Лидерство на основе сочувствия: как Мелинда Гейтс меняет мир к лучшему

[@Work] [Карьера] [Истории успеха]
297
Если бы успех Мелинды объяснялся только ответом на вопрос «а кто у нас муж?», она бы не занимала шестое место в списке самых могущественных женщин Forbes.
Мелинда Гейтс

Как сопредседатель совета директоров Bill&Melinda Gates Foundation, миссис Гейтс несет персональную ответственность за плюс-минус 50 млрд долларов, предназначенных на благие дела планетарного масштаба. Это в десятки раз больше годового оборота многих корпораций или бюджета некоторых стран.

Когда в 2005 году супруги Гейтс и друг семьи, лидер U2 Боно, стали «Персонами года» журнала Time, рокер сказал: «Многие мужчины, включая Билла и меня, впадают в ярость при мысли, сколько людей в мире погибает по причинам, которые можно устранить. Нам нужен кто-то с более спокойным пульсом, чтобы оставаться рациональными. Мелинда и есть этот пульс».

Девочка за компьютером

Мелинда Энн Френч с детства пребывала в убеждении, что в концепции «работающая мама» есть что-то фундаментально неправильное. «Я росла в Далласе, и большая часть замужних женщин в нашем районе не работала, – говорит она. – Многие семьи с одним кормильцем еле дотягивали до среднего достатка, но женщины не искали дополнительных заработков, ограничивали себя хозяйством и воспитанием детей. К счастью, у меня перед глазами была ролевая модель в лице мамы. Тоже домохозяйка, она всю жизнь жалела, что бабушка с дедушкой считали обучение в колледже пустой тратой времени и денег. Под влиянием этих сожалений мама поставила цель обязательно дать всем своим детям высшее образование. Она знала, что если мы, все четверо, будем подавать на стипендию, кому-то наверняка откажут, поэтому сразу решила накопить деньги и заплатить. Папа, который закончил университет, ее в этом поддерживал, но накоплений от заплаты инженера не хватило бы на то, что они задумали. Тогда родители купили несколько квартир, чтобы сдавать их в аренду. И мама возглавила этот маленький семейный бизнес».

Мелинда Гейтс, 2000 год

Мелинда принимала во всем активное участие. После школы они со старшей сестрой – младшие братья были слишком малы – косили газоны, красили стены, убирались после отъезда прежних жильцов, наводили порядок перед появлением новых, учились вести бухгалтерию. Чтобы девочки не копались в пыльных рукописных фолиантах, родители купили один из 2000 поступивших в продажу компьютеров Apple 3. Заинтересовавшись чудо-машиной, Мелинда освоила ее вдоль и поперек. Кстати, выбросить останки динозавра компьютерной мысли она не решилась до сих пор: миссис Гейтс почти уверена, что сможет отыскать Apple 3 в какой-то из кладовок, если кто-нибудь сильно попросит.

Вся семья Френч – католики, поэтому к поступлению в колледж старшеклассница Мелинда готовилась в католической школе для девочек. Позже она признавала, что вряд ли поступила бы в колледж из такого старорежимного учебного заведения, если бы над ней не взяла шефство прогрессивная учительница математики. Благодаря ей в классах появилось десять компьютеров, которые Мелинда могла изучать сколько угодно.

В Duke University она настолько превосходила всех окружающих компьютерной грамотностью, что летом без проблем находила подработки, обучая детей ее основам. Сокурсники вспоминают, что Мелинда скромно одевалась, свято верила в моногамию и в любом случае почти не замечала воздыхателей, потому что шла на два диплома – специалиста по компьютерным технологиям и экономиста. Зато сама привлекала к себе много внимания, особенно на занятиях по программированию, где со второго курса осталась единственной девушкой среди парней. Это внимание не всегда было благосклонным, в ее адрес часто звучали снисходительные или даже оскорбительные высказывания в духе «что ты здесь забыла, тебе это не по мозгам, иди рожай детей» (читайте также: «Это сексизм: как современное общество унижает женщин»). Однако Мелинда не теряла оптимизма, любопытства и уверенности в себе. Позже она будет учить своих детей не бегать от некомфортных ситуаций, а, напротив, погружаться в них и проходить насквозь. «Иногда надо позволять сердцу разбиться, – считает она. – Лично меня это толкает на всякие свершения».   

