Конец «Великолепной четверки»: зачем герцоги Кембриджские и Сассекские делят королевский двор

[Life&Love] [Династии][Кейт Миддлтон][Меган Маркл]
95994
«Великолепная четверка» Кенсингтонского дворца планирует разделиться на две самостоятельные королевские пары – с собственным кругом полномочий, с собственными командами и собственными pr-стратегиями.
Герцоги Кембриджские и Сассекские на параде в честь 100-летия RAF, 10 июля 2018 года

Они росли на глазах у всего мира: учились, бунтовали, взрослели, постепенно включались в королевскую работу. Едва ли на всей планете найдутся более популярные братья. Принцы Уильям и Гарри с самого рождения демонстрировали то, что крайне редко встречается в королевских династиях, – искреннюю любовь друг к другу, поддержку и желание работать бок о бок. За столь крепкую, практически нерушимую связь сыновей принца Уэльского нередко называли емким английским «double act» – дословно «комическим дуэтом», в котором оба персонажа, несмотря на всю разность характеров, просто физически не могут существовать по отдельности. Настолько они органично смотрятся вместе.

Сыновья легендарной принцессы Дианы, любимчики британской нации, дети, за личное счастье которых буквально болели всем миром, – Уильям и Гарри практически никогда не ссорились. В конце концов, даже женитьба старшего брата на Кейт Миддлтон не лишила этот королевский дуэт своего исконного очарования. Герцоги Кембриджские и принц Гарри на протяжении последних лет слаженно работали втроем, пусть параллельно и занимаясь самостоятельными проектами. А освещала их деятельность единая команда – пресс-служба Кенсингтонского дворца, за обновлениями которой в одном только Твиттере на сегодняшний день следят более полутора миллиона человек.

Герцоги Кембриджские и принц Гарри направляются на прогулку по садам, разбитым в память о принцессе Диане, 30 августа 2017 года

Но все меняется. Как стало известно репортеру газеты The Sunday Times от высокопоставленных источников во дворце, герцог Кембриджский и герцог Сассекский намерены разрушить свой многолетний тандем. Ведь у обоих появились совсем иные приоритеты.

Как родилась и умерла «Великолепная четверка»

За последние годы в семье Уильяма и Кейт появилось трое очаровательных малышей. Собственной семьей обзавелся и закоренелый до недавних пор холостяк Гарри: его супруга Меган Маркл весной следующего года родит первенца. Интересно, к слову, что как только невеста принца стала включаться в королевскую работу, в прессе и соцсетях для молодого поколения Виндзоров придумали новое прозвище – «Великолепная четверка», все еще подразумевая, что сыновья принца Уэльского будут продолжать работать если не одним фронтом, то хотя бы под одной крышей. Мисс Маркл, будущая герцогиня Сассекская, успела поучаствовать в мероприятиях Королевского Фонда, а после их с Гарри свадьбы, страница Кенсингтонского дворца в Твиттере тут же превратилась в «официальный аккаунт герцогов Кембриджских и герцогов Сассекских». В этом смысле пресс-служба молодых Виндзоров сработала оперативно и слаженно: 19 мая «троица» Кенсингтонского дворца официально стала «четверкой».

Герцоги Кембриджские, принц Гарри и Меган Маркл на мероприятии в рамках "Королевского Фонда", 28 февраля 2018 года

Однако, как стало известно The Sunday Times, существовать «четверке» суждено недолго: в начале 2019 года Кембриджские и Сассекские официально разделятся и впредь будут работать самостоятельно – впрочем, не разрывая былого сотрудничества по прошлым совместным проектам. Как выразился источник издания, «с тех пор, как умерла их мать, братья поддерживали друг друга и присматривали друг за другом. Но теперь у каждого появилась собственная семья, и они уже не ищут друг от друга той поддержки, которая была нужна им раньше».

«Они стали разными людьми с разными взглядами на жизнь. Так что разделение дворов – вполне очевидный шаг».

Герцоги Кембриджские, принц Гарри и его невеста направляются на службу в Вестминстерское аббатство, март 2018 года

Вероятно, что весь процесс завершится в 2019 году – как раз когда Меган родит ребенка. Именно тогда у герцогов Кембриджских и Сассекских появятся отдельные команды, еще более обособленные друг от друга наборы обязанностей и, конечно же, разные аккаунты в социальных сетях. Единого «Кенсингтонского дворца» впредь уже не будет. Некоторые предполагают, что после рождения малыша Сассекские также покинут Нотингемский коттедж – и либо переедут в более просторные апартаменты на территории Кенсингтона, либо вовсе предпочтут перебраться в отдельную резиденцию за пределами «королевского общежития» (читайте также: «Королевское общежитие: кто-кто в Кенсингтоне живет?»). Одним словом, у Уильяма и Кейт будет свой королевский двор, а у Гарри и Меган – свой. Таким образом, вдобавок ко дворам Ее Величества, Чарльза и Камиллы, герцога Йоркского, Королевской принцессы и прочих добавятся еще два отдельных «департамента».

