлежать герцогу и герцогине Виндзорским, похороненным на территории замка во Фрогморе, которые наверняка в этот день будут яростно переворачиваться в своих могилах. У них есть на то право: ведь Уоллис Симпсон тоже была разведенной американкой, вышедшей замуж за члена королевской семьи, однако ее судьба – это полярная противоположность судьбе харизматичной Меган Маркл. И жизнь этих женщин является самым ярким свидетельством того, какие изменения произошли в британском обществе – и в доме Виндзоров – за время правления двух последних монархов.

Отношение королевской семьи

Главное, что объединяет Меган и Уоллис и одновременно отличает их друг от друга, – это факт развода.

Как же по-разному к ним относились: бывшая актриса, которая рассталась со своим супругом, продюсером Тревором Энгельсоном, спустя всего два года брака, была тепло принята при королевском Дворе. Вопреки традиции, она была приглашена на Рождество в Сандригем, хотя все еще не считается официальным членом королевской семьи: прогуливалась под руку с женихом Гарри, мило беседовала с герцогом и герцогиней Кембриджскими – причем, формально шла впереди королевской принцессы Анны, герцога Йоркского и принцесс Беатрис и Евгении, невзирая на правило семейной иерархии. Будущая герцогиня даже удостоилась нескольких слов о себе в рождественской речи Королевы.

Меган Маркл и королевская семья Великобритании после рождественской службы в Сандиргеме, 25 декабря 2017 года

Могло ли случиться подобное 80 лет назад? Когда король Эдуард VIII решил, что он не может править Великобританией, как он выразился, «без помощи и поддержки женщины, которую я люблю», он и его будущая супруга Уоллис Симпсон были фактически изгнаны со Двора. На всю оставшуюся жизнь они были обречены ездить по планете без цели и планов (в разное время они жили в Париже, в Нью-Йорке, на Багамских островах, а также на юге Франции): британское правительство не обращало никакого внимания на просьбы герцога дать ему хоть какую-нибудь представительскую работу.

И хотя решение отречься от престола принадлежало исключительно одному Эдуарду («Ты совсем сдурел», – сказала ему его невеста, когда узнала новости), именно Уоллис Симпсон была признана единственной виновницей конституционного кризиса, охватившего страну в 1936 году – в год, когда Великобританией правили аж три разных короля.

Отречение короля Эдуарда VIII, 11 декабря 1936 года

Мать монарха, Мария Текская, считала Уоллис «колдуньей», что соблазнила Эдуарда и отвадила его от его судьбы и долга. Некоторые высокопоставленные министры считали ее нацистской шпионкой, а члены высшего общества всерьез сплетничали о том, что эта мужеподобная женщина увлекала короля, используя экзотические сексуальные техники, которым она выучилась в борделях Гонконга и Шанхая (читайте: «Эдуард и Уоллис: девушка или корона»).

А теперь давайте переместимся обратно на 80 лет вперед. Что мы видим? Мы видим, что уже другая американка, которая выходит замуж за принца, вот-вот станет национальный достоянием Великобритании. Ее мягкая душевная теплота, простые манеры и красота напоминают всем, сами знаете, кого. А ее любовь готовить дома, ютиться на диване с бокалом вина, и тот факт, что когда-то она зарабатывала на жизнь каллиграфией, делают эту девушку, пожалуй, самой неприхотливой королевской невестой, даже несмотря на то, что она является чистым продуктом Голливуда. И хотя на данный момент она только и делает, что улыбается, жмет руки и обнимается с будущими подданными, уже видно, как сильно она пристрастилась ко всей этой представительской чепухе.

Меган Маркл в Эдинбурге, 13 февраля 2018 года

Принц? Какой еще принц?

Кстати, обе эти американки – калифорнийская малышка Меган и жительница Балтимора Уоллис – встретили своих будущих супругов в 34 года. В то время ни одна из них толком ничего не знала о работе королевской семьи и той стране, которая впоследствии станет их новым домом. Меган, как мы прекрасно помним, заметила в своем первом интервью после помолвки, что она изначально мало что слышала о принце Гарри, пока не встретила его на частной вечеринке в центре Лондона летом 2016 года. Разумеется, звезда «Форс-мажоров» знала основное: перед ней второй сын принцессы Дианы, той самой принцессы Уэльской, что погибла в автокатастрофе в 1997 году. Но ничего больше – ни бэкграунда, ни других персонажей этой печальной истории.

