Из революционерок в президенты: Дилма Русеф – первая женщина у руля Бразилии

[@Work] [Политический Олимп]
137
Рассказываем, о том, как экс-президенту Бразилии Дилме Русеф удалось стать первой женщиной во главе страны и почему, несмотря на импичмент, она не собирается уходить из политики.
Дилма Русеф, тогда президент Бразилии, во время конференции в Сан-Паулу, 13 мая 2013 года

«Я всегда занималась политикой. Я начала в 15 лет, а сейчас мне почти 70. Я была избрана лишь на одну должность: должность президента республики. И я продолжу заниматься политикой», – в интервью российскому телеканалу Russia Today экс-президент Бразилии Дилма Русеф не боится громких заявлений. Ей объявили импичмент более года назад, и с тех пор «госпожа президент» (так ее до сих пор называют в ближнем кругу) предпочитает разговаривать только с международными СМИ. Говорит, что ангажированная олигархами бразильская пресса слишком предвзята для того, чтобы дать ей слово и при этом не вывернуть его наизнанку. 

Декларативно все свое президентство она положила на то, чтобы побороть коррупцию, но жизнь до смешного иронична: ведь именно за скандал, связанный с отмыванием денег в государственной нефтяной компании Petrobras, госпоже Русеф пришлось лишиться должности. Сама она считает, что ее импичмент – это торжество беззакония, а потому экс-президент не только забрасывает Верховный суд Бразилии исками об отмене своей отставки, но и с боем прокладывает себе новый путь в большую политику. На пост президента она, конечно же, не рассчитывает, но и просто так уходить с государственной авансцены эта дама не собирается. Не в ее характере.

Дилма Русеф во время своей первой предвыборной кампании, 18 октября 2010 года

Валькирия бразильской революции

Дилма Русеф ничуть не лукавит, когда говорит, что начала заниматься политикой в подростковом возрасте. Девочка происходила из семьи болгарского коммуниста Петара Русева, бежавшего из Софии сначала во Францию (тогда же славянскую фамилию Русев мужчина стал писать на европейский манер – Русеф), а затем в Бразилию. Дилме было всего 17, когда в ее стране воцарился режим военной диктатуры, притеснявший любые проявления политической активности среди низших и средних слоев населения и – что логично – охотившийся на коммунистов. На ее глазах в Бразилии росла бедность, подавлялись профсоюзы и незаконно обогащались крупные капиталисты. Стремительно теряла деньги и социальные права и ее семья. Все это не могло оставить бойкую и решительную по природе своей Дилму безучастной и аполитичной: очень скоро, вдохновлённая прошлым своего отца, который в свое время также подвергался политическим преследованиям (он, правда, умер за два года до переворота), Дилма уверенно вычеркнула из сферы своих интересов мальчиков и вечеринки и вписала на их место всего три слова: «Социалистическая партия Бразилии».

В молодежную организацию запрещенной в годы военной хунты соцпартии Дилма вступила в 1967 году, в 20 лет. Разумеется, это была подпольная деятельность: не обходилось без дебошей, нападений на военных, грабежей банков, – все, чтобы хоть как-то подорвать диктат. Очень быстро девушка стала одной из самых ярких представительниц юных оппозиционеров: ее отличала волевая походка, короткая мужская прическа, асексуальная одежда (прежде всего, джинсы с клетчатой рубашкой – эдакий символ притесненных рабочих). Радикализм Дилмы крепнул с каждым новым проявлением диктатуры – настолько, что программа социалистов (как слишком щадящая) почти сразу же ей надоела. Настоящий настрой на борьбу она нашла в организации экстремистского толка под названием «Команда национального освобождения», члены которой стали ей семьей на несколько лет вперед. С одним из них Дилма породнилась и официально: в 1968 году девушка вышла замуж за революционера Клаудио Галено (сейчас он – знаменитый в Бразилии журналист). Не красавица, Русеф, по воспоминаниям одного из ее преподавателей, «всегда обладала харизмой и качествами истинного лидера». «Она умела привлечь к себе внимание на любом собрании, несмотря на то, что была чуть ли не единственной женщиной в окружении начальников-мужчин», – продолжает профессор. Много лет спустя ему будет вторить и первый супруг Дилмы, который расскажет, что он с первого взгляда был поражен силой личности девушки и ее невероятным умом.

