Почему дочь Дэвида Боуи не будет второй Кайей Гербер (а могла бы)

[Стиль жизни] [Дети звезд]
3161
Александрия Захра Джонс могла бы стать такой же известной, как ее культовые родители – супермодель Иман и музыкант Дэвид Боуи. Но мама не разрешает.

В звездных семьях достаточно сильно выражена преемственность, и дети знаменитостей не прочь идти по стопам родителей. Последние, как правило, своих отпрысков всецело поддерживают. Следовать по проторенной дорожке с мамиными и папиными связями намного легче. Успех гарантирован, даже если объективно ты – не лучший из вариантов, ведь между «котом в мешке» и кандидатом, за которым стоит знаменитая фамилия (и не одна), выбор очевиден. Недаром прямо сейчас на подиуме и в рекламе все чаще появляются подросшие дети звезд 90-х. Но это не случай Александрии Захры Джонс – дочери Дэвида Боуи (Джонс – его настоящая фамилия).

Супермодель и вдова музыканта Иман совсем не поддерживает идею модельной карьеры девушки. У матери на этот счет свои соображения.

18-летняя Александрия, которую в семье называют просто Лекси, в мае закончила колледж и сейчас достаточно успешный художник. Но широкой публике Лекси не слишком известна, а на ее Instagram подписано чуть более 31 тысячи пользователей. Так что в отличие от дочерей других рок-звезд и супермоделей, Кайи Гербер или Фрэнсис Бин Кобейн, например, Лекси может спокойно прогуливаться по улице. По мнению Иман, в действительности, именно это и ценно.

«Она (Лекси) говорит, что я гиперопекающая мать, – рассказала супермодель. – Но я объясняю, что все это может подождать, это никуда не денется. Живи приватной жизнью, пока есть возможность, потому что однажды и очень скоро она станет публичной, так что наслаждайся». 

Иман прекрасно осознает, какими разрушительными могут быть те же самые силы, которые возвеличат и сделают знаменитой ее дочь. По словам звезды, когда она опубликовала фотографию дочери в Instagram, ее телефон начал разрываться от звонков. «Каждое агентство, каждый дизайнер позвонил мне со словами: «Если она хочет, мы бы с радостью пригласили ее в качестве модели». Я ответила: «Нет, она не хочет». Я знаю, почему они хотят ее в качестве модели. Это потому, что она ─ дочь Дэвида Боуи».

63-летняя Иман лучше других знает всю кухню модельной индустрии, ее профиты и недостатки, политику и скрытые мотивы (история успеха Иман в деталях ─ «Звезда Иман: как супермодель сделала Африку модной»). И знает, как модная индустрия может ломать девушек. В начале своей модельной карьеры она столкнулась с массой проблем и одной из самой серьезных было то, что тогда для участия в модных показах допускалась только одна темнокожая модель. Таким образом темнокожих манекенщиц постоянно натравливали друг на друга, заставляя конкурировать за единственное место в шоу.

Но вместо того, чтобы плести интриги Иман предпочла бороться за перемены. Сейчас это кажется невозможным, но в то время у визажистов часто банально не было средств для темнокожих манекенщиц. Тогда Иман начала сама смешивать разные оттенки декоративной косметики, а впоследствии основала компанию Iman Cosmetics.

«Сейчас у каждого бренда 40 оттенков тональной основы, но Iman Cosmetics – компания которая одной из первых изменила наше представление о макияже. Это станет моим наследием, и я очень рада, что меня запомнят в качестве той, которая отказывалась соперничать с другими темнокожими моделями». Что же касается дочки Иман, то у нее будет свой путь к известности, возможно, в качестве художницы. И пусть лучше она проделает его как самостоятельная ценность, а не как дочь легендарного музыканта.

Фото: Getty Images, Instagram

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2018
Street de luxe