Наталья Григорьева: «Увы, многое утеряно навсегда»

[Стиль жизни]
О том, как забрать в будущее то, что нам дорого сегодня ─ специально для Marie Claire рассказывает директор Центра фотографии им. братьев Люмьер Наталья Григорьева.

Технологии не стоят на месте, и я, так же как и вы, наблюдаю за скоростными изменениями в мире фотографии – зеркальная камера­ сегодня окончательно ушла в профессиональную сферу, тогда как дигитальная совершает чудеса при минимальных размерах зума. Смартфоны заменили нам видеокамеры и фотоаппараты. Трудно представить, что будет еще через 20 лет. Впрочем, эти явления к искусству имеют далеко не самое прямое отношение. Как говорится, выбор пера не влияет на стихи, которые им будут написаны.

Как и сто лет назад, художники снимают то, что волнует их глаз и душу, чем они не могут не делиться. Наследие, которым сегодня обладает наш Центр, – около 15 тысяч уникальных фотографических работ, авторских отпечатков и негативов ХХ века. Разумеется, держать всю коллекцию на острове «Красного Октября» уже нельзя, поэтому несколько лет назад я построила для нее отдельное хранилище площадью в 400 м2 – недалеко от того места, где живу сама. В хранилище, где стеллажи заполнены специальными архивными коробками и конвертами из картона с нейтральным pH, защищающими отпечатки и негативы, поддерживается температура в среднем 16–22 °C и влажность не более 55 %. Но моей мечтой было сделать не просто архив, а многофункциональное пространство. 

«Культура хранения в ХХ веке напрочь отсутствовала в нашей стране»

Универсальность – важный критерий. Именно здесь я провожу большую часть времени: за огромными столами мы отсматриваем работы, занимаемся реставрацией и отбираем работы для выставки. Коллекция все время в движении: музеи непрерывно обмениваются проектами, собрание пополняется, а что-то, наоборот, уходит с молотка – и так во всем мире.

Если мы говорим о реставрации негативного фонда начала века, то, безусловно, весь он должен быть отсканирован (затем пострадавшие фрагменты в мельчайших деталях восстанавливаются при помощи компьютерных технологий). К сожалению, культура хранения в ХХ веке напрочь отсутствовала в нашей стране. Редкие авторы всерьез задумывались о том, как продлить жизнь негативу и самой фотографии. Несмотря на то что работы эти были довольно высокого качества, практически никто в нашей стране не хранил ни негативы, ни фотографии по нормам, которые диктуются музейным сообществом и наукой в принципе, – поэтому, какие бы колоссальные усилия мы ни предпринимали сегодня по «консервации», увы, многое утеряно навсегда.

«Основная работа идет с негативами»

Разумеется, особо трепетного отношения требуют винтажи, которых сохранилось не настолько много, чтобы потерять какой-либо из них. Это основа любой коллекции, без которой невозможно делать масштабные ретроспективы. Например, ретроспективу того же Якова Халипа, известного авангардиста от фотографии, друга и последователя Александра Родченко, которую Центр показывал в прошлом ноябре. Основная работа идет с негативами. Однако они не представляли бы такой ценности, если бы мы не знали, каким автор видел кадр «на выходе» – главные превращения, как известно, происходили уже после нажатия кнопки, в самой лаборатории. 

Фотографии прошлого в современных отпечатках обретают вторую жизнь: они делаются при помощи современных принтеров со специальными чернилами, благодаря чему изображение способно сохраняться по 150 лет, или печатаются в тех же «мокрых» лабораториях, но по новым стандартам. При этом под каждую серию индивидуально подбирается нужного вида и оттенка бумага – баритовая, также с нейтральным pH, кстати, лучшего качества ее производят лишь несколько фабрик в мире.

Фото: архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2017
New chic