Екатерина Гордон: «Человек, который бьет, однажды убивает»

Специально для Marie Claire юрист и правозащитница Екатерина Гордон рассказала об актуальных проблемах, связанных с темой домашнего насилия, своем опыте и о том, какие шаги помогут женщине защитить свои права.

О проблемных зонах семейного права

Семейное право в Российской Федерации работает, откровенно говоря, с перебоями. Его нужно реформировать, модернизировать, учитывая постоянные проблемы, с которыми сталкиваются женщины в судах. Я занимаюсь разводами больше 6 лет, большинство случаев касается раздела имущества, а самый непредсказуемый вопрос — взыскание алиментов с резко нищающих мужчин. Если существуют имущество и накопления, то при хорошей юридической работе можно добиваться результатов. Но, с точки зрения борьбы за алименты, женщина практически беспомощна. Мужчины всячески избегают финансовой ответственности за своих детей, приносят справки 2-НДФЛ с мизерным доходом. Это даже вопрос не юридической безопасности, а этической защиты женщины в целом от дурно воспитанных мужчин. Я часто вижу на практике, как мать приходит и помогает сыну разводиться, думая, как бы «кинуть» жену, которая якобы выходила замуж, чтобы прописаться в квартире. Это влияние обиженных на мужчин мамочек отразилось на целом поколении, которое не может взять финансовую ответственность даже за собственных детей.

Еще одна проблемная зона — статья о побоях. Я как-то выступала против декриминализации побоев, писала открытое письмо президенту, но потребовалось время, чтобы понять: убийств на бытовой почве станет больше, если мужчины перестанут бояться поднятой на женщину руки. Есть статистика, которую собирает ОНК, фонды, добровольцы (официальной статистики фактически нет), которая показывает, что домашнее насилие возросло, и многие пользуются неработающей статьей побоев. К сожалению, мужчина, который поднимает на женщину руку, рискует административным взысканием, а чтобы инициировать уголовную статью, нужно гораздо большее зафиксированное количество побоев. Здесь я, безусловно, выступаю за ужесточение наказаний.

Человек, который бьет, однажды и убивает. И это правда.

О поддержке жертв

Работа должна вестись в двух направлениях. Первое — мы все, юристы, журналисты, редакторы должны отучить женщину от мысли о том, будто любовь обязательно должна быть жертвенной. Насилие — это болезнь. Нужно навсегда забыть пословицу: любит — значит бьет, и изжить жертву, терпящую насилие хотя бы ради детей. Женщине, живущей с садистом, требуется психотерапия. Нужно идти и обсуждать, почему она не может вырваться из этого замкнутого круга созависимости. Должна существовать профилактика, культура отношений мужчин и женщин. Кроме физического насилия есть психологическое. Когда мы все перестанем воспринимать как норму оплеуху, плевок в лицо, оскорбление, тогда изменится мир. Даже сейчас находится достаточное количество досужих женщин, которые говорят: «Ой, ты, наверное, изменила». И ищут какие-то способы обосновать то, что женщина получила в глаз. То же относится и к женщинам, которые избивают детей. Никаких обоснований быть не должно, ударил — значит, сел. Удар нужно обязательно зафиксировать, пройти медицинское освидетельствование. Чем больше времени пройдет между побоями и вашим обращением к врачу, тем меньше шансов у вас на юридическую защиту. Соответственно, в обязательном порядке обращаемся к врачу, пишем заявление в отделении, даже если вас отговаривает полицейский, идем к юристу. И никогда не прощаем подобного отношения к себе.

О собственной практике

Мы, к сожалению, часто сталкиваемся с историей, когда женщина приходит, мы начинаем ее защиту, но она морально не готова к борьбе и через некоторое время говорит: «А я с Василием помирилась, он меня очень любит и обязательно изменится». Таких историй большинство, скажу вам честно. Есть женщины, которые вспоминают побои десятилетней давности, потому что начинается развод, и пытаются этим шантажировать мужчин. В таких историях мы тоже не участвуем. В Москве есть места, где женщина может бесплатно укрыться с детьми, спасаясь от садиста, и это действительно прорыв. Мы рекомендуем психотерапевтов, есть клиника неврозов, в которой лечились многие наши пациенты. Мы делаем все, что от нас зависит, чтобы дать шанс на другую жизнь и помочь поверить в то, что по-другому жить возможно. Иногда мы вынуждены работать как психологи, но без внутреннего решения женщины не будет ничего. Конечно, с юридической точки зрения, много дел связано со средней тяжестью и тяжким вредом здоровью. Здесь закон работает куда лучше, а по статье побоев, к сожалению, работать сложно. Часто присуждают штраф в 15 тысяч рублей, и все. Это крайне несправедливо, но это реальность России.

О процессе развода

Во-первых, девушки до сих пор испытывают иллюзию благодаря недобросовестным адвокатам и юристам, будто узаконить брак можно «задним числом». Что она, прожив 20 лет в гражданском неоформленном браке, докажет, что была полноценной женой, родила детей. Если два взрослых человека прожили, не регистрируя отношения, значит, это их решение. В таком случае любая гражданская жена, в бытовом смысле этого слова, максимально не защищена. И если мужчина всю купленную недвижимость записывает на себя и говорит, что не обидит в случае развода, лучше сразу уходить. Вообще, я за честные отношения, где то, что люди говорят друг другу, зафиксировано на бумаге. Если люди, изначально вступая в брак, боятся проговаривать какие-то экономические моменты, давать друг другу обязательств, значит, в этих отношениях не все ладно. Честность побеждает всегда, а те люди, которые стеснялись задавать вопросы, всегда проигрывают.