Дилма Русеф пред военным судом, 1970 год

Вместе с Клаудио Дилма участвовала во множестве вооруженных столкновений с полицией и армией, каждый раз сбегая от правосудия из одного города в другой. «Поймали» революционерку только в 1970 году и сразу же отдали под военный суд. Позднее женщина будет неоднократно вспоминать, что годы, проведенные в тюрьме, стали худшим временем в ее жизни. Два года бесконечных пыток электрошоком, жестоких побоев, оскорблений и антиреволюционной пропаганды привели к тому, что на свободу Дилма вышла с потускневшими глазами, худая, больная, но с четким пониманием, что ей нужно делать дальше. «После тюрьмы осталась большая пустота, – расскажет впоследствии подруга ее юности поэтесса и художница Неуза Ладейра (она также находилась в заключении), – наша мечта исчезла, появился прагматизм. Каждый пошёл своей дорогой».

Девочка Лулы

Дорога Дилмы привела ее обратно в университет города Порту-Алегри, который она в годы своей революционерской юности бросила ради стычек с военными. Теперь же она степенно получала экономическое образование, периодически участвуя в политической жизни города – на этот раз уже легально. Со своим супругом она уже давно не жила, и хотя с Клаудио она официально разведется только в 1981 году, уже тогда ее сердцем завладел очередной революционер по имени Карлус Араужу, который, кстати, тоже сидел в тюрьме за оппозиционную деятельность. Видимо, близость по духу очень скоро переросла в настоящие чувства. 

Дилма Русеф - уже в должности главы администрации президента - с визитом в Сальвадор, октябрь 2009 года

Замужество, высшее образование и наличие ребенка (в 1976 году у Дилмы и Карлуса родилась дочь) давали Русеф возможность пробоваться в местные органы власти – хотя, надо сказать, ее экстремистское прошлое в свое время закрыло для нее не одну вакансию. Но Дилма не сдавалась. Удача улыбнулась ей в конце 70-х, когда она, поучаствовав в создании оппозиционной Демократической рабочей партии, заранее зарезервировала себе место ее полноправного члена. Легальная политическая деятельность давалась ей неплохо: хороший экономист, Дилма дослужилась сначала до должности казначея города, а затем стала работать в министерстве энергетики.

Но все же это был не предел мечтаний. Дилма слишком привыкла быть в центре внимания, чтобы всю жизнь проработать «одной из». Ей нужно было быть первой во всем.

И тут женщина вновь вспомнила про свой былой радикализм – через десять лет службы на благо бразильской энергетики она перешла в основанную известным популистом и защитником прав рабочих Луисом (Лулой) де Силва Партию трудящихся. Это был конец 1990-х. На смену военной диктатуре пришел неолиберализм во главе с тогдашним президентом Фернанду Энрике Кардозу. Потихоньку приходил в себя промышленный сектор, бизнес и денежная система, – одним словом, строился своеобразный латиноамериканский вариант капитализма. Лула де Силва долгое время выступал политическим оппонентом Кардозу, но безнадежно проигрывал ему каждые президентские выборы.

Лула де Силва - уже президент Бразилии - с визитом в город Кампинас, 18 сентября 2010 года

Победить Луле удалось только в 2003 году, после того, как бразильцы вновь вспомнили о том, что им нужны социальные права. Дилму, которая, надо сказать, всегда была его правой рукой, новый президент сразу же назначил сначала министром энергетики, а затем и вовсе – главой своей администрации. Сомнений не оставалось ни у кого: новоиспеченный народный любимчик Лула завел себе протеже. С тех пор недостатка в политическом внимании Дилма Русеф не испытывала никогда.

