Мария Трегубова: «Мне и с режиссером-то трудно, а уж если второй художник – это вообще застрелиться...»

[@Work] [Интервью][Карьера]
1492
Самый модный театральный художник Москвы Мария Трегубова – о деньгах, волшебном занавесе и о том, что будет, если ее разозлить ─ в интервью автору популярного Telegram-канала о дизайне Сердару Яникову.
Мария Трегубова

Сердар Яников: Маша, я не знаю, как тебя правильно описать. Кто ты – сценограф, театральный художник, театральный дизайнер?

Мария Трегубова: Сценограф – это художник, который делает декорации для театра. В театре, как и в архитектуре и дизайне, – есть автор художественной концепции. То есть ты создаешь проект, а потом следишь за тем, как этот проект выполняется. Словосочетание «театральный дизайнер» – это перевод с английского. Theatre designer – это «театральный художник». Короче говоря, я в театре придумываю Декорации и Костюмы.

Давай поговорим о земных делах: насколько сильно влияет бюджет на замысел талантливого художника? Денег бывает много?

Мой папа с детства говорит: «Маша, тебе сколько ни дай, тебе все равно не хватит». Бюджет определяется заранее, ты понимаешь, где ты работаешь – на малой сцене в камерном театре, где ни фига нет, в том числе и денег нет, и там все нужно сделать из бумажки и из какашки и склеить это все потом скотчем. Либо ты работаешь в мощном театре, где тебе говорят: «Вы художник. Вот и творите». И спокойненько себе придумываешь. Потом, конечно, выясняется, что ты в три раза превысил любой, даже самый большой, бюджет. У меня всегда так.

Ты умеешь быть настойчивой, когда приходится отстаивать свой проект?

Применяю все свои врожденные и приобретенные качества, чтобы мой проект изменился минимально. Но иногда эти необходимые изменения даже к лучшему. Всегда давлю на газ по полной, но в какой-то момент нужно резко расслабиться. Чтобы посмотреть на все в другом ракурсе. Часто твоего расслабления никто не замечает. И все продолжает двигаться по инерции. Это хороший момент, чтобы что-то поменять. Такая технология.

« Есть семь нот, и ты их слышал столько раз. Нет, конечно, есть пределы, это бред – примитивно воровать, но можно коллажировать.»

Ты узнала, откуда в театре появляется волшебство?

Мой любимый момент в театре – это момент до того, как открылся занавес. Наивысший катарсис, потом все скучнее обычно бывает. Но вот это ожидание, оно самое-самое классное. Ну и за кулисами всегда намного интереснее.

Я несколько раз слышал, как тебя называли «наш Уилсон». Что думаешь по этому поводу?

Это про меня такое говорят? Удивительно. Уилсон – гений. Мне льстит. Я надеюсь, это не потому, что у меня в спектакле где-то был какой-нибудь экран, как у него?

Насмотренность (визуальная осведомленность в области актуальных трендов) важна или это лишает тебя оригинальных мыслей?

На художника, ну ты же понимаешь, на архитектора, влияет все, что он видит. Вот эта чашка на столе влияет. Я ее как бы сфотографировала внутренне. И когда она мне понадобится, я ее возьму. И когда мне понадобится, я возьму чью-то работу, которую видела. Я возьму из нее какую-то выжимку, ноту. Не в том смысле, что сворую полностью. Хотя можно и своровать (смеется). Есть семь нот, и ты их слышал столько раз. Нет, конечно, есть пределы, это бред – примитивно воровать, но можно коллажировать.

1/5
Сцена из спектакля "Цирк" (Театр Наций)
Сцена из спектакля "Война и мир" (БТН)
Фрагмент выставки "Камень. Ножницы. Бумага"
Иммерсивная постановка "Черный русский"
Макет декораций к спектаклю "Манон Леско" (Большой театр)

Сейчас время коллабораций. У тебя есть совместные проекты с мужем?

Все-таки художник – это профессия одиночки. Мне и с режиссером-то бывает трудно, а уж если второй художник – это вообще застрелиться. С мужем вместе работать тоже очень сложно.

Как сохранить драйв в работе? А в жизни?

Не надо превращать одно в другое и наоборот.

Что можно назвать твоим профессиональным допингом?

Отпуск.

Твое идеальное свободное время?

Идти пешком куда-нибудь далеко.

Какой и где ты видишь себя через 10 лет?

С сачком бегу за бабочкой по высокой траве.

Что будет, если тебя разозлить?

Я превращусь в своего прадедушку. Он, говорят, в моменты гнева становился абсолютно невменяемым.

Пластическая хирургия – необходимость для женщины? Как ты к этому относишься?

Я же буду с сачком всю старость за бабочками бегать, не до хирургии.

И это все о ней

Мария Трегубова

Возраст: 36 лет
Семья: муж Алексей Трегубов (художник), дочь София
Образование и карьера: окончила МГАХУ, потом курс Дмитрия Крымова в ГИТИСе, теперь там преподает. Много работала в «Школе драматического искусства» вместе с Крымовым
Автор сценографии и костюмов более чем к 50 спектаклям в Москве, Санкт-Петербурге, Дюссельдорфе, Хельсинки, Будапеште
Проекты и заслуги: лауреат трех премий «Золотая Маска» («Алиса», БДТ им. Товстоногова, «Тарарабумбия» и «Opus № 7»),
премия «Черешневый лес» («Цирк» в Театре Наций), премия «Хрустальная Турандот» за «Горки-10». Три премии газеты «МК» за лучшую работу художника в театре
Работает с режиссерами: Дмитрием Крымовым, Андреем Могучим, Максимом Диденко, Адольфом Шапиро, Валерием Фокиным, Виктором Рыжаковым, Аттилой Виднянским и другими.

Фото: Николай Зверков, архив пресс-служб, личный архив

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2019
Art of Start