Мелинда на Национальной конференции государственных законодателей 2003 года Сан-Франциско, 25 июля 2003 года

После выпуска найти работу с таким арсеналом знаний и опытом интернатуры в IBM оказалось несложно. На предпоследнем собеседовании она получила положительный ответ, но сказала, что хотела бы из любопытства сходить еще в новую малоизвестную компанию Microsoft. «Если вам предложат работать у них, соглашайтесь, – с оттенком зависти сказала дама, проводившая интервью. – Перспективы роста там колоссальные».

Как Африка оставила детей без наследства

Проработав в Microsoft менеджером по маркетингу четыре месяца, Мелинда отправилась на Экспо`87 в Нью-Йорк. На банкете она случайно оказалась рядом с основателем компании. «Я опоздала и пришла, когда оставалось всего два места, – вспоминает Мелинда. – Билл, опоздавший еще больше, занял последнее. Разговаривать с ним оказалось гораздо веселее, чем я предполагала». Несколько месяцев спустя Гейтс подошел к ней на офисной парковке и предложил сходить куда-нибудь вместе через две недели. Он объяснил, что это ближайшее окно в рабочем графике, которое удалось найти. Возмутившись, что Гейтс пытается не пригласить, а записать ее на свидание, Мелинда отказала. Через час он пришел к ее рабочему месту сообщить, что освободил вечер. В ходе этого вечера мисс Френч с удивлением выяснила, что понравилась Биллу сразу, а долгая пауза была вызвана благоговением мужчины без высшего образования перед ее двумя дипломами. Билл Гейтс попросту боялся показаться ей дураком.

Билл и Мелинда Гейтс, 16 сентября 1999 года

Вместо того, чтобы прятать отношения по углам, пара объяснила ситуацию сотрудникам и попросила относиться с пониманием. Тем не менее, наступил момент, когда Мелинда едва не уволилась по собственному желанию. «О такой работе можно было только мечтать, – говорила она. – Мы меняли мир, создавали что-то, чего раньше не существовало. Я всегда любила технологии, но даже представить не могла, насколько агрессивна эта культура. Я готовилась к тому, что там все происходит стремительно, что соревновательный дух очень силен. К агрессии я оказалась не готова. После двух лет в компании я задалась вопросом, действительно ли хочу работать тут дальше».

К тому времени Мелинда поднялась до позиции менеджера мультимедийных проектов: Word, Cinemania, Publisher, Expedia. «Иногда я смотрела на других менеджеров и пыталась брать пример, – вспоминает Мелинда. – Но потом вспоминала, как ухитрялась управляться с чисто мужской командой на контрольных в университете и думала: «Нет. Тогда у меня получалось, потому что я была собой, тянулась к людям, старалась найти подход на человеческом уровне». Я всегда верила в лидерство на основе сочувствия. Когда вы сочувствуете, вы слушаете, а когда вы слушаете, приходит понимание человека и ситуации. Лучшие компании – те, в которых исповедуется принцип «Тебе не стоит приходить в офис, если твоя голова по каким-то причинам осталась дома. И на работе, и в семье ты должен присутствовать полностью, мы все понимаем и готовы помочь». Как сотрудник будет работать, если в семье кто-то болеет или недавно умер, если ему не с кем оставить ребенка? Конечно, это не значит, что нужно приносить в офис весь свой эмоциональный багаж, но здесь вопрос уже в том, насколько человек умеет себя контролировать».