О брачном договоре

При принятии решения следует отталкиваться от имущественного режима, в котором женщине будет проще. Если вы жутко хотите жениться, то можно, например, включить режим так называемой раздельной собственности. Вы подписываете брачный договор и договариваетесь, что объекты, которые будут покупаться в браке, записываются на одного из супругов, за которым после и остаются. Это — самый прозрачный режим для женщин, которые зарабатывают гораздо больше денег, чем партнер. Если отношения нормальные, и заработок почти равен, то, наверное, в дополнительных договорах смысла нет. Семейный кодекс защищает супругов в судебном порядке, даже если не получается просто договориться. Нужно всегда и женщинам, и мужчинам обращать внимание на то, что они подписывают. К сожалению, часто женщины, доверяя, подписывают бумажки якобы для ведения бизнеса, а потом выясняется, что объекты недвижимости были проданы или переписаны на других людей. Можно подписывать согласие на конкретный объект при стопроцентной уверенности и понимании ответственности, обязательств, которые могут повлечь за собой и такие вещи, как, например, кредиты. И, наверное, последнее — я не из тех, кто настаивает на брачных контрактах. Но есть определенный класс очень богатых людей, лиц первого круга, на которых не действуют суды, нотариусы, правоохранительные органы. И в этом случае, если вас захотят обмануть, то обманут.

Сделайте все возможное, чтобы узнать, какой человек стоит перед вами. И просто не спешите жениться.

Нотариально заверенные документы хранятся у нотариуса. И тут нужно просто не забывать его адрес, хотя запросить документы можно и у других нотариусов. Просто не позволяйте себе легковесного отношения к документам. Примите на веру тот факт, что юриспруденция достаточно проста. Простота заключается в том, что только написанное на бумаге будет реализовываться. Не надейтесь, что это некая формальность, которая ничего не значит, не поддавайтесь просьбам подписать что-либо, не вдаваясь в подробности. Подпись в документах — это ваша ответственность и ваше обязательство. Все остальное — слова, и к этому нужно привыкнуть.

О реальных бракоразводных процессах

Некоторые бракоразводные процессы, как ни странно, были мне симпатичны. Например, мы сопровождали развод Дакоты и Влада Соколовского. Влад повел себя максимально достойно, и наша задача заключалась в верном оформлении документов, связанных с имуществом. Такой же развод мы сопровождали у Анфисы Чеховой, в котором не было имущественных вопросов, грязи, скандалов, и вопросов о том, сколько раз в неделю отец будет видеть ребенка. Был развод Грачевского, который тоже не оставил негатива, поскольку мы подписали мирное соглашение и договорились о правилах, которые сейчас соблюдаются. Были разводы иного толка с обоюдными попытками шантажа, но я всегда пытаюсь призвать другую сторону мирно договориться, потому что суд оставляет «выжженное поле». И если у вас есть дети, вы всегда продешевите, пытаясь украсть у них 10 тысяч рублей. Я сбрасываю, условно говоря, атомную бомбу только после того, как мы исчерпали все способы мирного урегулирования вопроса. К сожалению, в нашей профессии мало добропорядочных людей. Многие делают все, чтобы втянуть клиента в суды, им плевать на то, что будет после.

Последнее дело, которое у нас было — дело Марины Чайки. Я влюбилась в Марину, маму четверых детей. Она максимально интеллигентный, тонкий, тихий человек. Когда женщина пытается вырваться из брака с властным, сильным человеком с возможностями, возникают разные непонятные ситуации. Например, Марине до того, как мы не подали иск в суд, не давали паспорт гражданина РФ, отправляя ее почему-то в генеральную прокуратуру. В ближайшее время нас ждет апелляция, супруг подал апелляционную жалобу на решение мирового участка о разводе. Я первый раз буду участвовать в процессе, когда человек оспаривает решение своей жены развестись. Мне жаль, что мужчина опять использует какие-то процессуальные действия, а не человеческие для того, чтобы удержать женщину. Приехать с кольцом и признаться в любви, постараться измениться куда более действенно, нежели обжаловать действие юристов в суде.

О правах женщин на работе

Скажу вам честно, уволить можно любого человека, это делают разными способами. И реорганизация компании, и дискредитация работника, и судебные разбирательства. Есть подлые хитрости, о которых знают все юристы. Важно официально устроиться, если вы работаете в крупной организации, которая может обеспечить вам страховку, социальную подушку. Как работодатель я верю в то, что ценных сотрудников редко увольняют. Я воспитываю двоих детей, и был период, когда я была одна. Могу сказать, что независимо от того, знаете ли вы о своих правах или нет, просто станьте лучшими в своих нишах. Сейчас время партнерства и взаимной выгоды, и это куда важнее, чем юридические знания.

Фото: архив пресс-служб