Деньги и власть: сколько зарабатывает королевская семья Великобритании (и сколько она стоит)

[Стиль жизни] [Династии][Елизавета II][Карьера]
8906
Что собой представляют источники дохода правящей династии, где проходит грань между личными средствами и казенными и что в итоге больше – заработок Виндзоров или их вклад в британскую экономику?
Королевская семья Великобритании

В том, что королевская семья Великобритании, мягко скажем, очень богата, сомневаться не приходится. Великолепные украшения и драгоценные тиары, дворцы и произведения искусства, дорогие автомобили и дизайнерский гардероб, – разумеется, у всего этого есть своя цена, выплачивать которую должен… А вот это самое интересное. Рассказываем, на что же живет и как распоряжается своими средствами династия Виндзоров.

На первый взгляд, может показаться, что состояние королевской семьи не столь высоко. К примеру, личное состояние Елизаветы (а она считается самым богатым членом семьи), по оценкам Forbes, насчитывает около 500 миллионов фунтов стерлингов – явно маловато, чтобы войти в списки самых богатых людей Великобритании. Во всяком случае, когда в 2015 году издание Sunday Times составляло очередной такой рейтинг (оно оценило состояние монархини в 340 миллионов фунтов стерлингов), Ее Величество не вошла даже в список первых трехсот богачей.

Если вкратце, то известно также, что около 400 миллионов насчитывает состояние принца Чарльза, примерно по 30 миллионов – у принцев Уильяма и Гарри, 10 миллионов – у Кейт Миддлтон и 5 миллионов – у Меган Маркл (читайте: «Золушка-миллионерша: во сколько оценивается состояние Меган Маркл»).

Впрочем, это далеко не все, ведь еще есть доходы, которые ежегодно получает королевская семья из различных источников. Эти поступления тоже могут впечатлить любого. Разбираемся, о каких суммах идет речь.

Королева Елизавета II

Условные полмиллиарда личного состояния Королева накопила за счет владения личной недвижимостью (это, к примеру, замок Балморал и Сандригемский дворец), некоторыми произведениями искусства, коллекциями старинных монет, марок и украшений, автомобилями, наследством от Королевы-матери и так далее. Впрочем, это – лишь те блага, которые могут приблизительно оценить эксперты. Существует мнение, что Елизавета также получает доходы от персональных инвестиций – издание Sunday Times когда-то оценивало весь портфель в 110 миллионов фунтов стерлингов. С другой стороны, реальные суммы могут оказаться многим больше, ведь, честно говоря, Елизавета не обязана отчитываться о своем личном состоянии.

Но это, конечно же, не все, чем может похвастаться Ее Величество. Помимо этого, Елизавета как монарх располагает (но не владеет лично!) и другими активами.

«Суверенный грант»

Это сумма, которая призвана покрывать расходы Королевы на путешествия, приемы и развлечения, содержание дворцов и оплату услуг персонала, а также все-всю «коммуналку». По большому счету, это доходы на расходы, которые Елизавета ежегодно получает из казны, а потому зачастую эти средства приравниваются к деньгам налогоплательщиков. Но не все так просто.

На самом деле, так называемый «Суверенный грант», который и покрывает все вышеописанные траты, – это фиксированный процент, который Елизавета получает от чистой прибыли «Собственности Короны», коммерческой организации, владеющей недвижимостью и землями по всей Великобритании. Предприятие это независимое, а монарх контролирует дела компании лишь частично, однако все владения компании считаются «государственным имуществом Короны».

Что это за владения? Недвижимость в Лондоне, некоторые дворцы, целые улицы, парки, ипподромы (знаменитый Аскот, например) и даже отдельные береговые линии. Стоит ли тогда упоминать, что The Crown Estate – это богатейшая компания, прибыли которой растут с каждым годом?

Величина ее капитала в конце 2017 года составила более 13 миллиардов фунтов стерлингов. Прибыль от бывших наследственных владений идет в казну, а Королева получает фиксированный процент от годовой выручки. Пока он составляет 15%, но в будущем, как говорят, вырастет до 25%, так как Ее Величеству нужны деньги, чтобы завершить ремонт Букингемского дворца.