Президент Лула де Силва с главой администрации Дилмой Русеф, 10 марта 2010 года
На встрече с Госсекретарем США Хиллари Клинтон, 3 марта 2010 года

Многие продолжали относиться к ней, как в бывшей революционерке, выступавшей против военной хунты, и проникались уважением к силе ее характера. Повторно убедились в этом в 2009 году: именно тогда Дилме Русеф пришлось перенести рак лимфатической системы. Тогда же, кстати, из-за частых пластических операций серьезной трансформации подверглась и внешность женщины. Некогда суровый взгляд сменился женственной мягкостью, оскал – дружелюбной улыбкой, приятно округлилось лицо. Завершили преображение стилисты: уже к 2010 году – а именно тогда подходил к концу второй срок Лулы и на пост президента стала выдвигаться его протеже – от прежней жесткой Русеф не осталось и следа. Перед избирателями стояла преемница их любимого президента (рейтинг одобрения Лулы на конец его срока составлял рекордные 87%) – элегантная, женственная, доброжелательная, без пяти минут бабушка Дилма. Ее победа на выборах была безоговорочной: 1 января 2011 года Дилма Русеф стала первой женщиной на посту президента Бразилии.

Железная дама

Политологи сразу предрекали ей судьбу «тени Лулы». Абсолютная сторонница курса экс-президента, дебютантка в большой политике (это стало ее первой должностью, на которую ее выбрал народ), да еще и женщина – в то, что Дилма Русеф хоть как-то преуспеет на новом посту, верилось далеко не всем. 

Инаугурация Дилмы Русеф, 1 января 2011 года

Пришлось доказывать. Среди прочего, одним из ее самых ярких решений на первых порах стала усиленная борьба с коррупцией – причем, не на словах, а на деле. Всего за один год женщина уволила сразу восьмерых госслужащих, чьи имена, так или иначе, фигурировали в разоблачениях от бразильской прессы. Шаг, который с энтузиазмом воспринял ее электорат: средний класс, наконец, воочию увидел, как наказываются те, кто десятилетиями избегал правосудия. И именно Дилма, которая, кстати, ни разу не была замешана в скандалах подобного рода, привнесла, по мнению рядовых бразильцев, долгожданную справедливость.

Дилма Русеф совсем не была похожа на Маргарет Тэтчер, но восхищённые граждане почти сразу же прозвали ее «железной дамой» - по аналогии с «железной леди» (читайте: Маргарет Тэтчер: путь от дочери бакалейщика до Железной леди). Сильная социальная, семейная, налоговая и сельскохозяйственная политика в совокупности с абсолютно не свойственным странам Латинской Америки изоляционизмом от США сделали Русеф особенной фигурой в регионе. Куда больше ее интересовало взаимодействие с партнерами по БРИКС, МЕРКОСУР или СЕЛАК – организаций, призванных провозгласить торжество многополярного мира, где нет американской гегемонии и где Латиноамериканский регион мог бы заявить о себе, как о самостоятельной и независимой единице. 

Дилма Русеф на саммите БРИКС в Нью-Дели, 2012 год

Неслучайно, уже после своей отставки Дилма в интервью с Ирадой Зейналовой скажет: «США не могут простить нам БРИКС».

Переизбрание на второй срок прошло почти так же безболезненно, как и избрание на первый. Но эйфория от победы длилась недолго: грянул экономический кризис, который, как предполагали эксперты в правительстве, должен был миновать Бразилию. Однако прогнозы не сбылись: один из крупнейших поставщиков энергоносителей, страна столкнулась с резким падением цен на нефть и газ. Бюджетный дефицит, изнеможенный от бесконечного количества социальных программ, рос с молниеносной скоростью. Любовь электората к Дилме – такая теплая и беспрекословная в начале – постепенно стала сменяться раздражением и озлобленностью.

