Уйти от Виндзоров и остаться счастливой: история Сары Фергюсон, бывшей супруги принца Эндрю

[Life&Love] [Династии][Истории жизни]
17874
15 октября свое 58-летие празднует Сара Фергюсон, герцогиня Йоркская. И пока она остается единственной бывшей королевской невесткой, которая празднует свой день рождения в статусе счастливой, самодостаточной и полностью оправившейся от «виндзорского проклятья» женщиной.
Сара Фергюсон, герцогиня Йоркская, бывшая супруга принца Эндрю, на мемориальном мероприятии вместе с членами королевской семьи, июль 2017 года

Токсичные браки – не редкость в королевской семье, но союз принца Эндрю и Сары Фергюсон не похож ни на один из них. Шутка ли: они развелись более двадцати лет назад, а расстаться не могут до сих пор. Они называют себя «самой счастливой разведенной парой в мире», и действительно, кажется, что этим двоим куда лучше живется вне брачных уз и пресловутого королевского протокола. Далеко за доказательствами идти не надо: бывшие супруги до сих пор появляются вместе на скачках Royal Ascot, временами ужинают, а пресса не устает из года в год предрекать им  повторную помолвку.

Но, думается, что сама Сара даже под страхом смерти не вернется в дворцовые покои. Герцогиня Йоркская всегда была одной из самых улыбчивых королевских особ в семье Виндзоров, но по-настоящему искренне она стала улыбаться только после развода. Как и принцессе Диане, ей слишком нравилось чувствовать жизнь в ее абсолюте – любить, смеяться, радоваться и не озираться на мнение общества.

И, неожиданно, у этой истории из темной виндзорской саги – очень добрый конец. Так решила сама Сара.

Сара Фергюсон на заседании одного из комитетов ООН, февраль 2010 год

Кармические подруги

У юной Сары Маргарет Фергюсон и ее близкой подруги Дианы Спенсер было немало общего. Обе, например, происходили из британской аристократии. Правда, если леди Спенсер могла похвастаться отцом-графом, то у ее приятельницы формально не было никаких титулов. Все что она могла – это лишь ненароком упомянуть, что ее родословная тянется до Карла II, правившего еще в XVII веке. Но девушка так почти никогда не делала: на фоне леди Дианы, чья семья жила в старинном фамильном поместье, этот комментарий казался жалкой попыткой выдать себя за ту, кем она никогда не была.  

Семья Фергюсон: Сара, ее отец Рональд и сестра Джейн, 1968 год

Тем не менее, обе были вхожи в королевский Двор. Диана – как потенциальная невеста сначала принца Эндрю, а потом принца Уэльского, Сара – как дочь майора Королевских войск и по совместительству бывшего тренера еще маленького Чарльза. В детстве Сара часто играла с детьми Елизаветы, в том числе и с Эндрю, но тогда, конечно же, никто и вообразить не мог, что эта рыжеволосая, вечно хохочущая девчушка без единого намека на королевские манеры сможет каким-либо образом породниться с семьей монархини.

Диана и Сара проводили много времени вместе. Они дружили с 14 лет. Пока отец Спенсер упорно забрасывал в королевскую семью сети, пытаясь устроить своей старшей дочери союз с Чарльзом, а младшей – Диане – брак с Эндрю, подруги посещали вечеринки, делились секретами и много разговаривали. Поговорить было о чем: в раннем детстве обе столкнулись с тем, что их матери сбежали из семьи. Мать Дианы – Френсис – сбежала от Джона Спенсера после 13 лет брака (читайте: «Семейство Спенсеров: кто стоит за трагедией принцессы Дианы на самом деле»). Мама Сары – Сьюзен Мари Райт – ушла из семьи, когда ее дочери было всего 15. И не просто ушла, а сбежала в Аргентину с молодым игроком в поло. 

Близкие подруги Диана Спенсер и Сара Фергюсон...
... на матче по поло в Cowdray Park, 12 июля 1981 года

«Я не могла понять: как можно было бросить детей? Лучше умереть, чем оставить свое дитя», – признается потом журналистам принцесса Уэльская. «На самом деле, с трудом понимаю, как мама могла оставить нас с сестрой и просто взять и исчезнуть», – будет вторить своей подруге герцогиня Йоркская.

Обе родительницы, кстати, когда-то тоже дружили между собой, учась в одной школе в Доухэме, и, быть может, именно это определило будущий кармический характер теплых отношений между двумя виндзорскими невестами.