В среднем же сумма, которую получает Елизавета в виде «Суверенного гранта», составляет около 35 миллионов фунтов стерлингов. Чем больше зарабатывает The Crown Estate, тем больше зарабатывает Елизавета. Формально процедура проводится через правительство, а деньги все равно выделяются из казны – отсюда и некая иллюзия того, что это – деньги налогоплательщиков, ведь, в конце концов, эти средства могли бы пойти, к примеру, на социальные нужды, а не на содержание королевского двора.

«Личный кошелек» («Privy Purse»)

Ее Величество в герцогстве Ланкастер

Он покрывает расходы, на которые не выделяются средства из «Суверенного гранта» – например, расходы остальных членов королевской семьи, которым тоже нужно на что-то жить. «Личный кошелек» – это (простите нас за тавтологию) личный доход Королевы, который она получает от герцогства Ланкастер (по традиции его получает каждый новый монарх, и вне зависимости от пола зовется именно «герцогом»). Ланкастер не входит в «Собственность Короны», но функционирует похожим образом, так как здесь есть свое сельское хозяйство, бизнес и так далее. Все эти доходы тоже направляются в казну, а затем выделяются Ее Величеству – что, в свою очередь, опять возмущает всех тех, кто считает, что выручка герцогства должна покрывать другие расходы государства. Сегодня портфель всей недвижимости Ланкастера оценивается в 534 миллиона фунтов стерлингов. В год оно приносит около 20 миллионов, которые Елизавета также забирает на свои нужды и нужды семьи – прежде всего, детей и их потомков (кроме разве что семьи принца Чарльза – но об этом позже).

Доходы герцогства налогом не облагаются, однако известно, что с 1993 года Елизавета выплачивает их в добровольном порядке.

Королевская коллекция

Елизавета II владеет многими предметами искусства и историческими реликвиями, однако все это не идет ни в какое сравнение с культурным наследием, формально принадлежащим всей нации и охраняемым Короной. Дворцы и замки, крепости и памятники, картины и скульптуры – все это если не принадлежит Елизавете, то входит в так называемый Royal Collection Trust, стоимость которого оценивается в 11 миллиардов.

Принц Чарльз

Принц Чарльз и героцгиня Камилла в Корнуолле

Следующим богатеем в королевской семье по праву считается наследник престола – принц Уэльский, чье личное состояние Forbes оценивает в 400 миллионов долларов. И нет, эти средства Чарльз скопил не с помощью дотаций мамы. Просто он тоже владеет собственным герцогством, приносящим ему стабильный доход.

Герцогство Корнуолл было создано в далеком 1337 году королем Эдуардом III для его старшего сына и наследника престола, чтоб тот имел собственные средства к существованию. Так зародилась традиция, по которой эти земли наследуют старшие сыновья и одновременно наследники монарха. Титул герцога Корнуольского идет в условной привязке с титулом принца Уэльского – вот почему, к примеру, жену Чарльза, отказавшуюся использовать титул принцессы Дианы, мы знаем именно как герцогиню Корнуольскую.

Корнуолл

Герцогство занимает площадь в 530 квадратных километров и имеет земли в 23 графствах Англии. Корнуолл включает в себя разнообразные поместья, сельскохозяйственные предприятия и прочие объекты недвижимости, способные приносить доход. Капитальная стоимость герцогства оценивается в полмиллиарда, а годовой доход с него, который получает принц Чарльз, составляет около 20-30 миллионов фунтов стерлингов. Эти деньги, если верить официальной информации, идут на благотворительную деятельность, а также расходы и личные нужды самого Чарльза, его жены, герцогов Кембриджских (и их детей) и герцогов Сассекских. Как и в герцогстве Ланкастер, прибыль от Корнуолла не облагается налогом, однако Чарльз, как и мать, все равно их выплачивает.