И это действительно было так. О ее неведении можно судить по старому телеинтервью, снятому в Канаде в октябре 2015 года в формате мини-викторины. Тогда интервьюер спросил ее, кого бы она выбрала – Гарри или Уильяма. Меган выглядела настолько растерянной и ошеломленной, что ее собеседнику пришлось подсказать ей выбрать неженатого Гарри. Только после этого актриса ответила нечто вроде: «Эмм… я не знаю… ну, Гарри, конечно».

Интервью Гарри и Меган после объявления о помолвке, 27 ноября 2017 года

Примерно в то же время, когда она впервые встретила своего будущего жениха, Меган появилась на еще одной телевикторине, на которой должна была продвигать новый сезон «Форс-мажоров». Тогда ее решили проверить на знание географии и истории Великобритании. Меган, как водится, с треском провалилась, ибо так и не смогла назвать национальных животных Англии, Уэльса и Шотландии (лев, дракон и единорог), а также не поняла, что значит выражение «яблоки и груши» на сленге кокни (прим.ред.: выражение «apple and pears» созвучно английскому слову «stairs», «лестница», и широко используется в лондонском просторечии кокни).

Уоллис Симпсон посочувствовала бы Меган. Когда она впервые приехала в Лондон в статусе жены Эрнеста Симпсона, за которого она вышла замуж в 1928 году, она совершенно не понимала ни местных жителей, ни их юмора, ни их любви к военной истории, ни гордости за национальный флаг, ни тем более их страсти к собакам и лошадям.

Когда Уоллис познакомилась с принцем Уэльским Эдуардом – произошло это в 1931 году на домашней вечеринке, устроенной его любовницей виконтессой Фурнесс – она все еще считала британцев, как минимум, странными. Особенно ее удивляла их национальная любовь к королевской семье. «Чтобы целая нация с таким интересом следила за каждым выходом королевской особы – при том, что некоторые из них были откровенно скучными… Этого я никак не могла понять», – писала герцогиня Виндзорская в своих мемуарах много лет спустя.   

Герцог и герцогиня Виндзорские позируют перед своим поместьем в Каннах, 1939 год

Виной всему был тот факт, что ни Меган, ни Уоллис не мариновалась с детства в самых бесполезных мелочах монархического строя, которые делали их будущих мужей такими привлекательными в глазах всего мира. В одном из своих известных рассказов (хотя, возможно, не совсем точном) Уоллис вспоминает, что первое, о чем с ней заговорил Эдуард, было недовольство американцев тем, что в Англии нет центрального отопления. «Прошу прощения, сэр, но вы меня разочаровали. Об этом разговаривают с каждой американкой, которая приезжает в вашу страну. Я ожидала большего от принца Уэльского», – ответила ему миссис Симпсон. В глазах будущего короля ее нахальный, непочтительный ответ был полной противоположностью тому пиетету, который Эдуарду выражали другие люди.

Спустя несколько десятилетий принц Гарри признается, что ему также пришлось неплохо поупражняться в красноречии, когда он впервые встретил Меган. Ведь, на первый взгляд, солнечная и простая девушка из Калифорнии, которая считает, что все в жизни можно вылечить «йогой, пляжем и авокадо», оказалась успешной карьеристкой – с неплохим голливудским резюме и репутацией филантропа, выступавшего даже на Женском форуме ООН.

Как однажды выразилась сама Меган: «Я никогда не хотела быть светской львицей, я хотела быть женщиной, которая работает».

Меган Маркл с гуманитарной миссией в Руанде

Расовые предрассудки

Во времена Уоллис таких девушек, как Меган, было одна на миллион. В ту эпоху единственным достижением женщины были семья и богатство. И, вероятно, самой актрисе, чьи предки-рабы работали на хлопковых плантациях в Джорджии, снобистские замашки светской дамы Уоллис были бы явно не по нраву. 