Две звезды

Королевские братья на премьере Звёздные войны: Последние джедаи, 12 декабря 2017 года

«Когда у вас всего один частный офис, который работает на две разные семьи, дела вести становится труднее, – комментирует инсайдер The Sunday Times. – Так что дуэт Уильяма и Гарри логично вытесняется нуждами их собственных семей». Правоту источника подтвердить несложно. Один из новейших примеров: встреча герцога и герцогини Кембриджских с юными победителями BBC Radio One's Teen Hero Awards, которая прошла в Лондоне 17 октября, тогда как пост-отчет и фото с мероприятия Кенсингтонский дворец опубликовал в своем Twitter только 19 числа. Две небольшие публикации о работе Уильяма и Кейт буквально затерялись в ленте среди десятка фотографий Гарри и Меган из Австралии. И пользователи это заметили. «Столько Сассекских в этом аккаунте. Кажется, его взломали. Пожалуйста, создайте отдельный аккаунт для Кембриджских», – прокомментировал публикацию пользователь @iashlondon. «Два дня спустя… Кто ведет этот аккаунт? Герцогу и герцогине Кембриджским нужна своя страница», – вторит @sollunna.

Своевременные обновления из жизни Гарри и Меган и несвоевременные из жизни Уильяма и Кейт – прямое следствие того, что команда Кенсингтонского дворца не справляется со своей работой, ведь с появлением в королевской семье герцогини Сассекской молодое поколение Виндзоров буквально разделилось, параллельно увеличивая объемы своей представительской работы. В перспективе это означает, что графики Кембриджских и Сассекских будут постоянно накладываться друг на друга, рассеивая внимание публики, жаждущей следить за обеими парами.

Герцоги Кембриджские, принц Гарри и его невеста Меган Маркл перед Рождественской службой в Сандригеме, декабрь 2017 года

Впрочем, анализируя эксклюзив The Sunday Times, другое британское издание, Daily Mail, подчеркивает, что тенденция к будущему расколу в работе Уильяма и Гарри наметилась еще раньше – по мнению газеты, в 2013 году. Именно тогда в отставку подал личный секретарь принцев и герцогини Кембриджской Джейми Лоутер-Пинкертон (один из крестных принца Джорджа, кстати говоря), который работал на Уильяма и Гарри с 2005 года.

Причина? Надо думать, вечный конфликт наследника и «запасного» – однажды герцог Кембриджский станет принцем Уэльским и герцогом Корнуольским, что, конечно же, повлечет за собой дополнительные объемы занятости, а также пересмотр финансирования младших членов королевской семьи. «Есть большая разница между тем стилем работы, который приходится поддерживать Уильяму и Кейт (будущим королю и королеве-консорту), и подходом Гарри и Меган, чьи роли предполагают больше свободы», – считает источник The Sunday Times.

Гарри и Меган в Новой Зеландии, 29 октября 2018 года

К тому же, разница в статусах Кембриджских и Сассекских будет усиливаться еще больше с появлением детей у Гарри и Меган, которые, в отличие от Джорджа, Шарлотты и Луи, вполне смогут довольствоваться минимумом королевских обязанностей и даже избежать статуса full-time royal. Герцог и герцогиня Кембриджские, таким образом, смогут создавать имидж эдаких «монархов в ожидании», тогда как герцог и герцогиня Сассекские смогут посвятить себя своим собственным проектам и делам Содружества. Неслучайно, принц Гарри был назначен амбассадором молодежной программы Commonwealth Youth.

PR-войны внутри династии?

Желание двух братьев организовывать свою работу по отдельности понятно и логично. Если взглянуть на детей королевы Елизаветы, то каждый из них располагает собственной командой людей – у кого-то она больше, у кого-то меньше. Но эффективно ли такое разделение? С точки зрения финансирования, точно нет, ведь чем больше в королевской семье разных дворов, тем больше зарплат приходится выплачивать сотрудникам. Сейчас расходы Кембриджских и Сассекских полностью покрывает принц Чарльз, который, кстати говоря, всегда выступал против расширения королевского аппарата. Согласится ли он содержать два отдельных двора для своих сыновей и их жен? Пока вопрос остается открытым.