Рыжая бестия с рубиновым кольцом

Всю жизнь Диана Спенсер готовила себя к браку с Эндрю и к титулу герцогини. Девочка любила воображать себя героиней из средневековой сказки, в которой, кстати говоря, были все необходимые атрибуты: сложное детство, злая мачеха (так, по крайней мере, казалось Диане) и где-то маячивший на горизонте принц Эндрю, который рано или поздно заберет ее к себе во дворец. Сказку собственного сочинения пришлось в срочном порядке переписать в 1977 году, когда ее старшая сестра Сара Спенсер одним неосторожным комментарием навеки отвернула от своей кандидатуры принца Уэльского. Конвейер спенсеровских дочерей сместился на одно место: теперь заполучить Чарльза предстояло Диане. Что, как известно, и произошло в 1981 году, когда отчаявшийся построить свое счастье с Камиллой наследник сделал 19-летней леди Спенсер предложение руки и сердца.

С самых первых месяцев после свадьбы Диана поняла: сказок не существует (читайте:«Принцесса Диана: «Я резала вены уже во время медового месяца»»). Теперь новоиспеченная принцесса Уэльская воображала себя не иначе, как пленницу чудовищного протокола, где жена принца обязана изображать счастье, пока тот в тайне мечтает о другой. Старое семейство оставило ее совершенно одну, новое лишь раздражалось напуганным поведением новой невестки, в какой-то момент посчитав, что она психически не здорова. Сара Фергюсон, с которой Диана периодически пересекалась на официальных мероприятиях, оставалась ее единственной отдушиной.

Диана и Сара на матче по поло, 1 июня 1982 года

Подруга Дианы – на свое счастье или на свою беду – ни к каким бракам с принцами себя никогда не готовила. Поэтому ее юность, как у каждой второй лондонской девчонки, была бурной, пьяной и романтичной. Позднее, в 1986 году, когда Сара уже будет без пяти минут герцогиней, газета The Times даже откопает ее фото с выпуска из интерната, где она – без единого намека на купальник – бросается в школьный бассейн. В этом была вся Сара: всегда улыбчивая, привлекающая мужчин, бесстыдная, настоящая рыжая бестия.  

Пожалуй, никто никогда не узнает, действительно ли принцесса Уэльская руководствовалась корыстными мотивами, когда решила познакомить свою близкую подругу с принцем Эндрю в 1985 году, но спустя двадцать лет после смерти «королевы людских сердец» сложно избавиться от мысли о том, что Диана желала, чтобы рядом с ней по ту сторону королевских ворот оказался «свой» человек. 

Принцесса Уэльская со своей подругой Сарой в клубе по поло Guard's, июнь 1983 года

В любом случае сама Сара была очарована возмужавшим Эндрю, и хотя сама она в свои 26 прекрасно понимала, что свадьбой тут и не пахнет (уж коли она не аристократка и, что важнее, не девственница), она без зазрения совести, со свойственным ей авантюризмом нырнула в необычные отношения. И потеряла голову. Как, собственно, и ее Эндрю.

Средний сын Королевы поставил вопрос о помолвке с Сарой ребром: либо он женится на любимой, либо берет в жены первую попавшую к нему в постель проститутку. Поверить в это было легко: Эндрю, статный без пяти минут капитан Королевского ВМФ, пришвартовываясь к иностранным берегам, конечно же, не просто осматривал достопримечательности. К тому же, у принца был прецедент – замужество его сестры Анны, связавшей себя браком по любви. И Королева, расценив, что у Короны уже родилось второе поколение наследников (имея в виду Уильяма и Гарри), дала добро на сомнительный брак.

Эндрю был воодушевлен: видя, как Сара поглядывает на знаменитое сапфировое кольцо своей подруги, он на всех парусах помчался в Garrard за чем-то похожим. И нашел. В 1986 году сияющий от счастья принц вышел к прессе, ведя под руку свою возлюбленную, на безымянном пальце которой красовалось великолепное кольцо с бирманским рубином в окружении десяти небольших бриллиантов. Выбирая огненный камень, сын Елизаветы вдохновлялся шевелюрой своей невесты. Увы, подумай Эндрю о том, какое проклятье в династии Виндзоров несут в себе рубиновые помолвочные кольца, быть может, его выбор пал бы и на другой камень. Но сделанного не воротишь: Сара с очаровательной улыбкой и мыслями о прекрасном будущем подписалась на самые беспокойные несколько лет в своей жизни.