Меган Маркл с мамой Дорией на закрытии Игр Непокоренных, 2 октября 2017 года

Еще до 1865 года, когда в Америке официально запретили рабство, семья Уоллис как раз-таки сколотила состояние, пользуясь рабским трудом. Ее троюродный кузен, Эдвин Уорфилд, который позднее был избран 45-ым губернатором Мэриленда, нередко в своих публичных выступлениях ворошил старые раны потомков рабов. И хотя сама Уоллис не имела крепких связей с кланом Уорфилдов – во многом потому, что ее отец умер от туберкулеза, когда она еще была ребенком, и оставил их с матерью на попечение скряги-дядюшки – она все равно выросла среди темнокожих дворецких, нянек и прочих слуг.

В разговорах и переписках она всегда называла афроамериканцев тем словом, которое в наши дни считается крайне оскорбительным. Практически всю свою жизнь она считала темнокожих людей исключительно домашним персоналом. Позднее Уоллис вспоминала, что в первый раз пожала руку человеку негроидной расы во время Второй мировой войны, когда ее супруг был отправлен губернаторствовать на Багамы.

Эдуард и Уоллис на Бермудах (по пути на Багамские острова)

Меган же в прошлом нередко высказывалась о своем отношении к расизму. Когда она была ребенком ее маму «с карамельным цветом кожи» нередко принимали за ее няню, а когда Меган училась в колледже, она услышала, как Дорию называют словом на букву n. Позже, уже будучи актрисой, девушка часто сталкивалась с отказами из-за того, что она была «недостаточно черной для черных ролей и недостаточно белой – для белых».

Образование и браки

И, тем не менее, Меган преуспела в карьере актрисы – равно как и получила великолепное образование, изучая театральное искусство и международные отношения в престижном Северо-Западном университете. Во времена Уоллис, однако, высшее образование для женщины было нонсенсом, а уж диплом у темнокожих девушек и подавно.

Несмотря на то, что Уоллис, по ее словам, обладала феноменальной фотографической памятью и с легкостью сдавала все школьные экзамены, ее единственной амбицией оставалось замужество – причем, удачное замужество. Всю свою юность она пыталась женить на себе богатого Эрла Спенсера только для того, чтобы быстренько с ним развестись через год (ее муж оказался хроническим алкоголиком). Как ей позднее торжественно сообщил ее дядя, расставшись с мужем в 1927 году, Уоллис стала первой разведенной женщиной из рода Уорфилдов за 300 лет. Десять лет спустя она развелась со своим вторым мужем Эрнестом Симпсоном после девяти лет брака.

Свадьба Эдуарда и Уоллис, 3 июня 1937 года

В семье Меган же, напротив, нормой считаются именно короткие браки. У ее отца, Томаса, на момент женитьбы на матери актрисы Дории уже было двое детей. Через шесть лет он ушел и из новой семьи. Затем, в 2013 году, уже взрослая Меган скоропостижно развелась со своим супругом Тревором – тихо и безболезненно, никогда не раскрывая истинных причин и прикрываясь лишь одной формулировкой «непреодолимые противоречия».

Светская жизнь

А вот где Уоллис и Меган нашли бы общий язык – так это в умении заводить знакомства. Светский триумф Уоллис в Европе был во многом обусловлен тем, что она ввела американскую традицию коктейльного часа, когда их с мужем знакомые ненадолго забегали к ним в гости в их апартаменты в Bryanston Court ранним вечером. У нее был талант готовить для гостей великолепные коктейли. Слово за слово – и вот уже ее салон становится главным местом встречи бизнесменов, журналистов, юристов, аристократов и младших членов королевской семьи. После того, как миссис Симпсон познакомилась с принцем Уэльским, он также стал частым гостем ее дома, нередко оставаясь у них с Эрнестом на ужин.

Герцоги Виндзорские на премьере шоу Джуди Гарланд в Нью-Йорке, 1956 год

Современный эквивалент салона – это, конечно же, Instagram, Facebook, Twitter и личный блог. И хотя сама Меган тоже не прочь выпить вечерком стаканчик сухого Мартини, она использует возможности соцсетей по полной, постоянно публикуя в них фотографии ее звездных друзей (Софи Эллис-Бекстор, Серена Уильямс) и высказываясь на важные для нее темы. На просторах своего блога The Tig она даже коммуницировала с Иванкой Трамп.

Меган Маркл и Ларри Кинг. Фото из Instagram-аккаунта Меган

В своих постах Меган делится с миром своими любимыми блюдами, фото из путешествий, высказывается о моде, стиле, проблемах гендерного равенства, а также рассказывает о своей частной жизни. К тому моменту, как невеста Гарри закрыла все свои аккаунты в соцсетях, за ее жизнью в одном только Instagram следило 3 миллиона человек.