И все остальные

Собственно, основными «добытчиками» средств для королевской семьи остаются только Елизавета II и ее старший сын, тогда как все остальные уповают только на дотации Ее Величества и принца Уэльского и на собственный накопленный капитал. Разумеется, здесь мы имеем в виду только full-time royals (и их детей), которые всецело посвящают себя работе на благо Короны и не имеют возможности каждый день ходить в офис и получать зарплату.

Впрочем, «уповать» – не совсем то слово, ведь персональное состояние остальных членов королевской семьи, как уже было сказано выше, действительно впечатляет. Так, принцы Уильям и Гарри большую часть своих денег унаследовали от своей матери и прабабушки Элизабет Боуз-Лайон (интересно: «Почему принц Гарри унаследовал от Королевы-матери больше брата»). Не станем также забывать, что помимо денег герцог Кембриджский и герцог Сассекский получили личную коллекцию украшений принцессы Дианы, точная стоимость которой, однако, не известна.

Наконец, напомним, что когда-то принцы Уильям и Гарри получали и зарплату за военную службу (62 тысячи и 53 тысячи в год соответственно), но эти деньги молодые люди периодически отдавали на благотворительность.

Что же до герцогинь Кембриджской и Сассекской, то они вошли в королевскую семью со своим приданным. Так, Кэтрин как выходица из семьи богатых коммерсантов располагает состоянием в 10 миллионов долларов, тогда как Меган в свою бытность актрисой смогла скопить 5 миллионов.

Так сколько же стоит британская монархия?

Принимая во внимание все земли, объекты недвижимости и предметы искусства, которыми располагают Виндзоры, совершенно очевидно, что британская Корона может обеспечивать себя сама. И, тем не менее, по подсчетам компании Brand Finance на конец 2017 года, монархия обошлась британской нации в 292 миллиона фунтов стерлингов. Впечатляющая сумма, не так ли?

Сюда включены и «Суверенный грант», который многие рассматривают как упущенные бюджетные средства, и издержки на содержание Канцелярии Ее Величества, и доходы от герцогств Корнуолл и Ланкастер, которые тоже могли бы при прочих равных пойти в бюджет, и расходы на охрану (одна из самых больших статей, к слову, – около 100 миллионов). Впрочем, как отмечает все та же компания, эти 292 миллиона – это, по сути, 4.5 фунта стерлингов с каждого британца в год. При этом, несмотря на кажущуюся дороговизну института монархии, его ценность превышает все издержки во много раз.

По данным Brand Finance, если бы бренд «Королевская семья Великобритании» внезапно вышел на рынок, то его стоимость составила бы – внимание – 67.5 миллиардов фунтов стерлингов!

В теории именно в такую сумму оценивалось бы состояние британской королевской семьи, если бы она безраздельно и полностью владела бы тем, чем фактически делится с государством (то есть «The Crown Estate», «Королевской коллекцией» и герцогствами Ланкастер и Корнуолл) и получала бы доход, который она приносит экономике за счет собственной популярности. Как отмечают аналитики компании, материальное имущество Виндзоров стоит 25 с половиной миллиардов, тогда как их бренд достоин целых 42 миллиарда фунтов стерлингов. Ведь именно столько составляет совокупная выгода для британских компаний от «эффекта королевской семьи».

Пожалуй, такие цифры оправданы, если посчитать, сколько страна зарабатывает на одном только существовании своих royals – Brand Finance полагает, что вклад Виндзоров в британскую экономику ежегодно составляет почти 2 миллиарда. Это и торговля, и модное влияние Кейт, Меган и Шарлотты, и патронаж благотворительных организаций, и выручка медиа (вспомним успех сериала «Корона»), и, конечно же, туризм. Специалисты подсчитали даже такие скрытые доходы компаний, как выгода брендов, благодаря наличию Королевского патента на право именоваться поставщиком двора Ее Величества или членов королевской семьи (таким патентом владеют, к примеру, Launer, Nestlé UK, The Ritz, Waitrose и так далее) – она составляет 193 миллиона фунтов стерлингов.

«Они – это большая PR-кампания для всей страны», – считает CEO Brand Finance. И есть все основания полагать, что в будущем, благодаря новым лицам в династии, экономическая ценность Виндзоров будет только расти.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2018
Reborn