Юлия Пономарева: «Агрессивное увлечение фитнесом мало кто считает проблемой. А зря!»

[Стиль жизни] [От первого лица][Идеальное тело]
1114
Что такое фитнес-зависимость? И как ее «диагностировать»? ─ рассказывает Юлия Пономарева, модель агентства AVANT.
Юлия Пономарева

Это произошло в Гонконге два года назад. У меня случились личные проблемы, и я впервые пережила большой стресс. Про такое говорят: «сорвало­ крышу». Я совершенно не знала, как справиться с собой, от отчаяния допускала мысль о том, что лучше бы мне попасть под машину. Думаю, все помнят свою первую любовь – случается у каждого, у некоторых проходит тяжело.

Я начала карьеру модели в 15 лет. Работала в Лондоне, почти два года провела в Париже. В этот период мои отношения с фитнесом можно было назвать никакими – в зале я вообще не занималась. Первый раз встала на беговую дорожку в 17, потому что поправилась. Неправильное питание в поездках – большая проблема начинающих моделей. На старте карьеры, не имея опыта, девушки самоуверенны: «Что вы, я не толстею и за границей не потолстею!» Потом ты приезжаешь в другую страну, там у тебя сума­сшедший график. В коротких паузах, передвигаясь с кастинга на кастинг, с показа на показ, ты просишь остановить машину у магазина и в спешке покупа­ешь то, что видишь. Увы, это не приготовленные на пару семга с сельдереем, а соблазнительные и вкусные продукты, часто для тебя новые, – все это хочется попробовать прямо сейчас.

Момент расплаты жестко ставит на место: в один прекрасный день я пришла на кастинг и поняла, что мои бедра вместо допустимых 90 сантиметров (мой модельный стандарт) – 93 и даже больше. Конечно, я побежала в зал. Довольно быстро сбросила лишнее, сбалансировала питание, вскоре получила очередное приглашение от материнского агентства AVANT и уехала по контракту в Азию.

Я успела проработать в Гонконге два месяца. Но из-за проблем в семье на несколько дней вернулась в Россию – мы с молодым человеком, с которым на тот момент встречались четыре года и считали себя одним целым, приняли решение расстаться. Я оказалась не готова к такому повороту событий.

За неделю без всяких диет и фитнеса я похуде­ла почти до критического состояния.

Впереди снова ждал Гонконг – контракт на несколько месяцев. Дышать я могла с трудом, меня преследовали внутренние диалоги и уничтожало необъяснимое чувство тревоги. Я бесконечно и во всем обвиняла себя. Говорят, когда закрывается одна дверь, открывается другая. Конкретно в тот момент своей жизни я видела не дверь, а бетонную стену и билась о нее головой.

Очевидно, нужно было что-то делать. И я решила уйти в спорт. Прочитала про эндорфины, гормоны счастья, пониженную выработку кортизола.

Аргументы сработали.

Спортзал находился на первом этаже дома, в котором располагались мои апартаменты. Я начала тренироваться. Сначала один раз в день. Каждое утро. Довольно скоро мне захотелось побольше «спортивной рутины» – я увеличила нагрузку вдвое. Утром час на кардио, вечером – полноценная полуторачасовая тренировка «кардио плюс силовые».

Думаю, это был первый тревожный звонок – 14 тренировок в неделю. Любой врач подтвердит: между тренировками обязательно должен быть отдых. Получая нагрузки в зале, мышцы подвергаются «мини-травмам», чтобы восстановиться, им необходимо время, желательно не менее 28 часов. Я не давала себе этого шанса. Без зала я не могла – спать, есть, нормально существовать. «Спорт» убивал мой стресс. Я выискивала интересные упражнения. Записывала в зале видео. Выкладывала в Instagram. Подписчики подогревали мой азарт просьбами выкладывать еще и еще. Я чувствовала, что могу больше. Незаметно для себя, в свободные от работы дни я стала ходить в зал трижды – утром, днем и вечером.

Любые отступления от графика психика воспринимала негативно. Отмена тренировки вызывала беспокойство и раздражительность. Даже если я очень поздно возвращалась домой, даже если возвращалась после шумной вечеринки, я ставила будильник на 8 утра (хотя в принципе люблю поспать до обеда) и шла в зал. Если вечером возникали важные рабочие встречи, значит, я находила возможность заниматься в четыре часа дня. Тренировки оставались в приоритете.

Что чувствовало мое тело? Конечно, оно уставало. Но я не ощущала усталость. Мне казалось, мой организм все устраивает. Думаю, на самом деле в тот момент я его просто не слышала. Нагрузки в зале превратились в «лекарство», но это лекарство вызвало чрезмерную привязанность.

Самостоятельно «диагностировать» фитнес-зависимость почти невозможно. К сигаретам, к алкоголю в обществе настроены категорично. Агрессивное увлечение фитнесом мало кто считает проблемой. (Читайте: Орторексия: новое светское заболевание)

Я не знаю, сколько еще смогла бы существовать в таком экстремальном режиме – я прожила в нем 73 дня, почти два с половиной месяца.

Сбавлять темп я точно не планировала. Очень рада, что все же смогла остановиться. Не сама. Повезло: меня остановили обстоятельства.

Контракт закончился, я вернулась в Россию. Здесь была зима, тренажерный зал находился далеко от дома, через два дня – Новый год. На вечеринке­ я встретила знакомого. Он спросил: «Как дела?» Я ответила: «Все «как бы» нормально». Он увидел, что нормально не все. Мы стали много общаться, в зал тянуло, но первый месяц я не думала ни о чем – влюбленность вышибла меня из привычной жизни взрывной волной. Шаг за шагом я обретала душевное и физическое равновесие. Безусловно, заниматься я не перестала. Я обожаю фитнес. Хожу в зал три раза в неделю и всем рекомендую. Но я больше не загоняю себя до предела, ставлю здоровье на первое место и помню о том, что во всем важна мера. Организм у меня один, и теперь я умею о нем заботиться. 

Фото: Getty Images, Vivien Liu

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйМай 2018
Fun and Sun