Официальные фото с помолвки принца Эндрю...
... и Сары Фергюсон, 17 марта 1986 года
Помолвочное кольцо Сары

Огонь и воздух

Близкая подруга Дианы, наконец, триумфально вошла в королевскую семью. Как и многих невест принцев «из народа», Сару воспринимали, как глоток свежего воздуха. У Эндрю и его возлюбленной была великолепная свадьба (кстати, как и у Дианы с Чарльзом – в июле) – грандиозная, с пышным венчанием в Вестминстерском аббатстве и с торжественным пожалованием титулов герцога и герцогини Йоркских. Через два года у пары родится их первая дочь – принцесса Беатрис, а еще через пару лет – малышка Евгения.

Свадьба принца Эндрю и Сары Фергюсон, 23 июля 1986 года

Диана радовалась за счастье подруги – настолько, насколько то может женщина, сама утерявшая веру в собственное замужество. Было ли это искренне? Позднее принцесса Уэльская признается, что она всерьез ожидала, что вскоре Сара замкнется в себе, не выдержав гнета дворцовых правил и нрава королевской семьи. Так было с ней самой, и только такой сценарий Диана считала единственно возможным и универсальным для любой виндзорской невестки. Но отчаиваться было не в характере Сары. Обладавшая природным очарованием и легким нравом, Сара в одночасье стала семейной любимицей. Во время почти каждой трапезы новоиспеченная герцогиня Йоркская искрила юмором, влюбляя в себя решительно каждого члена семьи. 

Диана и Сара на гоночном заезде в Эпсом Даунс, примерно 1987 год

Диана вспоминала впоследствии, что Сара и Эндрю еще не были помолвлены, а семейство Виндзоров очарованно приговаривало, что ей следовало бы походить на подругу. «Ну почему ты не можешь просто быть такой же жизнерадостной, как Сара?», – спросил ее тогда же Чарльз. И Диана, принимавшая любую мелочь близко к сердцу, взглянула на подругу другими глазами. Это была зависть.

Ведомая мнением королевской семьи, принцесса Уэльская пыталась нарочно пробудить в себе то, чего в ней уже почти не оставалось, но в изобилии было у Сары – природную непосредственность и любовь к экстриму, что в исполнении Дианы порой выливалось в откровенные безрассудства. Она сбегала на концерты, натянув на себя кожаные штаны, на виду у всех во время скачек в Аскоте вместе с Сарой  понарошку тыкала зонтиком в попы вреди идущих дам. Это были вопиющие нарушения этикета, но Сара выглядела настолько естественно и безобидно, что ей подобные выходки всегда сходили с рук. Диане же везло меньше.

Принцесса Диана и герцогиня Йоркская в шутку наставили зонтики в тыл своей приятельницы Лулу Блэкер. За эту выходку Диане досталось от прессы. Июнь 1987 года, Royal Ascot

«Я очень ей завидовала, – вспоминала принцесса Уэльская, – я не понимала, как ей удавалось так легко ко всему относиться. Пока я боролась за то, чтобы попросту выжить, она, казалось, наслаждалась своим положением».

Диана и Сара сопровождают принца Чарльза...
... на судне фрегата HMS Brazen, 5 февраля 1986 года

В отличие от Дианы, брошенной в королевскую семью наивной 20-летней девушкой, 27-летней Саре было проще принять колючие правила дворцового протокола. Но это отнюдь не означало, что свои новые обязанности она воспринимала с энтузиазмом. После рождения первой дочери женщина начала стремительно набирать вес – сказалась как природная предрасположенность, так и переживаемый стресс. На фоне Дианы она начинала выглядеть все хуже и хуже. Газеты наперебой сравнивали между собой изящный стиль принцессы Уэльской с слега провинциальной манерой Сары, ее скромную улыбку – с громким смехом герцогини Йоркской, ее тонкую талию – с располневшей фигурой супруги Эндрю. После того, как на свет появилась младшая Евгения, герцогиня весила уже более 100 килограмм, за что получила прозвище «Duchess of Pork» (pork – свинина). «Я верила всему написанному. Мне казалось, что это правда. Я была так несчастна и все время ела. Потом меня чуть не задавили критикой за то, что я сильно поправилась. Это был замкнутый круг, и я не знала, как его разорвать», – скажет потом Сара, признавшись даже, что ей бы хотелось страдать булимией, как Диана, чтобы ее проблемы не отражались на фигуре. Символично, что пищевые расстройства также станут общим в судьбах двух подруг.