Мелинда на презентиации SXSW в Техасе, 11 марта 2018 года

Мелинда осталась в Microsoft и собрала команду, разделявшую ее взгляды. Через год она возглавила отдел менеджмента информационных продуктов. В 1993 году, после шести месяцев романа, Билл к бурной радости всей компании сделал Мелинде предложение и повез ее отметить это событие на сафари в Африку. «Конечно, нас восхищали пейзажи и звери в национальных парках, но куда больше поразили люди, – говорит Мелинда. –  Мы видели женщину, которая несла одного ребенка на спине, другого – на бедре, и еще здоровую вязанку хвороста на голове. Судя по ее босым ногам, она прошла порядочное расстояние. В это же самое время мужчины бродили вокруг в шлепанцах и курили сигареты. Никто из них не был увешен детьми или хворостом. Мы наблюдали такие картины везде, и нашим самым большим впечатлением от Африки стало чудовищное несоответствие между тем, как много лишнего у нас и как мало необходимого у местных жителей. Гуляя с Биллом по пляжу в один из последних вечеров, мы заключили пакт. Мы решили, что если у нас будут дети, не станем основывать для них трастовые фонды или оставлять наследство. У них будет достаточно времени и возможностей найти себе занятие по душе, пока мы живы, но они не получат от нас столько денег, чтобы потом до конца дней вообще ничего не делать (читайте также: «15 правил королевского воспитания от Кейт Миддлтон»). А состояние и ресурсы мы потратим, чтобы решить хотя бы несколько мировых проблем, бросившихся нам в глаза».

Билл и Мелинда поженились на следующий год, а два года спустя она забеременела и объявила мужу, что бросает любимую работу ради семьи. В книге «The Moment of Lift», которую миссис Гейтс выпустила в 2019 году, говорится, что больше всех этому решению удивился ее муж, спросивший «А что ты будешь делать?» На это у Мелинды уже был готов ответ: «Я замужем за CEO глобальной компании, который фактически живет на работе, чтобы успевать за обновлением технологий и изменениями рынка. Кто-то должен быть дома, чтобы научить детей тем ценностям, на которых воспитывали нас».

Билл и Мелинда пожертвовали чек на 100 миллионов долларов на программу здравоохранения Appropriate Technology in Health, Нью-Йорк, 2 декабря 1998 года

Дом, который построила Мелинда

Оба родителя троих младших Гейтсов – Дженнифер, Фиби и Рори – сильны в математике. И любят превращать все в цифры. «В обществе не принято говорить, как тяжело растить детей и сколько времени это отнимает, – говорит их мама. – Считается, что это святой женский долг и сплошная радость. Когда мужчины-экономисты выводили концепцию «труда, подлежащего оплате» и решали, что считать продуктивной работой, им даже в голову не пришло посмотреть с этой точки зрения на работу, которую женщина выполняет дома. Я вообще считаю отсталым общество, в котором мужчины принимают законы, влияющие на благополучие женщин. Если посчитать, что на домашнее хозяйство у жены и матери семейства уходит 90 минут каждый день, а потом умножить это на примерную продолжительность ее жизни, получится около семи лет. Представляете? Семь лет трудовой деятельности, которая никак не учитывается и за которую женщине никто не платит. Не знаю, кто как, но за эти семь лет я могла бы закончить пару университетов и защитить докторскую».

Мелинда оговаривается, что некоторые женские обязанности по дому, особенно связанные с детьми, действительно доставляют радость. Но убедительно просит показать ей женщину, которая обожает изо дня в день стирать или мыть посуду. Миссис Гейтс к таким точно не относится, поэтому они с Биллом до сих пор делят хозяйственные заботы ровно пополам. В частности, у них дома в большом почете ритуал совместного мытья посуды.

Дом семьи Гейтс по состоянию на 2001 год

В книге Мелинда рассказывает забавную историю, как Билл возил детей в школу. Учебное заведение, которое они выбрали для старшей дочери, находилось довольно далеко от дома. Посчитав, сколько часов ей придется проводить за рулем, оставляя двух младших с нянями, Мелинда пришла в ужас и попросила мужа отдать Дженнифер в школу попозже. Билл, все еще во власти комплекса человека с незаконченным образованием, хотел начать обучение дочери поскорее и вызвался поработать шофером. «Скоро количество отцов, завозящих детей в эту школу, резко увеличилось, – смеется Мелинда. – Оказалось, каждая мама дома обратилась к мужу со словами: «Если CEO Microsoft Билл Гейтс находит время отвезти дочь в школу, значит, и ты найдешь!» Кстати, Билл и дети полюбили эти поездки. Они слушали музыку, разговаривали по душам. Младшее поколение узнало отца со стороны, которую вряд ли увидело бы в других обстоятельствах».