«Чао, дорогая!»

Голосование за импичмент Дилмы Русеф в нижней палате парламента Бразилии. Надпись на плакате: "Чао, дорогая!", 17 апреля 2016 года

Как утверждает сама Дилма, именно тогда у ее оппонентов в парламенте возникла мысль воспользоваться ситуацией для того, чтобы устроить ей импичмент. Ведь именно тогда, в 2016 году – на фоне тяжелейших общественных протестов – в прессе всплыло так называемое «дело Petrobras» (Petrobras – это крупнейшая государственная нефтегазовая компания в стране). Федеральная полиция обвинила Лулу де Силву и его протеже Дилму Русеф в создании хитрой коррупционной схемы, по которой Petrobras раздавала дорогостоящие подряды нескольким строительным компаниям Бразилии и получала за это откаты. Лула был назван одним из главных фигурантов скандала, Дилма же была обвинена в халатности и пособничестве, ведь именно она в свое время занимала пост министра энергетики и была председателем совета директоров Petrobras.  

Сама президент категорически все отрицала, а чтобы спасти от суда своего бывшего начальника, она в срочном порядке назначила его главой администрации, чтоб у того появился иммунитет. Негодованию народа не была предела: некогда главный борец с коррупционерами, Дилма Русеф оказалась сама в центре коррупционного скандала, да еще и защищала преступника.

Протестующая во время митинга за импичмент Дилмы Русеф, 31 августа 2016 года

Вопрос об импичменте зазвучал практически сразу. Но Дилма сохраняла спокойствие. Она демонстративно каталась на велосипеде (одно из ее хобби) и приветливо общалась с журналистами, когда в верхней палате парламента выносилось соответствующее решение. 31 августа 2016 года под возгласы сенаторов «Чао, дорогая!» президент Дилма Русеф была отстранена от власти. Пост перешел к ее бывшему вице-президенту Мишелу Темеру, и, как впоследствии не раз рассказывала уже экс-президент, это было одно из самых больших предательств в ее жизни.

Дилма Русеф с вице-президентом Мишелем Темером, который после ее импичмента займет ее должность

И снова девочка Лулы

Несмотря на то, что Дилма Русеф уже год, как отстранена от должности, доступ к политическим постам у нее все еще есть. Сама она, однако, не раз признавалась, что баллотироваться на выборах в следующем году не планирует. С другой стороны, несмотря на скандал с Petrobras, надежды на лидерство подает ее «политический отец» Лула де Силва.

Сама Дилма уверена: сейчас Бразилия стоит на пороге нового военного переворота. И это страшно, ведь в сознании граждан все еще жива память о жестокости и озлобленности хунты. Правительство Мишела Тимера, который, кстати, встав у власти, мгновенно встал на путь неолиберализма и ультра-консерватизма (то есть против всего того, что делали Лула и Дилма в течение 15 лет), все ярче демонстрирует свою несостоятельность. К тому же, благодаря усилиям самой Дилмы, стало известно, что нынешний президент ранее подговорил владельцев крупной мясной компании JBS SA дать взятку некоторым членам парламента, чтобы те инициировали импичмент Русеф. В результате получается, что в Бразилии нет практически ни одного политика, не затронутого коррупционным скандалом. И недовольство населения сим открытием только растет.

Удивительно, но на таком политическом фоне рейтинги самого Лулы (видимо, в благодарность за его прошлые заслуги) высоки, что дает серьезные основания политологам предрекать ему победу в следующем году. Если же ему действительно удастся переизбраться на пост, то Бразилия продолжит свое развитие на рельсах социализма. Все вернется на круги своя, и, быть может, именно тогда страна вновь увидит восхождение Дилмы Русеф, той, кто всегда была рядом с Лулой де Силвой, в каких бы обстоятельствах он не оказался.

Фото: Getty Images, Legion-Media, National Archive of Brazil

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2017
New chic