Парад тиар в Букингемском дворце (и самая большая – у королевы Максимы)

[Мода] [Династии][Украшения]
52561
Во вторник поздно вечером в Букингемском дворце проходил мероприятие с дресс-кодом white-tie. А это значит, что без тиар не обошлось.

В наше время поводов украсить свою голову тиарой мало даже у настоящих принцесс. Как правило, это мероприятия ранга white-tie, либо собственная свадьба. Не удивительно, что мы видим Кейт Миддлтон в тиаре всего седьмой раз (с учетом свадьбы) за 7,5 лет в статусе жены принца Уильяма. Но в этот раз повод более чем достойный: впервые за 40 лет в Букингемском дворце давали торжественный ужин в честь Короля и Королевы-консорта из Нидерландов (читайте: Виллем-Александр и Максима: история невозможной любви короля Нидерландов).

Король Виллем-Александр и королева Максима прибыли в Лондон с государственным визитом во вторник утром. И после насыщенной программы дня в лондонской королевской резиденции был устроен пышный прием, на котором присутствовала верхушка королевской знати обеих стран (не было только Сассекских, которые в данный момент изучают жизнь и обычаи бывших колоний в Океании и Австралии).

Разумеется, самое интересное для нас на таких, в общем-то, протокольных мероприятиях – это женские образы. Дресс-код white-tie почти обязывает дам воспользоваться своим правом надеть фамильную тиару. И дамы нас не разочаровали.

Королева Максима: бриллиантовая тиара «Стюарт»

Без преувеличения, это самая выдающаяся тиара вечера. Название «Стюарт» украшение получило по центральному камню – огромному бриллианту в 39,75 карат редкого оттенка цвета морской волны. Бриллиант был куплен регентами Англии – королем Вильгельмом III, принцем Оранским, и королевой Марией II Стюарт в конце 17-го века. Поскольку пара была бездетной, после смерти обоих бриллиант отошел в собственность дома Оранских и так попал в Нидерланды (в 1702 году). Несмотря на предпринимаемые британскими монархами попытки вернуть драгоценность в свою казну, «Стюарт» в итоге обрел свой дом и свое место в тиаре королевы Вильгемины, предположительно в 1897 году, став центральным камнем тиары «Стюарт». Сама тиара – часть парюры, в которую входят еще серьги и массивнейшая брошь, настолько большая, что дамы королевского дома Нидердандов предпочитают носить ее на корсете (что Максима и сделала в этот вечер).

Герцогиня Кембриджская: тиара «Узелок любви Королевы Мэри»

Теперь мы точно знаем любимую тиару герцогини Кембриджской. Что не удивительно, ведь когда-то это украшение было фаворитом у принцессы Дианы. Тиара Queen Mary's Lover's Knot ─ образец ювелирного искусства Дома Garrard, ─ была создана по заказу королевы Мэри, бабки Елизаветы II, и большой любительницы ювелирных изделий высшей пробы. По просьбе Королевы Мэри, ювелиры довольно точно воспроизвели тиару Cambridge Lover's Knot, принадлежавшую ее тете, принцессе Кембриджской. В 1981 году украшение было отдано Диане в пользование на правах жены принца Чарльза и с мыслью о том, что однажды Диана сама станет королевой-консортом. Но увы, финал этой сказки мы знаем. Тиару Диана любила чуть меньше, чем «Спенсерскую», но та, как известно, не могла принадлежать ей (семейная реликвия была собственностью рода Спенсеров). После развода Дианы и Чарльза в 1996 году «Узелок любви» отошли обратно Короне, а в 2016 году тиару впервые надела Кейт. И с тех пор это уже четвертый выход в «Узелке» подряд.

Королева Елизавета II: тиара от Девушек Великобритании и Северной Ирландии

Самая любимая тиара Елизаветы II. Именно в ней она запечатлена на королевских штампах, в ней позировала для многих официальных портретов и в ней появляется на всех важных мероприятиях государственного значения. Елизавета называет ее «Бабушкина тиара». Убранство появилось в британской королевской семье в 1893 году и было преподнесено в качестве свадебного подарка бабушке Елизаветы Марии Текской. Деньги на тиару собирали, образно говоря, «всем миром», так что, ценность украшения не только в бриллиантах, из которых она составлена, но и в тех чувствах, с которыми была сделана и подарена будущей королеве. В общем, у этой тиары явно прекрасная карма.

Герцогиня Камилла: Гревилльская бриллиантовая тиара «Соты»

Герцогиня Корнуольская тоже решила надеть самое любимое – тиару, некогда принадлежавшую леди Маргарет Гревилл. Имя этой дамы всплывало совсем недавно – в день свадьбы принцессы Евгении, голову которой украсила гревилльская изумрудная тиара «кокошник» (читайте: Настоящая принцесса: свадебный образ Евгении Йоркской). Будучи бездетной вдовой и подругой королевы и королевы-матери, леди Маргарет завещала все свои невероятные богатства королевской семье. Так «Соты» попали в собственность матери Елизаветы II, а затем перешли к ней, а уже после была отдана в пользование второй жене принца Чарльза. Но у Камиллы есть своя история, связанная с леди Гревилл. Дело в том, что та была крестной матерью бабушки Камиллы (и близкой подругой прабабушки, любовницы Короля). Так что, не удивительно, что Камилла почитает гревилльскую тиару более других, хотя имеет огромный выбор, благодаря своему положению.

Мария Кристина, принцесса Майкл Кентская: Кентская жемчужная тиара «Фестон»

У этой тиары тоже интересная история. Вероятнее всего, она была создана в начале 1900-х годов в Доме Cartier, но официальных бумаг на нее не сохранилось. Тиара была куплена принцем Георгом для жены Марины, принцессы Кентской. Георг, как известно, погиб во время Второй мировой войны, а Марина продолжала носить эту тиару как любимейшую до конца жизни. Однако, как ни странно, завещала она эту драгоценность не старшему сыну, а младшему. Принцесса Марина считала важным, чтобы у ее младшего сына тоже была семейная реликвия, которую можно с гордостью передавать от поколения к поколению. Так тиара попала к Марии Кристине и стала ее любимым украшением. В этой же тиаре, к слову, принцесса Майкл Кентская встречалась с Владимиром Путиным, когда тот приезжал с государственным визитом в Лондон в 2003 году (читайте: Виндзорская нахалка: гордость и предубеждение принцессы Майкл Кентской).

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2018
Street de luxe