Герцоги Сассекские и принц Чарльз на Trooping the Colour 2018

С другой стороны, некоторые фанаты Кембриджских и Сассекских ожидают от «раскола» Кенсингтонского дворца самых лучших последствий, ведь только так две сверхпопулярные пары в династии будут получать равное внимание со стороны публики. Другой неоспоримый плюс: две обреченные на постоянное сравнение герцогини – Кэтрин и Меган – наконец, будут официально позиционироваться как две самостоятельные личности (или, вернее сказать, звезды) королевской семьи, а следить за их выходами и нарядами можно будет с отдельных аккаунтов в соцсетях.

Впрочем, есть у этого процесса и обратная сторона. И имя ей – конкуренция.

Кейт и Меган на Женском финале Уимблдона, 14 июля 2018 года

В теплые отношения между членами британской королевской семьи можно верить, а можно не верить, однако вне зависимости от того, что Виндзоры на самом деле думают друг о друге, их команды, коих уже насчитывается немало, ставят перед собой вполне четкую цель – сформировать наиболее благоприятный имидж только лишь для своих непосредственных руководителей. Для команды Кларенс-хауса – это Чарльз и Камилла. Для команды герцога Йоркского – сам герцог Йоркский и его семья. Для Кенсингтонского дворца (в его переносном смысле, ведь свой секретариат есть и у других жителей знаменитой резиденции) – герцоги Кембриджские и Сассекские. Наконец, не стоит забывать и о собственном дворе монарха, Ее Величества Елизаветы II.

В результате, несмотря на видимую целостность монаршего семейства, получаем целый набор разных PR-служб, которые, увы, далеко не всегда желают сотрудничать друг с другом, а порой и вовсе вступают в откровенные конфликты между собой. Вот как в прошлом году описал этот феномен бывший пресс-секретарь Ее Величества Дики Арбитер: «Часто люди, присоединяющиеся к чьему-либо двору, начинают страдать звездной болезнью, считая себя важнее других, и в результате не справляются со своей работой. Так что конфликт интересов есть всегда, и это не очень хорошо».

Королева Елизавета и принц Уэльский Чарльз на играх в Бреморе, 5 сентября 2015 года

Один из таких конфликтов – конфронтация между офисом Ее Величества и Кларенс-хаусом, о которой в прошлом году также сообщала газета The Times. Кульминацией этой напряженности стала внезапная отставка личного секретаря Королевы сэра Кристофера Гейдта, который в свое время впал в немилость Чарльза и его команды, жаждущей увеличения властных полномочий для принца Уэльского. Против расширения этих полномочий яро выступал сэр Кристофер – за что и поплатился должностью (подробнее об этом: ««Проект 70»: Принц Чарльз планирует узурпировать королевскую власть?»).

Не менее громким был и предполагаемый конфликт (сами участники его, конечно же, отрицали) между Чарльзом и Эндрю, герцогом Йоркским, пожелавшим предоставить своим дочерям статус full-time royal. Наконец, не редки и спекуляции вокруг прохладных отношений, которые, якобы, царят между принцем Уэльским и его сыновьями (подробно: «Кто и чем расстроил принца Чарльза»). Впрочем, не исключено, что здесь стоит поменять главных героев и заменить их исключительно членами их команд, которые, как выше выразился Дики Арбитер, весьма любят соревноваться друг с другом.

Члены королевской семьи на свадьбе принцессы Евгении и Джека Бруксбэнка, 12 октября 2018 года

С разделением команд Кембриджских и Сассекских поводов посоревноваться станет еще больше, ведь рейтинги популярности напрямую зависят от общественного мнения, а оно, в свою очередь, часто – результат манипуляций со стороны pr-специалистов. Судя по тому, как красочно Кенсингтонским дворцом освещаются публичные выходы Гарри и Меган, герцоги Сассекские явно больше любят общественное внимание (не станем забывать об актерском прошлом герцогини), чем герцоги Кембриджские. И, увы, в данном случае это не комплимент последним, ведь в наши дни именно одобрение со стороны публики – залог успешного правления в будущем. Пример принца Чарльза – тому яркое доказательство (читайте также: «Каким королем будет принц Чарльз»).

Герцоги Сассекские на Фиджи, 25 октября 2018 года

Зная о внутреннем климате, царящем внутри дворов членов королевской семьи, не возникает сомнений, что, разделившись, команды Кембриджских и Сассекских будут стараться создавать своим начальникам максимально благоприятный имидж – возможно, и в ущерб другим членам августейшего семейства. Возникнет ли конкуренция между двумя популярными парами? Покажет время. Но если она возникнет, то вполне возможно, что некогда очень чистые и теплые отношения между двумя братьями столкнутся с недюжинными испытаниями.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2018
Street de luxe