Сара со старшей дочерью (2 месяца спустя после вторых родов), май, 1989 год
Сара со старшей дочерью (2 месяца спустя после вторых родов) и с принцем Эндрю, май, 1989 год

Будет объединять и еще кое-что: взаимная неверность мужьям. Причем, у всех четверых будут самые разные мотивы. Чарльз будет изменять Диане из-за любви к Камилле, Диана будет изменять Чарльзу из мести, Эндрю будет обманывать Сару по старой портовой привычке, а она его – из тоски. Герцог Йоркский часто по долгу службы будет пропадать в плаваниях, так что его жене придется искать утешения в объятиях других мужчин. Сара не умела быть верной. Это было ясно и раньше. Она слишком любила мужское внимание, и быть может, именно это объединяло ее с тетей Эндрю – принцессой Маргарет.

Герцогиня Йоркская, 1990 год

Ее все чаще стали замечать в компании разных мужчин, в список которых среди прочих попадали миллионер Стив Уайт, финансист Джонни Брайен и даже актер Сильвестр Сталоне. Слухи о ее ветрености нарочно культивировались прессой. Народ перестал ее уважать, теперь ее называли просто и непретенциозно – Ферги.

Их брак с Эндрю протянул шесть лет – в 1992 году они расстались, а четыре года спустя официально объявили о разводе. Так за громким расставанием Чарльза и Дианы последовало не менее громкое расставание герцога и герцогини Йоркской. Через год близкая подруга Сары погибнет в Париже, трагически оборвав историю принца и принцессы Уэльских. Быть может, с ее смертью прервется и кармическая связь двух подруг – Сара, наконец, встанет на путь счастья. Но уже вне королевской семьи.

Герцог и герцогиня Йоркские на мероприятии World Wildlife Fund, 19 сентября 1987 года

Вместо эпилога

«Они стоят друг друга, словно их подбирал компьютер», ─ однажды пошутила на счет Сары и Эндрю Королева-мать. И ее слова не улетели в воздух, ведь герцог и герцогиня Йоркские (после развода женщина сохранила свой титул) даже после расставания не стали сжигать мосты. Сара еще несколько лет прожила вместе с экс-супругом, воспитывая с ним детей. Бывшая свекровь, однако, поспешила мгновенно вычеркнуть рыжеволосую блудницу из своего круга: герцогиня даже  не получит приглашение на свадьбу Уильяма и Кэтрин.

Уже расставшиеся, но еще не разведенные герцог и герцогиня на спортивном празднике своей дочери Беатрис в школе Upton House, 23 июня 1993 года
Экс-супруги отводят Евгению в ее новую школу, 6 сентября 2001 года

Конечно же, после развода жизнь Сары не сразу вернулась на круги своя. Было все: и депрессии, и пьянство, и растраты. «Я осознаю тот факт, что довольно сильно выпивала. Понимаете, в то время я была сама не своя. Когда длилась вся эта история, я находилась на самом дне. Из королевской семьи я ушла для того, чтобы обрести свободу, а со свободой пришла и нужда. Сейчас у меня совершенно отчаянное положение», – рассказывала журналистам Сара. Это было лукавство: без отступных ее, разумеется, никто не оставлял. Просто она растратила все свои средства на бесконечных вечеринках и бизнес-авантюрах.

С Дональдом и Меланией Трамп на показе Michael Kors, 7 февраля 2007 года

Были и скандалы: например, когда репортер под прикрытием из таблоида News of the World, прикинувшись бизнесменом, попросил Сару устроить ему встречу с Эндрю, а она запросила за услугу полмиллиона фунтов стерлингов. Видео попало в Сеть. Сара все глубже спускалась на дно.

Но, быть может, именно это ей и было нужно – и с самого дна Сара, взяв себя в руки, очень скоро дотянулась до звезд. Она снова вернулась в форму, написала об этом несколько книг, сняла фильм о королеве Виктории и постепенно вернула себе доброе имя. Оценила старания бывшей невестки даже Елизавета II, которая последние несколько лет даже приглашает герцогиню на собственные мероприятия и на каникулы в Балморал.

Сара Фергюсон на благотворительном показе Fashion For Relief, 19 февраля 2015 года
На 68-ом кинофестивале в Каннах, 21 мая 2015 года

Сара, герцогиня Йоркская, вновь наслаждается жизнью, как в свои бурные 20. Красиво одевается, крутит романы с мужчинами, тепло общается с Эндрю, проводит время с дочерями (которых, в отличие от своей матери, она ни разу не бросила) и посещает светские мероприятия. В этом году ей исполняется 58 лет – и, кажется, в ее случае очевидно: жизнь начинается не после 40, а после развода с Виндзорами. 

С Евгенией на гала-ужине в поддержку организации Children In Crisis, 10 июня 2014 года
С дочерью Беатрис на благотворительном ужине организации Northwood African Education Foundation, 4 ноября 2014 года

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйДекабрь 2017
Fantasy