Мода

В чем еще похожи Меган, Уоллис и по факту покойная принцесса Диана – так это в непревзойденном умении стильно одеваться. Так называемое платье мести, которое принцесса Уэльская продемонстрировала на благотворительном мероприятии в галерее Серпентайн сразу после публичного признания ее мужа в адюльтере, стало символом их брака и становления Дианы как независимой свободной женщины. Уоллис также использовала свой гардероб как оружие, противопоставляя его стилю ее главного врага, королевы Елизаветы Боуз-Лайон, которая часто называла жену Эдуарда «Куки», намекая на то, что она похожа на повара («cook»).

Уоллис прекрасно понимала, что она не красавица, а потому пыталась подчеркнуть свой статус жены бывшего короля дорогой одеждой от Chanel, Givenchy и Dior. Ее стиль, классический, гламурный и слегка вычурный, очень скоро стал ее визитной карточкой, из года в год обеспечивая ей место в топе самых стильных людей планеты.

Ее манера одеваться позднее получила даже собственное название – «Виндзорский стиль»: строгие, но мягкие силуэты и, конечно же, обилие украшений. Уоллис могла одновременно носить бриллианты, брошь в виде фламинго с рубинами, сапфирами и изумрудами и дополнить все это еще парой-тройкой дорогих экземпляров, подаренных ей Эдуардом. К концу жизни она собрала коллекцию, которая после ее смерти ушла за рекордные 50 миллионов долларов.

Свой экстравагантный образ жизни герцоги Виндзорские поддерживали всю жизнь – их особняк на юге Франции был обставлен по последней моде, а за порядком следили 25 лакеев, всегда одетые в королевскую ливрею. Жить на широкую ногу – было единственным способом Уоллис отомстить британской королевской семье.

Меган же рассматривает свое новое положение не как месть, а как возможность призвать свою многомиллионную армию поклонников носить вещи экологичных брендов, и в чьей деловой практике обязательно есть место для благотворительности. Мисс Маркл делала это еще до того, как вошла в королевскую семью, а теперь ей предоставлена платформа, с которой ее услышит весь мир.

Меган прекрасно понимает, что все, что она носит – будь то макияж, одежда или ювелирные украшения – отныне является объектами всемирного интереса. Именно поэтому для своего визита в Кардифф она выбрала сумку от DeMellier (бренд спонсирует производство вакцин от смертельных болезней), а также пальто от Stella McCartney (не использует натуральный мех и кожу). Как однажды выразилась сама Меган, «здорово, когда ты неотразима, но еще лучше, если ты также можешь принести пользу миру». 

Принц Гарри и Меган Маркл в Кардиффе, 18 января 2018 года

Бесспорно, и Уоллис, и Меган одинаково сильно повлияли на британскую монархию. Вероятно, не появись миссис Симпсон в жизни Эдуарда, Великобритания накануне Второй мировой войны получила бы прогерманского монарха. Его решение жениться на дважды разведенной американке возложило бремя царствования на его младшего брата Альберта, будущего короля Георга VI, который вместе со своей супругой Елизаветой оставались с англичанами до самого последнего дня войны, стойко перенося все невзгоды вместе со своим народом. Что в это время делали Уоллис и Эдуард? Тайно путешествовали, умоляя нацистов не трогать их шикарные дома в Париже и Каннах (читайте также: «История с отречением Эдуарда VIII: как Уоллис Симпсон стала проектом Гитлера»).

И так уж получается, что если первая американская герцогиня разделила британскую нацию пополам, то вторая, Меган, просто будучи самой собой – разведенной, темнокожей, простолюдинкой – объединила вокруг Дома Виндзоров весь мир и таким образом сумела преобразовать монархию в самый современный и либеральный институт за всю его многовековую историю. И именно в этом и состоит их главное отличие друг от друга.

Об авторе:

Эндрю Мортон – журналист, писатель, автор биографий принцессы Дианы, Моники Левински, Кейт Миддлтон и принца Уильяма, Анджелины Джоли и многих других знаменитостей.

Оригинал статьи – The Telegraph

Фото: Getty Images, Legion-Media

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйДекабрь 2018
Perfect Storm