Мелинда признает, что провела много времени в размышлениях, как вырастить ответственных, трудолюбивых, амбициозных и сострадательных людей из детей, у которых все есть. «Даже если вы можете купить детям все, что они просят, это не значит, что вы должны так делать, – говорит она. – Дети видят, как много мы с Биллом работаем, хотя у нет такой необходимости. Они ездили с нами по миру, ночевали в пастушьих лачугах в Танзании, проходили по несколько километров, чтобы набрать воды из колодца, рубили дрова тупыми мачете, слушали рассказы отца, который бережет свинью как зеницу ока, чтобы расплатиться ею за учебу сына. Я думаю, все это закрепило в их головах мысль, что кому много дано, с того больше спрашивается».

Дженнифер Гейтс США, дочь Билла и Мелинды Гейтс, принимает участие в соревнованиях the Gucci Paris Masters, Франция, 4 декабря 2014 года

Мой фонд – мои правила

Все совместные путешествия с благотворительными миссиями стали возможны лишь после 2008 года, когда Билл оставил пост в компании, чтобы сосредоточиться на делах фонда. До этого момента Bill & Melinda Gates Foundation находился под управлением прекрасной половины дуэта. Мелинда подвинула свекра, возглавлявшего фонд, и взялась за дело собственноручно, как только поняла, что детям уже не нужно постоянное присутствие мамы где-то поблизости.

Масштабы, которыми мыслит эта женщина, сразу сказались на благотворительной деятельности. Идея компьютеризировать все американские школы превратилась в реформу системы образования. Из просьб о грантах в фонде начали рассматривать только те, которые касаются сумм от 40 млн. долларов. «Мы вкладываемся туда, где можем принести самую ощутимую пользу, самые большие перемены к лучшему», – говорит она (читайте также: «Благотворительность в XXI веке: искренняя помощь или красочное шоу?»).

Мелинда и Билл на мероприятии фонда The Robin Hood Foundation's, Нью-Йорк, 14 мая 2018 года

Прочитанная статья о детской смертности от малярии и туберкулеза в развивающихся странах трансформировалась у Мелинды в глобальную программу вакцинации и подготовки акушерок, чтобы уменьшить количество смертей при родах. После нескольких поездок по государствам третьего мира она добавила в список приоритетных целей контроль рождаемости. «Я католичка, моя вера запрещает контрацепцию, – говорит она. – Но я набралась смелости признаться, что сама прибегала к контрацептивам. Для женщин, скажем, в Африке или Индии, контроль рождаемости – необходимость. Сердце разрывается от того, что они бесконечно рожают новых детей, когда им уже нечем кормить старших. И у них самих, и у меня, когда я слушаю их истории. В данном случае контрацепция – оружие против распространения нищеты. Страшно жить в мире, где младенцы умирают от болезней, про которые на Западе давно забыли, где матери не способны накормить, защитить, выучить детей из-за того, что у них нет денег. Никакой Бог не может этого хотеть».

Миссис Гейтс во время беседы SuperSoul Oprah, 5 февраля 2019 года

Постепенно эта миссия Мелинды приобрела еще более широкий диапазон – миссис Гейтс сделала приоритетным направлением фонда борьбу с нищетой. Одним из решений ей видится равенство полов: дает себя знать эхо детства в окружении женщин, не получивших образования, не помышлявших о карьере или дополнительном заработке для семьи. «Я стараюсь привлечь женщин в сферу технологий, – говорит миссис Гейтс. – Открыть один путь для молодых девочек, другой – для взрослых дам, решивших научиться чему-то новому, третий – для кого-то еще. Сейчас технологии используются везде, это лучшая, самая востребованная и высокооплачиваемая работа на рынке. Женщинам необходимо участвовать в создании продуктов, которым мы все будем пользоваться еще очень и очень долго. Мы должны проследить, чтобы новые разработки создавались без гендерных предубеждений». 

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2019
Moneymaker